Рассказ ДОБРОВОЛЬЦЫ

Автор: Юрченко Михаил Петрович

E-mail: Mixail1966@yandex.ru

 

ДОБРОВОЛЬЦЫ

(рассказ)

 

Юным защитникам Родины посвящается.

 

10 сентября 1941 года завершилось масштабное, тяжелое, кровопролитное Смоленское сражение. На московском направлении войска Красной Армии два месяца сдерживали группу армий «Центр» Вермахта. Отработанная при оккупации стран Восточной Европы стратегия фашистской Германии – «блицкриг» дала сбой. Немецко-фашистские войска вынуждены были перейти к обороне. В ходе ожесточенных боев с войсками Красной Армии соединения Вермахта понесли серьезные потери. Наступательный порыв группы армий «Центр» существенно ослаб. План молниеносной войны, разработанный в недрах нацистской Германии, был сорван.

По оккупированной фашистами Смоленщине в направлении фронта, стараясь не привлекать к себе внимания, в осеннем пальто с поднятым воротником, глубоко посаженной на голову кепке, вещмешком за спиной, слегка сутулясь и вздрагивая от первых осенних заморозков шел путник. Вечерние сумерки постепенно погружали окружающее его пространство в сырую, холодную темноту. Впереди показались очертания полуразрушенных, пахнущих гарью домов и хозяйственных построек деревни, жившей совсем недавно бурной, жизнерадостной, трудовой, мирной жизнью. Осмотревшись, путник направился к сараю с большим проломом в стене, широко распахнутыми деревянными воротами и чудом сохранившейся кое где соломенной крышей. Подойдя ближе, он предусмотрительно осмотрелся вокруг. Не обнаружив ни чего подозрительного, осторожно заглянул внутрь через пролом в стене. Пахло затхлой, сырой соломой. Стараясь передвигаться, как можно тише, вошел в строение. Остановился. Прислушался. Устало вздохнул и, присев на корточки, стал энергично собирать руками разбросанную по земляному полу солому в угол, над которым козырьком нависал кусок крыши. Собрав достаточное количество соломы для своего ночлега, быстро снял вещмешок и лег на соломенную кровать, положив вещмешок под голову. Расслабился. Живот тут же недовольно буркнул: «Есть давай». Есть было нечего. Живот еще немного поворчал и успокоился. Глаза путника, с интересом, рассматривали нечеткие очертания окружающих предметов. Посередине изуродованного войной сарая стояла телега. На стене висели хомут, вожжи и какие-то вещи. Путник осторожно повернулся на спину. Глаза плавно заскользили по покрытому белой рябью облаков темно-синему небу, на котором блестели яркие точки звезд. Холодный воздух, желая хоть как-то согреться, усиленно старался забраться под пальто. Путник, зевнул, сунул руки в карманы пальто и только хотел закрыть глаза, как в телеге зашуршала солома. Путник насторожился и замер. Бесшумно сел на корточки нащупал левой рукой свой вещмешок и хотел уже было рвануть, что было мочи из этого опасного места, но не рванул, а притаился в своем углу. Из телеги, уже громче, вновь послышалось шуршание.

Набравшись храбрости путник громко и резко крикнул:

– Кто здесь?

– Боец Красной Армии! – ответил ему чей-то громкий голос.

– Правда?! – обрадовался путник и быстро вскочил на ноги, держа в левой руке вещмешок.

– А ты кто? – поинтересовался уже гораздо тише голос.

– Я… – замялся с ответом путник, – просто шел и решил здесь отдохнуть. Окруженец? Ранен? – поинтересовался он у незнакомца.

– Сам ты окруженец контуженный, – насмешливо передразнил лежащий в телеге незнакомец.

– Может помощь какая нужна? – не обращая внимания на насмешки, продолжал интересоваться путник.

– Это тебе помощь нужна. Есть хочешь?

– Хочу.

– Я тоже.

– У меня ничего нет.

– А у меня краюха хлеба есть и картошки немного. Давай съедим? – предложил миролюбивым тоном незнакомец.

– Давай. Слезай с телеги. Или тебе помочь?

– Тоже мне помощник нашелся. Сам справлюсь.

Незнакомец быстро и бесшумно соскочил с телеги.

Путник посмотрел на незнакомца. Перед ним стоял подросток практически его роста в фуфайке, зимней шапке и сапогах.

– Какой же ты боец Красной Армии, – разочарованно протянул путник и, поставив вещмешок на прежнее место, независимо отставил правую ногу в сторону.

– Сам не лучше, – огрызнулся, защищая свое самолюбие незнакомец. – Думаешь, если пальто с кепкой и ботинки армейские так уже и взрослым стал? Такой же как я, а может и младше.

– Это кто младше?! – вспылил путник.

– Не кричи, – осадил его незнакомец. – Ночью знаешь какая слышимость…

– Знаю, – понизив голос ответил путник.

– Бери свои пожитки и залезай в телегу. Там поедим и отдохнем.

Незнакомец направился к телеге. Путник взял свой вещмешок и залез в телегу.

– Ложись, – зашептал незнакомец, – что маячишь, как часовой на посту.

– Сейчас, – прошептал путник, укладываясь поудобнее. –У тебя здесь хорошо. Солома сухая, теплая.

– А ты думаешь почему я сюда забрался. Вообще-то эту телегу я у фашистов захватил, – и незнакомец гордо посмотрел на своего собеседника.

– Как это? – воскликнул путник и уставился на горделивого парнишку.

– А так, – важно начал свой рассказ незнакомец. – Пошел фриц до ветра по большому. А я тихонько залез в телегу и поехал.

– А если бы он тебя догнал или стрелять начал?

– Так он без штанов был, – усмехнулся рассказчик.

– Здорово! – воскликнул путник.

– Не кричи, – громким шепотом осадил невольный пыл собеседника незнакомец.

– Теперь понятно почему сарай разрушен, а телега целая, – шепотом продолжил свою мысль путник.

– Сообразительный.

– Опять начинаешь. А лошадь-то где?

– Пасется.

– Когда я сюда шел, то никакой лошади не видел.

Незнакомец и путник выглянули из телеги и пристально стали всматриваться, но осенняя темнота надежно скрыла луг от их взоров. Сырой, холодный воздух моментально окутал их головы. Подростки быстро спрятали головы ближе к пахнущей домом соломе.

– Ушла значит, – разочарованно протянул незнакомец. И, немного помолчав, добавил в свое оправдание: – Я ее на луг отвел. Пусть, думаю, поест.

– Привязать надо было.

– К чему? На поле ни одного деревца.

– Значит надо было передние ноги веревкой связать, чтобы быстро передвигаться не могла, – со знанием дела наставлял путник.

– Пробовал. Не дается.

– Ничего. Пешком дойду.

– А ты куда идешь?

– А ты куда ехал?

– По делам.

– Вот и я по делам.

– Как же мы теперь без лошади? – задумчиво произнес незнакомец.

– Ладно, чего уж там, – махнул рукой путник и, положив вещмешок под голову, лег на спину.

– Что улегся? – недовольно зашептал незнакомец. – Есть будешь?

– Буду, – обрадованным голосом тут же откликнулся путник, быстро повернувшись на бок.

Незнакомец вытащил из соломы узелок. Осторожно развязал его, взял большой кусок ржаного хлеба, отломил от него кусок поменьше и протянул путнику:

– На. Ешь.

– Спасибо. А ты?

– Я уже ел.

– Как тебя зовут? – поинтересовался путник у незнакомца.

– Константин. А тебя?

– Александр.

– Вот и познакомились, – повеселел Константин.

– Вкусно, Костя, но мало. – вздохнул Александр.

– На здоровье, Саша, – Константин завязал узелок и спрятал его в соломе. – С продуктами сейчас туго, а путь у меня не близкий.

– И на том спасибо. Давай отдыхать по очереди, – предложил Александр.

– Можно и по очереди, – согласился Константин.

– Откуда идешь? – поинтересовался Александр.

– Не откуда, а куда, – поправил его Константин. – Я местный.

– А какой это район?

– Велижский район, – ответил Константин. – А ты куда идешь?

– Ух, ты! Сколько я уже протопал! – восхитился своему упорству Александр. – Я, из-под Орши.

– А здесь как оказался? – насторожился Константин.

– Иду себе и иду. Вот так и оказался здесь, – уклончиво ответил Александр.

– Не местный значит.

– Ясное дело, – согласился Александр.

– Куда идешь? – поинтересовался Константин.

– К своим пробиваюсь.

– Я тоже к своим.

– Правда?

– Думаешь, что только ты бить захватчиков хочешь? – обиженно насупился Константин. – Я здесь все тропинки знаю.

– Я вовсе не думал над тобой смеяться. Знаешь что?

– Что?

– Пошли на фронт вместе, – предложил Александр.

– Пошли, – сразу же согласился Константин. – Я и сам туда шел, – сознался он своему новому знакомому.

– Ты, знаешь где фронт? – спросил Александр.

– Разумеется! Я же местный. Надо идти на север.

– Пошли. Чего мы расселись в этой телеге?

– Ночью? Давай хоть рассвета дождемся, – укладываясь на ночлег, предложил Константин.

– Точно. Немного отдохнем и пойдем, – согласился Александр. – Жаль лошадь ушла, а то бы мы с тобой на этой телеге прямо к передовой подкатили, – добавил он, укладываясь на сухой, пахнущей степными травами соломе.

– С пулеметом. Как на тачанке, – с энтузиазмом подхватил и развил мысль товарища Константин. – Тогда бы нас точно в красноармейцы приняли.

– Размечтался, – засыпая пробурчал Александр. – Хотя, – приподнял он голову над своим вещмешком, – если с таким трофеем прорваться к своим нас бы наверняка в Красную Армию призвали.

– А я все равно на передовой останусь, – твердым голосом сказал Константин.

– Правильно. Не имеют они таких полномочий, чтобы лишить нас права Родину защищать! – достаточно громко сказал Александр.

– Вот именно! – тоже громко согласился со своим товарищем Константин.

Небо заволокло тучами и заморосил мелкий, противный дождь. Остатки крыши, как могли, защищали от его осенней сырости спящих в телеге подростков.

Ранним утром ребята доели остатки хлеба, картошку и пошли. Через несколько дней опасного пути они вышли к линии фронта.

– Слышишь, как грохочет? – лежа на промозглой земле прошептал Константан.

– Бой идет, – приподнявшись на локтях, ответил ему шепотом Александр.

– Ложись! – крикнул ему Константин. – Еще зацепит шальная пуля.

– Не зацепит. Я – везучий. Посмотреть интересно.

– Сколько до передовой? Километра два? – тоже приподнялся на локтях, чтобы лучше видеть происходящее Константин.

– А может и меньше.

Вдали виднелись всполохи взрывающихся снарядов, поднимающие вверх клубы пыли и разбрасывающие в разные стороны смертоносные осколки, и комья земли. Пролетающие над головами ребят пули, словно птички на деревьях, громко посвистывали.

– Что делать будем? – поинтересовался у товарища Константин, предусмотрительно прижимаясь к земле.

– Когда стемнеет, незаметно, перейдем линию фронта, – ответил Александр, с неохотой прижимаясь к земле.

– Какая холодная, – указал взглядом на покрытую сухой травой землю Константин.

– Да-а, – мечтательно протянул Александр, – это тебе не на сене в телеге лежать.

– Замерзнем. Когда еще темнеть начнет.

– Не замерзнем, – весело подмигнул товарищу Александр.

– Как думаешь, прорвемся? – вопросительно глядя в глаза другу поинтересовался Константин.

– Ты, что? Столько с тобой протопали. До передовой рукой подать, а ты испугался?

– Я не боюсь. Обидно будет если не получится.

– Получится. Сейчас наши фашистам «хвост накрутят» они и притихнут, спрячутся по своим норам-траншеям.

– Это точно, – бодрым голосом заговорил Константин. – Не такие с тобой преграды преодолевали. Где у них слабый участок?

– После такой «мясорубки» у них везде слабые места будут. Хотя, Костя, ты прав. Надо будет, на всякий случай, место для перехода поспокойнее найти.

– А я о чем тебе говорю. На рожон зачем лезть? Проскользнем незаметно мимо их постов и к своим.

– Точно. Так и сделаем. Живот замерз.

– У меня тоже. Ничего уже темнеет.

– Вроде, как бой стихает.

– Ясное дело. Сколько друг друга убивать можно.

– Это они убивают, а мы – защищаемся! Кто их сюда звал? Все здесь останутся если не побегут из нашей земли сверкая пятками!

– Согласен. Ты, не думай. Я немецко-фашистских захватчиков не жалею. И буду уничтожать их до последнего!

– Я тоже. Пора вперед, поближе к передовой, ползти. Место для перехода искать пока совсем не стемнело.

– Саша, до передовой на животе поползем? Расстояние какое.

– А ты, Костя, хочешь, чтобы нас с тобой снайпер подстрелил?

– Точно. Об этом я как-то и не подумал.

– Меня бдительности учишь, а сам бестолково погибнуть хочешь.

– Привык по вражеским тылам перебежками пробираться.

– Здесь не тыл, а передовая. Пристрелят и фамилию не спросят.

– До рассвета еще далеко. И ползком успеем.

– Должны успеть. Кстати, а у тебя какая фамилия?

– Я – Костя Пчелка.

– А я – Саша Котов.

– Вот и второй раз познакомились.

– Ты не думай. Я погибать не собираюсь. Это я так, для порядка. Столько дней вместе, а ничего толком друг о друге не знаем.

– Время такое, Саша. Бдительность.

– Поползли?

– Поползли.

– Подожди, Костя.

– Что такое?

– А если мины?

– Ты что, Саша, кто у себя в тылу мины ставить будет? Их на опасном направлении устанавливают.

– Тогда, Костя, прямо ползти придется. Через вражеские окопы и по нейтральной полосе к своим.

– А как по-другому? В обход опасно. Вдруг на минное поле наткнемся.

– Заодно посмотрим, что у фрицев и где расположено.

– Правильно, Саша. И своим сообщим.

– Доложим. По-военному выражаться надо, а то еще примут за несмышленых пацанов и в тыл отправят.

– Никуда я не поеду! Если меня на передовой не оставят, то я свой фронт открою и воевать буду!

– Полностью с тобой согласен, Костя. Я столько времени по вражеским тылам сюда шел не для того, чтобы меня, как маленького, в тыл отправили. Вместе с фашистами сражаться будем!

– Тихо. Шепотом разговаривать надо. Фрицы вокруг.

– Точно, – зашептал Александр, – раскричались. Поползли.

– Поползли, – шепотом ответил Константин.

Через некоторое время они уже были у траншеи гитлеровцев. Прислушались. Тихо. Осторожно заглянули в траншею. Никого нет. Солдаты противника прятались от ночных осенних заморозков в блиндаже. Метрах в десяти от ребят, неподвижно стоял часовой. Подростки ловко перепрыгнули через окоп и притаились. Часовой вздрогнул, осмотрелся по сторонам, прислушался, поправил на плече винтовку и повернулся в сторону теплого блиндажа в предвкушении скорой смены. Ребята осторожно поползли по нейтральной полосе к траншеям, в которых находились красноармейцы.

– Стой! Кто идет? – негромкий, резкий окрик часового.

От неожиданности ребята растерялись и громко зашептали:

– Свои… Пропустите нас…

– Кто такие? Раненые? Разведка? – продолжал задавать вопросы часовой.

– Не раненые. Здоровые. – отозвался Александр.

– Это мы – Костя и Александр, – быстро заговорил Константин.

– Часовой, в чем дело? – раздался строгий голос.

– Товарищ сержант, ползет кто-то.

– Куда?

– К нам.

– Кто такие? – строгим голосом обратился сержант к лежащим на земле метрах в двадцати от бруствера окопа ребятам.

– Я – Саша.

– Я – Коста.

– Ополченцы?

– Будущие красноармейцы, – отозвался Александр.

– К вам идем. Воевать. – добавил Константин.

– Ничего не понимаю, – в голосе сержанта зазвучали нотки удивления.

– Может диверсанты? – и часовой, щелкнув затвором винтовки, предусмотрительно направил ее ствол на неизвестных.

– Сколько вас? – поинтересовался сержант.

– Двое, – ответил Александр.

– Оружие есть?

– Нет.

– Ползите по одному. И без фокусов. Стреляем без предупреждения, – скомандовал сержант.

Первым пополз Александр. За ним Константин. Ребята бесшумно спустились в траншею и оказались лицом к лицу с часовым и сержантом.

– Товарищ сержант, детвора какая-то, – с интересом рассматривая ребят доложил часовой.

– Точно. Не наши. Не раненые, – подтвердил сержант. Внимательно посмотрел на пыльные, потные, но довольные, улыбающиеся лица ребят и невольно сам улыбнулся, но тут же спрятал улыбку за строгим выражением лица. – Кто такие? Как вы оказались на передовой? Почему ползете с немецкой стороны? Диверсанты? Предъявите документы, – казенным голосом быстро один за другим задавал вопросы сержант.

– Какие диверсанты, товарищ сержант? – принялся рассуждать часовой. – Ясное дело. Дети идут с оккупированной территории. Вот только не понятно зачем они через фашистские боевые позиции поползли, когда можно было перейти на нашу сторону в более безопасном месте? Наверно заплутали в темноте.

– Отставить разговоры, часовой! – строго скомандовал сержант. – Приступайте к выполнению своих должностных обязанностей!

– Есть приступить к выполнению своих должностных обязанностей!

– Вы часовой или местная гадалка?

– Часовой, товарищ сержант!

– Вот и несите службу, а не гадайте! Вы находитесь на боевом посту, а не у своего дома, на завалинке, с приятелем сидите!

– Есть нести службу!

– А с ребятами мы сейчас разберемся, – сержант строго посмотрел на часового потом на подростков. Поправил головной убор и скомандовал ребятам: – Следуйте за мной, – согнувшись, быстро пошел по извилистому окопу к блиндажу.

Ребята, тоже согнувшись, не отставая следовали за ним.

Со стороны очень было похоже, что передвигается группа военных, находящихся не первый день на передовой.

У блиндажа их окликнули:

– Стой, кто идет?

– Свои, – отозвался сержант.

– А, это вы, товарищ сержант. Что за бойцы с вами? Что-то я раньше в расположении нашего подразделения их не видел. Пополнение что ли?

– Что-ли, – пробурчал недовольным голосом сержант. – Второй месяц на военной службе, а рассуждаете, как штатский. Здесь фронт, а не завод.

– Виноват, – стал по стойке смирно часовой.

– Командир роты у себя?

– Так точно! И командир батальона здесь.

– Я к нему. А эти товарищи, – кивнул головой в сторону ребят сержант, – со мной. Ясно?

– Так точно!

– Не кричите так громко. Передовая вам не плац. Кричать будете, когда в атаку пойдем. Ясно?

– Есть, – в полголоса ответил часовой.

Сержант приподнял край плащ-палатки, закрывающей вход в блиндаж, и скомандовал подросткам:

– Осторожно заходите по одному. В темноте не ударьтесь там. Быстрее. Холод запустите.

Ребята юркнули в блиндаж. Сержант последовал за ними, аккуратно задернув за собой плащ-палатку.

Внутри было темно и пахло махоркой. Ребята остановились. За их спинами стоял сержант.

– Товарищ старший лейтенант, – негромко обратился сержант.

– Кто здесь? – раздался из темноты голос с хрипотцой.

– Сержант Борисов, – представился старшина роты.

– Докладывайте, – старший лейтенант, чиркнул спичкой и зажег самодельную лампу, сделанную из гильзы. Лица офицеров скрывала темнота, так как свет от лампы едва освещал центр стола, на котором лежала развернутая карта.

– Здравия желаю, товарищ капитан, – обратился сержант к сидящему справа офицеру.

– Здравия желаю, товарищ сержант, – отозвался капитан. И сразу же начал задавать вопросы: – А это кто с тобой? Разведчики? Почему в гражданской форме одежды? Где командир роты разведчиков? Почему не прибыл на доклад лично? Ранен?

– Никак нет. Лейтенант Мойсеенко здоров. Это, товарищ командир батальона, не разведчики, – твердым голосом, уверенно и четко докладывал старшина роты.

– А кто? – капитан взял в руки тусклую, коптящую черным дымом лампу и осветил лица подростков. – Что за детский сад?

– Сержант Борисов, четко и ясно доложите, что такое происходит? – старший лейтенант встал со своего места и подошел к стоявшим у входа в блиндаж подросткам. – Мы разведчиком ждем с информацией, а ты нам кого привел? Как в расположении нашего подразделения оказались эти ребята? Почему не отправил в тыл? А если бой начнется? Куда мы их денем?

– Товарищ командир роты, – начал обстоятельно объяснять суть дела сержант, изредка поглядывая на подростков, – я их не приводил. Они сами к нам приползли с той стороны.

– Не понял. Какой стороны? – переспросил с легким раздражением в голосе командир батальона. – А ну, дыхни?

– Вы что, товарищ капитан, – голос сержанта как-то сразу сник и обесцветился. – Я же вам докладываю, что эти ребята приползли в наш окоп со стороны фрицев.

– А разведчики где? Вы их встретили? Они час назад должны были вернуться, – командир роты вопросительно посмотрел на старшину роты.

– Никак нет, – быстро проговаривая слова стал докладывать сержант, – наши разведчики еще не вернулись. Вместо них эти хлопцы приползли с той стороны.

– Странное дело, – встал с деревянной скамейки командир батальона и подошел к сержанту Борисову. – Куда подевалась группа наших разведчиков во главе с лейтенантом Мойсеенко?

– Ждем, – вытянувшись по стойке смирно коротко доложил старшина роты. Затем принял положение вольно и деловито поинтересовался: – Что с ребятами-то делать?

– Помыть, накормить, уложить спать, а завтра, пока не начался бой, в тыл отправить. Ясно? – скомандовал командир роты.

– Так точно, товарищ старший лейтенант! – браво отрапортовал старшина роты.

– О прибытии разведки докладывать немедленно, – скомандовал командир батальона и хотел уже было идти на свое место, как к нему, смело выступив вперед, обратился Александр.

– Товарищ капитан, разрешите обратиться.

– Вы, что служили? – насторожился командир батальона и внимательно посмотрел на Александра. – Где? Когда? Почему оставили свою часть? Почему в гражданской форме одежды?

– Нигде мы еще не служили, – вступил в разговор Константин, – но будем служить!

– И бить фашистов! – глядя на офицеров из-под лубья добавил Александр.

– Ух ты! Какие смелые, – не ожидая такого ответа сделал шаг назад командир батальона и уважительно посмотрел на ребят.

– Какой напористый «контрудар в лоб»! – тоже восхитился ответом подростков командир роты. – Такие бойцы нам нужны. Жаль только, что возрастом не вышли. Придется вам немного подождать.

– Сколько? – с обидой в голосе и резко задал вопрос Константин.

– Пока не подрастете, – с усталым выражением на лице ответил командир роты.

– Товарищ старший лейтенант, мы – взрослые! – громко сказал Александр жестким голосом.

– Мы к вам пробирались по тылам врага не для того, чтобы в нашем тылу оказаться, а для того, чтобы вместе с вами, на передовой, бить фашистов! – крепко сжав кулаки, официально заявил Константин.

– И еще, товарищ капитан, – быстро сказал Александр, – пока мы темноты дожидались. То все огневые точки фрицев увидели и запомнили. Можем вам доложить.

– Запомнили? И можете на карте показать? – с удивлением и одновременно с надеждой посмотрел на подростков командир батальона.

– На карте показать можете? – понизив голос спросил командир роты.

– Разумеется можем, – гордо выставив грудь вперед ответил Константин. – А вы нас воевать возьмете?

– Здесь передовая, а не базар! Торги устроили! Так вот, как вы Родину защищать собираетесь? – резким голосом громко сказал командир роты.

– Извините, – виновато потупив глаза в пол, тихим голосом сказал Константин.

– Товарищи командиры, мы очень хотим, чтобы вы разрешили нам в своем подразделении воевать, – уважительно глядя на офицеров, с надеждой в голосе, обратился Александр.

– Здесь настоящие бои идут, а не игрушечные казаки-разбойники! – назидательным тоном пояснил командир батальона.

– Так вам показывать расположение огневых точек противника или вы нас воспитывать будете? – возмутился Александр.

– Мы к вам больше двух недель по фашистским тылам шли, а вы нас за маленьких принимаете, – добавил Константин.

– Предположим, – пошел на компромисс командир батальона. – Садитесь за стол. Показывайте на карте, где гитлеровские огневые точки расположены. Предупреждаю, вашу информацию мы тщательнейшим образом проверим.

– Проверяйте, – уверенной походкой Александр подошел к лежащей на столе карте и при тусклом освещении самодельной лампы, стоящей в центре стола, стал показывать на карте, где и что у фашистов расположено.

– Где блиндаж с гитлеровцами находится тоже покажи, – напомнил Константин своему товарищу. – Если разведчики пойдут брать «языка», то пусть учтут, что ночью фрицы в окопах не сидят, а по блиндажам прячутся. У блиндажа стоит часовой.

– Откуда такая точность? – недоверчиво посматривая то на склонившегося над картой Александра, то на стоящего рядом со столом Константина поинтересовался командир роты.

– Так мы сами все это видели, когда через вражеский окоп перепрыгивали – с готовность ответил Константин.

– Один часовой и тот полусонный, – добавил Александр.

– Готово? – поинтересовался у Александра командир батальона.

– Так точно! – радостно рапортовал Александр.

– Если необходимо, то мы можем и на местности показать, что у них и где расположено, – предложил Константин.

– Значит, – задал уточняющий вопрос командир батальона, – личный состав противника в блиндажах ночью находится?

– Разумеется, – вовсе не по-военному ответил Александр, но тут же сам себя поправил. – Виноват, так точно.

– Кроме часовых в окопах никого нет. Пустые окопы, – и в доказательство своих слов Константин добавил. – Если бы в окопах были фашисты, то как бы мы эти окопы перескочили незамеченными?

– Разберемся, – склонившись над картой задумчиво пробормотал командир батальона. Затем оторвал свой взгляд от карты и скомандовал: – Товарищ сержант, помогите ребятам привести себя в порядок, накормите и определите место для сна. Завтра отправите их в тыл.

– Есть, товарищ Капитан! – бодрым голосом ответил старшина роты. Весело подмигнул подросткам и, как-то вовсе не по уставу, обратился к ним: – Пройдемте, товарищи. Не волнуйтесь, завтра будете дома.

– Нет у меня больше дома! – резко ответил ему Александр.

– Наши дома фашисты разрушили! – со злостью в голосе сказал Константин.

– Извините, ребята, – втянув голову в плечи, тихо проговорил сержант. Посмотрел на офицеров и сказал: – Одни остались. Может родственники в тылу имеются?

– Идите, ребята, приводите себя в порядок, а мы подумаем, как вам помочь, – мягким голосом сказал командир роты.

– Отставить! – командным голосом отменил решение командира роты командир батальона. – Вы, товарищи, откуда родом будете?

– Я, Котов Александр Иосифович. Пятнадцать лет. Комсомолец. Родом из-под Орши. Наш колхоз сожгли фашисты.

– Пчелка Константин Иванович. Шестнадцать лет. Комсомолец. Я родом из колхоза «Победитель» Велижского района, Смоленской области. немецкие оккупанты колхоз уничтожили. Все сожгли.

– Ясно, – едва заметно кивнул головой командир батальона. – Где познакомились?

– В уничтоженной немецко-фашистскими захватчиками деревне Комарицы, когда на ночлег в разбитом колхозном сарае расположились. Я в телеге ночевал, а Саша поздним вечером в сарай пришел. Там и познакомились, – доложил коротко, по существу, Константин.

– В какой телеге? Ведь все оккупанты сожгли, – поинтересовался командир роты.

– Костя ее у фрицев захватил вместе с лошадью, – ответил Александр.

– Дело ясное, товарищ капитан, – обратился к командиру батальона старшина роты. – Сразу видно боевые ребята. Смелые, находчивые. Нам бы таких в разведку.

– Сержант Борисов, я же вам приказал разведчиков встречать, а вы еще здесь. Почему? – всматриваясь в темноту блиндажа поинтересовался командир батальона.

– Так точно, товарищ капитан. Выполняю вашу команду «отставить», – невозмутимым голосом доложил старшина роты.

– Что там за шум? – насторожился командир роты.

У входа в блиндаж тихо разговаривали. Кто-то, шурша плащ-палаткой, быстро вошел в блиндаж, чуть не столкнувшись в темноте со старейшиной роты, предусмотрительно сделавшим шаг в сторону.

– Товарищ капитан, разрешите обратиться. Лейтенант Мойсеенко, – лихо приложив руку к головному убору в воинском приветствии обратился вошедший к командиру батальона.

– Обращайтесь, товарищ лейтенант, – быстро перевел взгляд с подростков на вошедшего офицера командир батальона.

– Докладываю, получили информацию от захваченного нами «языка» о дислокации вражеских войск.

– Отлично! – заулыбался командир роты. – Теперь мы «не вслепую» атаковать будем. Знаем, где расположены огневые точки противника.

Офицеры склонились над картой и в полголоса стали разговаривать.

Подростки подошли к старшине роты, который быстро им зашептал:

– Это командир роты разведчиков. Боевой, хваткий парень. И подчиненные у него отважные, результативные.

Ребята с восхищением смотрели на молодого, активного лейтенанта.

– Вот бы нам к нему попасть, – прошептал Александр.

– В разведку отбор строгий, не каждого желающего берут, – шепотом сообщил ребятам старшина роты.

– Мы тоже не из робкого десятка будем, – твердым голосом ответил ему Константин.

– Значит так, – обратился командир батальона к ребятам, – хватит со старшиной шептаться. Идите сюда поближе. Данные о дислокации фашистских войск, которые вы нам сообщили, подтверждаются нашей разведкой. Молодцы. Благодарю.

– И когда только вы успели все увидеть? – внимательно рассматривая ребят поинтересовался командир роты разведчиков.

– Мы днем к вражеской передовой подползли и все изучили, – сказал Александр.

– Как только стемнело, сразу поползли к своим, – добавил Константин.

– Отчаянные ребята, – вступил в разговор старшина роты. – В разведку просятся.

– Сержант Борисов, этих смельчаков накормить, привести в порядок и спать уложить, – командир батальона посмотрел на ручные часы, потер ладонью небритый подбородок и закончил свою мысль, облаченную в форму приказа. – В восемь часов утра вместе с ребятами ждем вас в блиндаже.

– Разрешите выполнять? – встал по стойке смирно старшина роты.

– Выполняйте.

– Пойдемте, ребята со мной. Сейчас вас в порядок приводить будем.

Подростки с сержантом Борисовым вышли из темного, теплого блиндажа и вновь оказались в пахнущем сыростью окопе.

Луна ярко светила. Воздух стал совершенно холодным.

– Заморозки, – пробурчал старшина роты.

– Мы к заморозкам уже привыкли, – ответил ему Константин.

Сержант с недоверием посмотрел на ребят.

– Где придется ночевали. – пояснил Александр.

– Тогда, конечно, – согласился старшина роты. – Пришли. Смелее заходите в блиндаж. Располагайтесь. Сейчас я вам еду принесу.

Утром, в назначенное командиром батальона время, Александр, Константин и сержант Борисов стояли в офицерском блиндаже.

– Здравствуйте, ребята.

– Здравия желаем, товарищ капитан! – ответили подростки.

– Как отдыхали? Стрельба не мешала? – поинтересовался командир роты.

– Никак нет, товарищ старший лейтенант. Мы к стрельбе и разрывам снарядов привычные, – бодро ответил ему Константин.

– Значит ехать в тыл не собираетесь? Или поедете? – загадочно улыбаясь поинтересовался у ребят командир роты разведчиков.

– Никак нет. Здесь хотим остаться. На фронте. Бить с вами немецко-фашистских оккупантов. Освобождать нашу землю от захватчиков, – серьезно глядя на офицеров ответил Александр.

– В своих убеждениях ребята твердые, как кремень. Я не раз спрашивал. Упорно стоят на своем. Хотят бить врага, – доложил выводы из своих наблюдений за подростками и бесед с ними старшина роты командиру батальона.

– Приняли решение остаться на фронте? – спросил командир батальона.

– Так точно! – дружно ответили Александр и Константин.

– Не боитесь? – всматриваясь испытывающим взглядом в глаза подростков задал вопрос командир роты.

– Никак нет! – громко ответили ему ребята.

– Зачем так кричите? Вы что в фашистском тылу тоже так громко разговариваете? – пряча улыбку в уголках рта, поинтересовался командир роты разведчиков.

– В немецком тылу мы шепотом переговариваемся, – ответил не по-военному Александр.

– Или знаками если фашисты близко находятся, – добавил Константин.

– Это правильно. За линией фронта надо проявлять бдительность, осторожность и смекалку. Разумную инициативу и своевременную находчивость, – кратко проинструктировал ребят лейтенант Мойсеенко.

– Значит так, –заговорил командир батальона, – я доложил о вас и вашем желании сражаться с врагами нашей Родины командованию полка. Принято решение зачислить вас добровольцами в наш полк.

– Ура-а! – радостно закричали ребята.

– Тише, – улыбнулся командир роты, – а то фрицы подумают, что наш полк пошел в атаку и со страха убегут со своих позиций. С кем же вы тогда воевать будете?

– Мы быстро бегаем. Догоним и уничтожим, – улыбаясь и сверкая глазами от счастья заверил старшего лейтенанта Константин.

– Я вижу вы выносливые, спортивные ребята, – тоже улыбаясь сказал командир роты разведчиков.

– Не сомневайтесь. Мы – сильные, – заверил лейтенанта Александр.

– Товарищи добровольцы Котов и Пчелка, – громким, командным голосом заговорил командир батальона, – вы направлены для прохождения военной службы в роту разведчиков лейтенанта Мойсеенко.

– Александр Котов назначаю вас моим ординарцем, – скомандовал лейтенант Мойсеенко.

– Есть! – лихо ответил доброволец Котов.

– А как же я? – забеспокоился Константин.

– Вы, Константин Пчелка, будете помогать по службе своему сослуживцу и другу Котову Александру, – успокоил его командир роты разведчиков.

– Есть! – радостно отрапортовал доброволец Пчелка.

– У кого есть вопросы, пожелания? Вопросов нет. Всем приступить к выполнению своих должностных обязанностей, – скомандовал командир батальона.

Александр Котов и Константин Пчелка были зачислены добровольцами в Ленинградскую дивизию. Полк рабочих-ополченцев Ленинградского кораблестроительного завода, в котором они проходили военную службу в роте разведчиков, вел тяжелые бои с немецко-фашистскими оккупантами под Тихвином. В ходе боевых действий юные разведчики в составе разведывательных групп и самостоятельно успешно выполняли важные боевые задачи в тылу врага.

Накануне штурма войсками Красной Армии Тихвина разведчики лейтенанта Мойсеенко получили боевой приказ проникнуть в Тихвинский монастырь, превращенный войсками Вермахта в хорошо укрепленный пункт обороны, и устроить там панику. Разведчики незаметно проникли в монастырь и своими смелыми, умелыми действиями полностью парализовали этот опорный пункт фашистов. Не понимая, что происходит, часть захватчиков разбежалась, а остальные сдались в плен. В подразделениях немецко-фашистских войск, засевших в городе, началась неразбериха.

Когда бой в монастыре прекратился, командир роты приказал разведчикам занять круговую оборону и удерживать монастырь до подхода основных сил Красной Армии, атакующих Тихвин.

– Товарищ командир, – обратился к лейтенанту Мойсеенко один из разведчиков, – разрешите доложить.

– Докладывайте.

– Фашистский трофей, – и боец с довольным видом указал рукой на оседланного породистого жеребца.

– Отлично, рядовой Захаров. Этот конь очень кстати.

Отыскав глазами своего ординарца, лейтенант Мойсеенко крикнул:

– Рядовой Котов, ко мне!

Александр быстро подбежал к командиру роты разведчиков:

– Рядовой Котов по вашему приказанию прибыл!

– Приказываю вам, рядовой Котов, на этом вот «трофее», – и лейтенант Мойсеенко кивнул головой на коня, – убыть в расположение штаба и доложить командиру полка, что его приказание выполнено. Монастырь взят и удерживается нами до подхода основных сил.

– Есть, товарищ лейтенант!

– Постой, Александр, – командир роты подошел к своему ординарцу, взял его за плечи и вопросительно посмотрел в глаза, – а ты верхом, когда-нибудь ездил на лошади?

– Так точно, Николай Андреевич! Я же деревенский – бодро, но с оттенком легкой обиды в голосе доложил Котов.

– Извини. «Трофей» больно шустрый. Вот я и уточнил. Справишься?

– Справлюсь, товарищ командир!

– Тогда скачи быстрее ветра.

– Товарищ, командир, – обратился к лейтенанту Мойсеенко Константин Пчелка, – разрешите и мне убыть вместе с рядовым Котовым. Я тоже верхом умею.

– Отставить, рядовой Пчелка! Конь один. Вы нам здесь, как связной, очень нужны.

– Есть, отставить! – Константин подошел к Александру, и друзья крепко пожали друг другу руки.

Рядовой Котов вскочил на коня и рысью направился к открытым монастырским воротам. Выехав из монастыря, он привстал на стременах и, склонившись к развивающейся на ветру челке молодого жеребца, галопом поскакал в штаб полка по улицам полуразрушенного, горящего, гремящего разрывами снарядов, стрекочущего пулеметными очередями города.

На одной из улиц ему навстречу выскочил с автоматом наперевес озирающийся по сторонам фашист. Увидев скачущего верхом красноармейца, он закричал и замахал руками требуя остановиться.

Александр не растерялся. Он быстро пригнулся, слившись в одно целое с вытянутой шеей жеребца и, не останавливаясь, на всем скаку, потянул уздечку влево. Конь послушно рванул влево. Раздалась автоматная очередь. Пули просвистели над самой головой Котова. Александр выхватил ракетницу и выстрелил в направлении гитлеровца. Яркая вспышка ослепила, парализовала и испугала не готового к такому неожиданному отпору германского вояку. Когда он пришел в себя, красноармеец, на лихом коне, был уже далеко.

Тихвинско-Киришская фронтовая наступательная операция успешно развивалась.

Полк, в котором воевали Александр Котов и Константин Пчелка, вел боевые действия под Киришами.

В один из декабрьских дней 1941 года начальник штаба полка майор Кузнецов вызвал к себе Александра и Константина.

– Товарищи бойцы, – обратился он к ним, – нам необходима ваша помощь. Ребята, переодевайтесь в гражданскую одежду и осторожно, не привлекая к себе внимания противника, проберитесь в деревню Леготково, расположенную в нескольких километрах от наших позиций. Разведайте сколько там фрицев. Какое вооружение, техника и где расположены артиллерийские и минометные позиции. Узнаете и сразу же возвращайтесь. Командование полка уверено, что присущие вам бдительность, сообразительность и осторожность помогут успешно выполнить стоящую перед вами боевую задачу.

– Разрешите выполнять? – дружно рапортовали юные разведчики.

– Выполняйте.

– Есть! – красноармейцы Котов и Пчелка синхронно развернулись и вышли из блиндажа начальника штаба полка.

– Молодцы! Лихие парни, – не удержался от восхищения бравым, подтянутыми видом и отлаженными действиями ребят майор Кузнецов. – Настоящие разведчики!

Костя и Александр прибыли в расположение роты разведчиков и доложили командиру роты об ответственном задании.

Лейтенант Мойсеенко распорядился хорошенько накормить ребят. Перед выходом на боевое задание он еще раз проинструктировал юных разведчиков.

– Товарищ лейтенант, – обратился Константин к командиру разведчиков, – разрешите получить у старшины оружие.

– Не разрешаю, – сухо ответил лейтенант Мойсеенко. И пояснил свое решение: – Ваша задача разведать и доложить, а не вступать в боевые действия с противником.

– Все разведчики за линию фронта с оружием ходят, – решил обосновать обращение своего товарища Александр.

– У каждой диверсионно-разведывательной группы своя задача. Ясно, товарищи разведчики?

– Так точно, – дружно ответили Котов и Пчелка.

Командир роты подумал и сказал:

– Вот что, ребята, идите к старшине роты и получите у него веревку и пистолет-ракетницу. Скажите я приказал.

– Николай Андреевич, – обратился к командиру роты Александр, – мы и так выполним боевое задание.

– Оружие вам ни к чему. Оно сразу наведет врага на мысль, что вы разведчики. Веревка вам пригодится для преодоления всяких препятствий. Ракетница для подачи сигнала. В вашем квадрате будет работать группа наших разведчиков. Если что-то пойдет не так, то сразу же сигнальте ракетницей. Разведчики увидят вашу ракету и придут вам на помощь. Ясно?

– Так точно, товарищ лейтенант! – ответил Котов.

– Разрешите выполнять? – обратился к командиру Константин.

– Выполняйте. Мы вас ждем с разведданными живыми и невредимыми. Удачи вам, ребята, – мягким, добрым голосом обратился лейтенант Мойсеенко к юным разведчикам.

Ребята быстро собрались и в составе разведывательной группы убыли за линию фронта для выполнения боевого задания. У деревни Леготково группа разделилась. Александр с Константином пошли в деревню, а остальные разведчики приступили к выполнению поставленной им боевой задачи.

Вечерело. Из труб уцелевших домов валил, устремляясь куда-то ввысь и там растворяясь в холодной синеве, белыми клубами дым. Оккупанты, уверенные в своей безопасности, не выставили на ночь усиление. По деревне, ежась от холода, ходил пеший патруль в количестве трех солдат вермахта, от которого ребята ловко прятались. Пройдя незамеченными всю деревню и хорошенько запомнив, что где находиться и в каком количестве юные разведчики вышли из деревни. Задание было успешно выполнено. Пора возвращаться в расположение своего полка.

Ребята направились к лесу. На его окраине они осмотрелись и не заметив ничего подозрительного пошли к своим. Яркая луна освещала им путь. Пройдя несколько десятков шагов, они услышали хруст снега. Юные разведчики замерли и прислушались. Метрах в тридцати от них шел на лыжах худощавый, высокий фриц и негромко насвистывал веселую мелодию. На его губах играла беззаботная, довольная улыбка. Александр с Константином осмотрелись и увидели невдалеке артиллерийскую батарею немцев. Белые от инея стволы пушек отсвечивали матовым светом. Фашист, уверенный в своей безопасности, так увлекся катанием на лыжах, что совершенно ничего не замечал. В отличном настроении он приближался к юным разведчикам.

– Саша, – зашептал в самое ухо товарищу Константин, – фриц к нам направляется.

– Точно, – ответил шепотом Александр. – Смотри, Костя, у той ели лыжня заканчивается там у него разворот.

У юных разведчиков молниеносно созрел план. Они бесшумно переместились к ели и затаились. Когда ничего не подозревающий гитлеровец остановился у ели и стал неспеша разворачивать свои лыжи ребята быстро выскочили из своего укрытия. Немец от неожиданности открыл рот, выронил лыжные палки, качнулся, запутавшись в лыжах, потерял равновесие и упал.

Костя быстро подскочил к немцу и приставил к его лбу дуло ракетницы: «Хендэ хох!» – негромко, но резко крикнул он.

– Хендэ хох! –  негромким, жестким голосом крикнул Александр.

Фриц совершенно растерялся и не оказал никакого сопротивления. Уставившись широко раскрытыми глазами на ствол ракетницы, он послушно поднял руки вверх.

Пока Константин держал под прицелом оцепеневшего от ужаса фашиста, Александр разоружил немца и крепко связал его руки веревкой, предусмотрительно сунув в открытый рот шарф, свисающий с его шеи. Юные разведчики осмотрелись, прислушались. На вражеской батарее было тихо. Часовой ничего не заметил. Пленный фриц неподвижно сидел на снегу.

Юные разведчики поставили любителя кататься на лыжах немца на ноги и под прицелом автомата и пистолета, изъятых у него, доставили «языка» в расположение своего полка.

В ходе допроса пленный фельдъегерь – обер-лейтенант, только что прибывший из Берлина, сообщил ценную информацию о дислокации войск вермахта в районе предстоящего наступления полка.

По итогам успешно проведенной Тихвинско-Киришской фронтовой наступательной операции состоялось награждение воинов Красной Армии, отличившихся при освобождении Тихвина от немецко-фашистских войск. Среди отмеченных высокими боевыми наградами были и отважные герои-разведчики Константин Пчелка и Александр Котов. 17 декабря 1941 года командующий Волховским фронтом генерал армии К. А. Мерецков лично вручил им ордена Красного Знамени.

Эти знаменательные события широко освещались во фронтовой печати.

О подвиге юных разведчиков 25-го стрелкового полка знал весь фронт.

Героям-орденоносцам предложили продолжить свое обучение в Москве. Константин Пчелка и Александр Котов не хотели уезжать, но все-таки их отправили в тыл. Ребята упорно продолжали настаивать на возвращении в действующую армию. И добились своего. Смелых друзей направили на фронт. Они были зачислены в 256-ой гвардейский Терский казачий полк. Став кавалеристами, Саша и Костя продолжили отважно сражаться с немецко-фашистскими оккупантами.

Однажды, в ходе проведения разведывательной операции во вражеском тылу, юные разведчики Котов и Пчелка, на рассвете, незаметно подкрались, как можно ближе, к передовым позициям противника и стали наблюдать. Весенний, теплый ветер доносил слабый запах кофе. Слышалось потрескивание дров и вверх, едва заметной струйкой, поднимался жиденький дымок.

– Смотри, блиндаж, – прошептал Константин своему боевому товарищу.

– Точно, – тоже шепотом ответил Александр, – кофе варят.

– Завтракать собрались.

– Надо ближе подползти, – предложил Котов, – рассмотреть все хорошенько.

– Светает, как бы не заметили, – засомневался в небезопасности таких рискованных действий Пчелка.

– Облачность. Луны нет. Если мы толком ничего не видим, то и фрицы также ничего не видят. Тем более они завтраком заняты, – обосновал свое предложение Саша.

– Хорошо. Только осторожно, – согласился Костя.

Юные разведчики бесшумно подкрались к замаскированному блиндажу.

У входа в блиндаж по-хозяйски суетился у самодельной маленькой печки солдат вермахта.

– Может «языка» возьмем? – предложил Александр. – Поблизости никого нет.

– Подожди. Осмотреться хорошенько надо. В блиндаже наверняка кто-то есть. Не для себя же одного он завтрак готовит.

Фриц взял небольшую кастрюльку, налил в нее воду и поставил на печь. Затем из какой-то коробочки насыпал что-то в кастрюльку. Ложкой принялся энергично размешивать содержимое кастрюльки, напевая себе под нос.

– Кашу варит, – еле слышно прошептал Котов. – Есть хочется.

– Мне тоже, – прошептал в ответ Костя. – Может подождем пока сварит, а потом и брать будем?

– Точно. Доставим к своим немца с кашей.

– Кашу мы еще в качестве «языка» не захватывали. То-то смеху будет.

Из блиндажа вышел, потягиваясь и попыхивая сигаретой офицер. Кашевар сразу же вытянулся перед ним по стойке смирно. Офицер заглянул в кастрюлю, понюхал воздух, похлопал по плечу солдата и с важным видом удалился в блиндаж.

Солдат, довольный похвалой, продолжил готовить завтрак. Усердно помешал кашу, посолил, попробовал. Подбросил остатки дровишек в печку и, прихватив топор, пошел неспеша к стоящим поодаль деревьям.

– Видал какой гусь в блиндаже живет, – прошептал Александр.

– А, ты, хотел солдата-ординарца в плен захватить. Офицера брать надо, – ответил ему Константин.

– Точно. Пока ординарец занят заготовкой дров.

– Пошли.

Юные разведчики бесшумно приблизились к блиндажу. Из блиндажа звучала мелодия, какого-то бодрого марша. Ребята ворвались в блиндаж. Офицер стоял у патефона. Разведчики набросились на него и быстро скрутили. Когда они поставили офицера на ноги, то увидели, что гитлеровец награжден двумя железными крестами.

– Смотри, Костя, какой важный фриц, – разоружая и осматривая захваченного в плен офицера заметил Александр. – Явно из штабных будет.

– Наверняка, – ответил Константин. Быстро свернул лежащую на столе карту и сунул ее за ремень. – Скорее на выход.

Котов и Пчелка вывели офицера из блиндажа. Осмотрелись. Ординарец, повесив винтовку на сук дерева, рубил ветки. Из блиндажа продолжала задорно звучать музыка. Первые лучи солнца щекотали макушки деревьев и те отвечали им веселым шелестом молодых, пока еще маленьких, листочков. Весна 1943 года уверенно вступала в свои права.

Юные разведчики доставили ценного «языка» в расположение своей части.

За успешное выполнение поставленной задачи Александр и Константин были представлены к наградам.

В упорных, кровопролитных боях воины Красной Армии шаг за шагом, деревню за деревней, город за городом освобождали родную землю от немецко-фашистских оккупантов. Наравне со взрослыми смело сражались с врагами и юные защитники Родины.

Рассказ УДИВИТЕЛЬНЫЙ САМСОН

Автор: Юрченко Михаил Петрович

E-mail: Mixail1966@yandex.ru

 

УДИВИТЕЛЬНЫЙ САМСОН

(рассказ)

В Литве на хуторе Виленской губернии в крестьянской семье у Екатерины Емельяновны и Ивана Петровича Засс 23 февраля 1888 года родился мальчик. Новорожденного назвали Александром.

В младенчестве и раннем детстве Саша ничем не отличался от своих сверстников. Удивительные, судьбоносные изменения в его жизни происходят, когда Иван Петрович получает должность приказчика в богатом княжеском имении, расположенном между Саранском и Пензой. Семья переезжает в Пензенскую губернию в деревню, расположенную вблизи Саранска. Волевой отец успешно управляет имением. Мать уверенная, целеустремленная женщина ведет домашнее хозяйство и занимается банковскими счетами имения. Дети, в меру своих сил, помогают родителям. В Саранске маленький Саша вместе с родителями, двумя братьями и двумя сестрами впервые посещает цирк. Яркое, красочное, совершенно волшебное представление в одно мгновение наполнило четким и ясным смыслом его дальнейшую жизнь. Он увидел реальную цель, к которой будет упорно, настойчиво, сквозь тяготы и невзгоды шаг за шагом приближаться с детских лет.

Иван Петрович, будучи человеком деловым и хорошо знающим людей, возлагал на Александра большие надежды. Когда сыну исполнилось двенадцать лет он подошел к нему и серьезно, по-взрослому, сказал:

– Мне нужен помощник. Одному за всем не уследить. Вот конь, – отец кивком головы указал на молодого жеребца. – Верхом будешь объезжать удаленные хозяйские поля и контролировать, как идут дела. Сейчас отвезешь деньги в городской банк. Их зачислят на банковский счет для дальнейшей отправки владельцам имения. Вот сумка с деньгами. Сумма не малая. Доверяю, – Иван Петрович вытащил из походной сумки аккуратно завернутый сверток, показал его сыну и положил обратно в сумку. – Что стоишь? Седлай и в путь. Время идет.

Саша подошел к лежащему на земле седлу. С трудом поднял его и хотел положит коню на спину, но не удержал седло и чуть было не уронил его. Отец вовремя подхватил падающее седло и водрузил его на спину жеребцу. Конь снисходительно посмотрел на маленького наездника, старающегося изо всех сил закрепить на нем седло, потом перевел недоумевающий, с оттенком недовольства, взгляд на Ивана Петровича.

Уловив взгляд жеребца, отец, словно в оправдание своего решения, тихо сказал:

– Ничего, ничего. Пусть привыкает.

Конь громко фыркнул и посмотрел на стоящую поодаль лошадь, запряженную в коляску, на которой приказчик ездил по своим делам. Лошадь замотала головой и закрепленный на хомуте колокольчик весело зазвенел. Конь перевел взгляд на огромного черного пса, сидящего недалеко от своей большой, просторной будки. Пес грозно гавкнул на возившегося с седлом подростка и, переведя взгляд на коня, сочувственно заскулил.

Саше показалось, что все присутствующие при его конфузе смеются над его физической слабостью. Но, что он мог возразить? Животные были правы.

Отец передал сумку с деньгами сыну. Саша еле дотянулся ногой до стремени и с трудом уселся в седло. Взял в руки поводья.

Конь тут же пошел боком и демонстративно постарался укусить мальчика за ногу, но Саша быстро отодвинул колено.

– Тише! Не бузи! – сурово крикнул на коня Иван Петрович. Обратился к сыну: – Передашь деньги и мигом обратно. Работы много, – окинул хозяйским взглядом всех присутствующих. Громко сказал: – До обеда еще далеко. Хватит бездельничать! Всем работать!

Конь присмирел и послушно поскакал мелкой рысью вместе с наездником в город. Лошадь опустила голову и забила землю копытом. Свирепый пес прижал уши, вильнул хвостом и пошел на свой пост к открытым воротам.

Приказчик взял в руки кнут и, усевшись в коляску, выехал со двора.

Через некоторое время Иван Петрович собрался в Саранск продавать лошадей.

– Поеду в город, – сухо сказал он Екатерине Емельяновне.

– Сам? – поинтересовалась жена и внимательно посмотрела на мужа.

– Александра с собой возьму. Пусть учится. В жизни всякая наука пригодиться.

– Хорошо. Только в ночь назад не возвращайтесь. Деньги выручите не малые. На постоялом дворе переночуйте. Хорошо? – с серьезным выражением лица посоветовала Екатерина Емельяновна.

– Разумеется, – согласился с ней Иван Петрович. Посмотрел на сына. Твердым голосом сказал: – Саша, завтракай и живо собирайся в дорогу. Поедешь со мной в Саранск на ярмарку.

– Я уже позавтракал.

– Тогда одевайся и поехали. Солнце уже давно встало, а мы за ворота своего двора даже не выехали.

В Саранске Ивану Петровичу повезло. Он быстро продал по выгодной цене лошадей и в хорошем расположении духа предложил Саше:

– Пройдемся, сынок, по ярмарке. Посмотрим кто чем торгует и по каким ценам. Солнце клонится к закату. Домой поедем завтра.

– Хорошо, – радостно отозвался Саша.

Они неспеша пошли вдоль торговых рядов. Вдруг громко заиграла веселая музыка. Саша повернул голову и увидел высокий шатер цирка. Два клоуна озорными голосами зазывали народ на представление.

– Смотри цирк! – радостно воскликнул Саша и с надеждой посмотрел на отца. – У нас ведь много свободного времени. Давай сходим на представление, – и легонько потянул его за рукав пиджака.

Иван Петрович внимательно осмотрелся вокруг, немного подумал и утвердительно кивнул головой.

– Хорошо. Пойдем, – озорным голосом сказал он и едва заметно подмигнул сыну.

Купив билеты, они вошли в шатер. Представление началось. Саше все цирковые номера очень понравились. Особенно силовой номер. Крепкий, мускулистый мужчина гнул руками подковы, поднимал неимоверно большие гири и штангу, рвал цепи. Закончив выступление, артист обратился к разгоряченной увиденным публике:

– Уважаемые, зрители! Если есть среди вас сомневающиеся в достоверности увиденного, то любой желающий может подойти к гирям, штанге и попробовать поднять. Вот подковы. Можете попробовать на прочность. Разогните. Есть желающие?

Вышло несколько смельчаков. Но они даже не сдвинули гири с места и не оторвали штангу от помоста.

Иван Петрович посмотрел в искрящиеся радостью глаза сына, похлопал его по плечу и уверенно направился к силачу. Взял из его рук подкову и на глазах изумленной публики разогнул ее. Затем подошел к штанге и поднял ее выше колен. Зрители ахали от удивления и весело перешептывались друг с другом. Затем все дружно захлопали Ивану Петровичу. Смущенный таким поворотом дела силач что-то сказал своему ассистенту и тот быстро принес деньги. Артист взял деньги и обращаясь к зрителю-силачу громко объявил:

– За такой подвиг дарю тебе этот серебряный рубль! Выпей на радостях.

Иван Петрович взял рубль. Вынул из кармана еще три рубля и отдал все деньги артисту-силачу со словами:

– Я веду здоровый образ жизни! Сам не пью и вам, уважаемая публика, не советую. Эти деньги ты заслужил! Бери, но пей только чай! – и под аплодисменты зрителей вернулся на свое место.

Саша сиял от радости и гордости за своего отца.

Представление закончилось, и сын вместе с отцом в хорошем расположении духа пошли ночевать на постоялый двор. После сытного ужина отец сидел в комнате за столом и с удовольствием пил чай с сушками. Саша расположился на диване и смотрел в окно. Перед его глазами разноцветными искрами мелькали цирковые номера: кувыркались под самым куполом воздушные акробаты; ловко подбрасывали вверх и ловили горящие факелы жонглеры; скакали по арене разгоряченные лошади с лихими наездниками; смешили публику разукрашенные клоуны; фокусник удивлял зрителей своим волшебством; огромный силач, играя своими рельефными мышцами, разгибал подковы, играючи жонглировал тяжелыми гирями и поднимал огромную штангу. Цирк манил, притягивал к себе сидящего на диване подростка. Саша некоторое время колебался, прекрасно понимая, как будет недоволен отец если узнает о его жгучем желании еще раз посмотреть цирковое представление.

Солнце клонилось к закату. Сын мельком взглянул на отца. Иван Петрович неспеша пил чай. Саша быстро посмотрел в окно, на мгновение замер и решился. Чуть дыша, от непреодолимого желания вновь увидеть выступление артиста-силача, он обратился к отцу:

– Отец, разреши прогуляться перед сном.

– Иди. Только не долго. С постоялого двора ни ногой. Ясно?

– Хорошо.

Саша вышел из комнаты. Демонстративно прошелся несколько раз перед окном, чтобы отец увидел его. Потом отошел в сторону и незаметно вышел через калитку на улицу. Оказавшись на свободе, он быстро-быстро пошел в направлении веселой музыки. Вот и шатер с зазывалами-клоунами. Саша купил входной билет и вновь окунулся в искрометное волшебство цирка. После окончания представления он вышел на улицу.

«Что же делать? – лихорадочно размышлял Саша осматриваясь вокруг. – Солнце село. Скоро станет совсем темно. Отец наверняка очень зол и ищет меня. Идти сейчас домой? Нет. Лучше уж здесь, где ни будь переночую, а завтра будь что будет».

Саша нашел у клеток с животными какой-то ящик с опилками и забрался внутрь. Кое-как улегся и заснул. Утром он незаметно вылез из ящика и поплелся на постоялый двор.

Отец молча схватил его за шиворот и поволок на конюшню, где от души отстегал непослушного сына пастушьим хлыстом. После такого сурового наказания Саша отходил несколько дней.

Приехав домой, Иван Петрович, не терпящим возражений голосом, огласил приговор сыну:

– Довольно городского баловства. Бери узелок с едой и отправляйся подпаском в самую дальнюю деревню. Узнаешь, как деньги зарабатываются. Тратить все мастера. Ты еще здесь? – и грозно посмотрел на посмевшего ослушаться Сашу.

На обширных деревенских лугах подросток целыми днями пас лошадей, коров и верблюдов. Но он не унывал и не отчаивался. Наоборот, в меру своих сил, Саша усиленно занимается физическими упражнениями: вместо гирь поднимает камни; упражняется с самодельной штангой – палкой с привязанными к ней грузами-камнями; гнет ветки деревьев, имитируя разгибание подковы. Еще он пробует дрессировать лошадей. Даже со свирепыми и грозными псами-волкодавами, вместе с ним охраняющими пасущихся животных, он находит «общий язык» и сторожевые собаки его беспрекословно слушаются.

Осенью Саша возвращается домой. Отец, увидев, как физически окреп сын, приятно удивлен. Конь уже не косился недоверчиво на возмужавшего подростка, а одобрительно фыркал. Сторожевой пес тоже заметно присмирел и в присутствии Саши уже не смел рычать и показывать свои огромные клыки.

Иван Петрович, видя такие положительные изменения в физическом и духовном развитии сына слегка смягчился. И даже помог ему обустроить на заднем дворе спортивную площадку. Заметив такие перемены в настроении отца, Саша решился:

– Отец, купи мне, пожалуйста, книгу Евгения Сандова «Сила и как сделаться сильным».

– Зачем тебе это? Здоровый образ жизни, физическая сила, выносливость, конечно, хорошо, но я тебе рекомендую больше уделять внимания техническим новшествам нашей современности.

– Я уделяю, – и сын посмотрел в направлении самодельной спортивной площадки.

– Не серьезно все это, – Иван Петрович скептически кивнул на самодельные гири, штангу и прочие приспособления для занятия физическими упражнениями. – Учись видеть перспективу развития и свое место в ней. Вот хорошее техническое образование совсем другое дело. Скажем машинист паровоза. Престижно, современно и в финансовом плане надежно. Не то что эти твои увеличивающиеся физические нагрузки.

– Купишь? – продолжал настаивать на осуществлении своего желания сын.

– Хорошо. Вот деньги. Заказывай свою книгу. А кто такой Евгений Сандов?

– Это же кумир всех любителей спорта! Известный силач и атлет. Пропагандист здорового образа жизни и физической культуры!

– Знаменитый? – отец махнул рукой и вручил сыну деньги. – Покупай!

После прочтения методического наставления, занятия Саши приобрели системный характер. К двадцати годам силовые возможности его тела значительно расширились.

Иван Петрович не препятствовал занятиям сына, но и не придавал им какого-то важного, главного значения. Однажды он торжественно обратился к сыну:

– Александр, поедешь учиться в Саранск в Техническое училище. Затем отправишься в Оренбург в локомотивное депо, где освоишь специальность помощника машиниста! Вот деньги. Собирайся.

Сын не горел большим желанием ехать учиться на помощника машиниста, но ослушаться отца он не мог. Отец в своем мнении был решителен и непоколебим.

Александр отправляется в Саранск изучать паровозное дело. Учеба не приносит ему никакого удовлетворения. Он мечтает не о паровозах, а о цирке. Молодой человек хочет быть цирковым артистом, а не машинистом.

Шло время. Александр усиленно продолжал заниматься силовыми упражнениями с гантелями. Постепенно превращая свое тело в хорошо сформированный, отлаженный, крепкий, надежный инструмент.

Теоретическое обучение в Техническом училище окончено. Будущий помощник машиниста отправляется в Оренбург.

Как-то по дороге в депо юноша увидел яркие афиши, услышал хорошо знакомую с детства мелодию и громкие возгласы зазывал, приглашающих на цирковое представление. Его ноги пошли навстречу своей заветной мечте. Он посмотрел одно представление, второе и все никак не мог уйти из шатра цирка. Инспектор манежа заметил неподдельный интерес юноши к происходящему на цирковой арене и подошел к нему с вопросом:

– Почему вы смотрите все представления? Вам не надоело?

– Знаете, – откровенно ответил ему Александр, – я очень хочу работать в цирке. С детства мечтаю стать настоящим цирковым артистом-силачом.

– Вы хотите работать в цирке? – немного удивился и в тоже время образовался инспектор манежа. – В таком случае пойдемте со мной я представлю вас хозяину цирка.

– Мне сказали, молодой человек, что вы желаете работать в нашем цирке? – густым басом поинтересовался высокий поджаристый мужчина средних лет с пышными бакенбардами и короткими стриженными усами.

– Да, хочу, – просто без всякого пафоса ответил Александр.

– Хорошо. Я дам вам место. Будете работать разнорабочим. Убирать клетки животных и все такое прочее. А там посмотрим на что вы способны. Работа не из легких. Согласны?

– Да, согласен, – твердым голосом ответил молодой человек.

– Приняты. Идите с администратором он все вам покажет и объяснит.

Так Александр в сентябре 1908 года устроился работать в цирк Андржиевского. Работая разнорабочим, он усиленно тренировал свое тело. Через некоторое время у него появился свой номер – «Баланс». Молодой артист выходил на арену и передвигался в разных направлениях с большущим самоваром на голове, в котором находился крутой кипяток.

Отцу, разумеется, он писал, что прилежно осваивает в локомотивном депо профессию помощника машиниста.

Идиллия молодого артиста длилась недолго. Цирк Андржиевского стал готовится к переезду на гастроли в другой город. Александр вынужден уйти из цирка. Ведь покинуть Оренбург он не мог, а рассказать все честно отцу не решался. Начинающий артист возвращается в локомотивное депо, но его мысли заняты вовсе не паровозом, а цирком.

«Что делать? Как продолжить осуществление своей мечты? – размышлял Александр. – Я уже кое-что умею. У меня есть свои номера. Я – цирковой артист. Никакие трудности меня не остановят в осуществлении заветной мечты! Найду хороший цирк и останусь в нем навсегда».

Однажды он прочитал в газете объявление, что прославленный цирк Юпатова дает представления в Ташкенте. Молодой человек быстро собрался и поехал на встречу своей цирковой судьбе.

Юпатов принял начинающего артиста сдержанно:

– Что вам угодно, молодой человек? – поинтересовался он у стоящего перед ним Александра.

– Желаю поступить к вам в цирк.

– Вот как. И в качестве кого, разрешите спросить.

– В качестве циркового артиста-силача.

Юпатов недоверчивым взглядом смерил с ног до головы несостоявшегося машиниста паровоза и спросил:

– Ваши физические параметры?

– Пожалуйста. Мой рост сто шестьдесят семь сантиметров, вес около восьмидесяти килограмм, окружность грудной клетки сто девятнадцать сантиметров, бицепс сорок один сантиметр.

– Да-а, – разочарованно протянул Юпатов. – На атлета-силача вы совершенно не похожи. Настоящие силачи – гора мышц под два метра высотой и больше сотни килограммов в весе. Что вы умеете еще делать? Впрочем, мне нравится ваша смелость и уверенность в своих возможностях, юношеский задор и непреодолимое желание работать в нашем цирке. Учитывая все это могу предложить должность рабочего цирка, при условии, что вы внесете двести рублей в качестве вступительного взноса. Согласны?

– Согласен, – уверенным голосом ответил молодой человек.

– В таком случае буду ждать. Приходите, если не передумаете. До свидания, – закончил разговор хозяин цирка.

– Я буду работать у вас в цирке. До свидания.

Уже на улице Александр перевел дух и задумался:

«Где взять такие большие деньги? У меня ведь их нет. Что делать?»

Проходя мимо почтамта, он машинально замедлил шаг. Остановился напротив двери. Немного подумал и решительно вошел внутрь. Взял бланк телеграммы. Сел за стол и твердым почерком написал адрес своего дома и текст следующего содержания:

«Здравствуй, дорогой отец. Солидное предприятие предложило хорошую работу с заработком больше, чем у машиниста паровоза, но для этого необходимо пройти обучение. Для подтверждения моих серьезных намерений я должен внести в кассу залог в сумме двести рублей. Прошу помочь. Твой сын, Александр».

На удивление Александра отец быстро откликнулся и прислал деньги.

Засс сразу же пошел к хозяину цирка. Контракт был подписан. Александра определили помогать известнейшему в Российской империи дрессировщику домашних животных Дурову.

Рабочий цирка, настойчивостью и упорством в достижении поставленной цели, заслужил у артистов уважение. Через некоторое время Засс стал выступать на арене в борцовском номере. Затем ему разрешили выступать со своим номером. Жизнь и карьера начинающего артиста стали налаживаться. Александр успешно работал в цирке полтора года. Вдруг случилось непоправимое несчастье. В клетках с животными начался пожар и цирк Юпатова вместе с животными сгорел. Хозяин обанкротился. Александр остался без работы.

Что делать?

Молодой артист устраивает показные выступления агентам из различных цирков и получает предложение от цирка Хойцева.

Когда цирк в 1913 году приехал с гастролями с Саранск Александр прислал отцу афишу цирка. Однако атлетические способности сына не вдохновили Ивана Петровича. Он остался при своем мнении и к популярным у публики выступлениям силача-сына отнесся прохладно.

Наступил 1914 год. Профессиональная карьера артиста Засса успешно развивается. Оригинальные силовые номера Александра не только восхищают, но и удивляют зрителей. Некоторые сомневаются в его неимоверной силе и предполагают, что Засс просто ловкий трюкач-фокусник. Несмотря на это от цирковых агентов регулярно поступают заказы. Очень многие хотят лично увидеть выступление атлета-силача со скромными внешними физическими данными.

Начинается Первая мировая война. Александра мобилизуют в действующую армию в 180-й Виндавский кавалерийский полк, который дислоцируется в Саранске. Через некоторое время полк отправляют на фронт.

Александр принимает активное участие в боевых действиях. Возвращаясь из очередного боевого задания, группа кавалеристов-разведчиков попадает под плотный оружейно-пулеметный огонь противника. Конь Засса падает вместе с наездником. Наблюдатели с вражеских позиций решают, что цель поражена и прекращают огонь.

Александр лежит на земле рядом с конем. Когда стрельба стихла он быстро осматривается, оценивает сложившуюся обстановку и подползает к своему четвероногому боевому другу.

Конь устало дышит и жалобно смотрит на всадника. Пытается встать на ноги.

– Успокойся. Я тебя не оставлю. Все будет хорошо, – обращается Засс к жеребцу. – Что там у тебя? – осматривает коня. – Ранен в ногу. Сейчас я тебе помогу, – и Александр привычными движениями быстро и ловко перевязывает рану. – Вот так. Теперь лучше? Стемнеет и я тебя вынесу.

Жеребец немного успокаивается и смотрит в глаза своему спасителю, думая: «Как же этот среднего роста парень сможет меня, такого большого и тяжелого, вынести?»

Заметив, что конь недоверчиво смотрит на него, Александр твердым голосом говорит:

– Ты не смотри, что я скромной комплекции. Знаешь какой я сильный.

Уверенный голос кавалериста действует успокаивающе на жеребца и он, положив голову на грудь Александра, ждет своего спасения.

Как только сумерки сгущаются Александр помогает своему боевому товарищу встать на ноги и на плечах выносит с поля боя к своим позициям.

Весть о подвиге кавалериста Засса моментально облетает все ближайшие боевые части. Сомневающиеся в достоверности услышанного, приходят посмотреть на отважного, доброго силача.

Командование полка уважительно отнеслось к поступку разведчика-кавалериста и поощрило его находчивость и товарищескую выручку.

Началось крупное наступление. В одном из разведывательных боев рядом с кавалеристом Зассом разрывается снаряд. Конь гибнет, а Александр серьезно ранен. В бессознательном состоянии он попадает в плен к австрийцам.

Очнулся Засс уже в госпитале. Его покормили. Хирург грустно смотрит на лежащее перед ним физически развитое молодое тело Александра:

– Сложное ранение обеих ног. Можешь умереть. Готовься к операции. Будем ампутировать ноги.

– Не делайте этого! – обратился Засс к хирургу.

– Хорошо, – соглашается врач. Он и сам не очень-то хочет превращать такого молодца в безногого инвалида. – Я попробую, но положительный исход не гарантирую. Твои конечности серьезно повреждены шрапнелью.

Хирург оперирует пленника, но значительных улучшений не происходит.

– Сделайте еще одну операцию, – настойчиво просит Александр хирурга.

– Попробую еще раз, – утвердительно кивает головой хирург, поддавшись уговорам больного.

После второй операции раны долго не заживают, и врач говорит:

– Старайся парень если хочешь стоять на своих ногах. Если раны загниют, то ампутация неизбежна. Ты меня понял?

– Да, доктор. Я усиленно разрабатываю мышцы, сухожилия, связки. У меня все получится.

– Я вожусь с твоими ногами, потому что верю в твой могучий организм Засс. Не подведи меня. Удачи, артист.

Через некоторое время, благодаря упорным физическим упражнениям, раны заживают и Александр начинает ходить на костылях. Разработанная Зассом лечебная гимнастика восстанавливает ноги. После выздоровления его направляют в лагерь военнопленных, а затем на тяжелые дорожные работы.

Александр не падает духом и стремится к свободе. Засс сбегает из-под стражи два раза. Его ловят и жестоко наказывают, но он не смиряется с участью пленника. Третий побег оказывается более удачным. Засс усталый, голодный добирается до города Капошвар расположенный на юге Венгрии, где дает свои представления цирк Шмидта. Александр договаривается о встрече с хозяином цирка.

– Здравствуйте, – переходит сразу к делу Засс. – Я, русский артист цирка. Выступал как борец и как силач. Прошу участия в моей судьбе. Я хочу работать в цирке.

– Вот как, – удивленно смотрит на исхудавшего молодого человека хозяин цирка. – Ни ростом, ни комплекцией вы совершенно не похожи на атлета-силача. Я поверю, если на моих глазах разорвете цепь.

– Сейчас я не в лучшей физической форме, но сделаю это.

– Справитесь с заданием, и я заключу с вами контракт. Будете выступать в моем цирке.

Принесли цепь. Александр сконцентрировался и вложил все свои оставшиеся силы в выполнение поставленной задачи. Цепь разорвалась и, громко звеня, упала к ногам Засса.

– Я беру вас в цирк. Приводите себя в порядок и готовьтесь к выступлениям. Уверен, что публику заинтригует простая, ничем не примечательная внешность, скрывающая в себе такую мощь и силу. Зрителя удивят и шокируют ваши физические возможности. Это будет сенсация. Я прогнозирую успех.

Так Александр вновь начинает выступать в цирке.

Хозяин цирка оказался совершенно прав. Многолетний опыт администрирования не подвел. Успех Засса у зрителей был неимоверный. В городе все говорили о появившемся в цирке молодом атлете и его физической силе.

Об удивительных силовых возможностях артиста цирка докладывают военному коменданту города.

– Что вы говорите! Надо же какой молодец! – восклицает он, пристально смотря в глаза рассказывающему об этом удивительном физическом чуде офицеру. – Я обязательно схожу на представление. Если все, что вы мне только что сказали правда, то не менее удивительно и другое. Почему такой физически развитый молодой человек не служит в армии? Разберитесь с этим вопросом и доложите мне.

– Есть, – встает по стойке смирно помощник коменданта и убывает выполнять приказание начальника.

В результате проверки выясняется, что артист-силач не просто русский, но еще и беглый военнопленный.

Засса немедленно арестовывают и после разбирательства конвоируют в военную крепость города, где заковывают в кандалы и сажают в сырой, холодный подвал.

Казалось все кончено. Но Александр не падает духом. Находясь в заточении, он думает, как в маленьком, замкнутом пространстве камеры, да еще и в кандалах поддерживать свое физическое состояние.

«Не стоит отчаиваться и впадать в хандру, – размышляет Засс в маленькой камере с зарешеченным окошком под потолком. – Найду и из этого тяжелого положения выход. Продолжу работать над собой. Разработаю особый комплекс силовых упражнений без поднятия тяжестей. Буду использовать в тренировках существующие возможности камеры и ограниченные кандалами движения. Выполнять доступные мне физические упражнения. Ходить гусиным шагом, приседать, делать наклоны, напрягать и расслаблять мышцы. Я верю в себя, в физические возможности своего организма».

Безобидное, миролюбивое, внешне смиренное поведение заключенного, его способность к дрессуре собак расслабили бдительность охраны. Зассу поручают дрессировать служебных собак крепости. Для выполнения этого поручения с рук снимают кандалы. Александр тут же воспользовался этим. Он разрывает на ногах цепи кандалов, выламывает решетку в окне камеры и совершает свой четвертый, полностью удавшийся побег из плена.

Добравшись до Будапешта Засс, во избежание очередного ареста, решает затаиться и не афишировать себя.

«Устроюсь работать грузчиком в порт, – размышляет Александр. – Про беглого военнопленного забудут и я вновь смогу выступать в цирке».

Ведя неприметный, скромный образ жизни Засс, в меру своих сил и возможностей, продолжает тренироваться.

Заканчивается война. В России революция. Европу наполняют бежавшие из Советской России белогвардейцы – бывшие офицеры и солдаты царской армии. Александр хочет вернуться в Россию, но послушав рассказы беженцев решает, что ему, как солдату царской армии, не безопасно будет возвращаться в теперь уже Советскую Россию. Засс принимает решение остаться в Европе и продолжить свои выступления в цирке. Тем более, что он встретил в Будапеште своего старого знакомого борца, чемпиона мира Чая Яноса. Выслушав грустную историю своего коллеги, венгр решает помочь Александру.

– Я восхищен силой твоего духа. Завтра же поедем к моим родственникам в деревню. Поживешь некоторое время у них. Поправишь свое здоровье, восстановишь силы. Я помогу тебе вернутся на цирковую арену. Предлагаю выступать в труппе борцов, которую я возглавляю, – сказал Чая Янос.

– Согласен. Но схватки на ковре я хочу чередовать с силовыми атлетическими выступлениями, – предложил Засс.

– Это взбодрит и привлечет внимание публики к нашему аттракциону, – утвердительно отвечает чемпион мира.

Александр несколько лет выступает в труппе борцов Чая Яноса.

Однажды Чая Янос приходит в гости к Зассу не один.

– Здравствуй, Александр, –с радостной улыбкой обращается чемпион мира к Зассу, – я привел к тебе синьора Пазолини. Известный итальянский импресарио. Я уверен, что вам есть о чем поговорить.

– Здравствуйте, Александр Засс! – громко говорит импресарио. – Я вчера был на представлении и совершенно поражен, очарован мощью вашей силы.

– Здравствуйте, друзья. Вы, синьор Пазолини видели всего лишь несколько силовых номеров. У меня их гораздо больше.

– У вас интересные, эксклюзивные силовые номера. Зрители ждут удивительных, волшебных представлений. Предлагаю контракт на гастрольные выступления с силовыми номерами по Европе.

– Благодарю за предложение. Я согласен. Что же касается моих силовых номеров, то в них нет ничего фантастического. Мы ассоциируем настоящего силача с огромными бицепсами, но размер и объем не всегда являются доказательством истинной силы. При занятии силовыми упражнениями необходимы строгий режим, четкая система тренировок, концентрация воли, способность управлять своими мышцами и крепкие сухожилия. Я не просто наращиваю мышечную массу. Я укрепляю связь между сухожилиями, мышцами и суставами.

– Невероятно! – восклицает в изумлении синьор Пазолини. – Превратить свое тело в такой совершенный рабочий инструмент. Я видел выступление, где вы ладонью забиваете пятнадцатисантиметровые гвозди в трехдюймовые доски, а затем вытаскиваете их, обхватив шляпку указательным пальцем. Фантастика! Как этого достигли?

– Кропотливой, ежедневной, целеустремленной работой и сконцентрированным напряжением духовных и физических сил, – улыбаясь, просто, без пафоса отвечает Александр Засс.

Импресарио в восхищении разводит руками:

– Какая мощь, какая сила! Публика ждет вас!

Активные гастроли по странам Европы приносят Александру, взявшему себе сценическое имя – «Самсон», заслуженную славу и уважение. Номера русского силача представляют собой настоящие мини спектакли. Публика в восторге и восхищении. Засс придумывает все новые и новые силовые трюки, граничащие с настоящими чудесами.

20 мая 1923 года известный силач «Самсон» подписывает контракт с Шарлем Дэбре и едет в Париж.

В 1924 году Александра Засса приглашают на гастроли в Англию, где он остается жить, поселившись в городе Хокли недалеко от Лондона. Популярность «Самсона» в Великобритании огромна. Атлеты Пулум, Эдвард Астон, Томас Инч пытаются повторить граничащие с волшебством его силовые трюки, но никому из них так и не удается их выполнить. Благодарные зрители за высочайшее мастерство и богатырскую силу стали называть Засса «Удивительный Самсон».

А поражаться было чему. «Удивительный Самсон» носил на плечах лошадь, носил рояль с двумя ассистентками, ловил ассистентку, вылетающую из сконструированной им самим пушки на расстоянии двенадцати метров, поднимал на сооруженной специальной платформе лошадь с всадником. Сохранилась фотография силового номера, где Александр Засс держит на плечах платформу, на которой стоят тринадцать человек. Среди них и будущий премьер Англии Уинстон Черчилль. После показа силового номера, названного Александром «Чертова кузница», где он лежит спиной на платформе с торчащими вверх гвоздями, а на его груди находится камень весом пятьсот килограмм и эту глыбу два ассистента разбивают кувалдами, Засса прозвали «Железный Самсон».

Фотографии Александра Засса печатают в модных журналах того времени вместе с фотографиями его кумира – Евгения Сандова знаменитого силача, который основал в Лондоне элитный спортивный клуб «Студия физической культуры». Евгений Сандов, в своих книгах, широко рекламирует гимнастические упражнения с гантелями, гирями.

Однажды силачи встретились и Евгений Сандов сказал:

– Знаете, Александр, у нас много общего. Вы – русский, родились в России, а живете сейчас в Англии. И я наполовину русский. Отец – немец, а мать – русская. Родился я в Германии, а живу в Англии. Вы – силач и я – силач. Я восхищаюсь вашей силой. Почему бы вам не заняться пропагандой здорового образа жизни? У вас очень хорошая, действенная методика.

– Спасибо за добрые слова. Кстати, я в детстве тренировался по вашей методике, –ответил ему Засс. – Мне часто задают вопросы: «Откуда я? Как стал таким сильным?» Поэтому решил написать о себе и включить в книгу раздел с физическими упражнениями по развитию выносливости и силы. Ведь настоящую атлетическую силу возможно развить только если чередовать динамические тренировки с изометрическими упражнения.

Александр Засс в 1925 году публикует книгу «Удивительный Самсон. Рассказано им самим».

«Железный Самсон» активно гастролирует с силовыми номерами до 1954 года. Он удостаивается титула «Сильнейший человек Земли». При жизни Александра Засса это звание никто не смог оспорить.

Когда Александру Ивановичу Зассу исполняется шестьдесят шесть лет он перестает активно выступать с силовыми номерами и переключается на дрессировку лошадей, собак, обезьян и даже львов. Но, иногда, для развлечения публики, выполняет силовые номера. Так в семидесятилетнем возрасте Засс, в своем номере с дрессированными животными, носит на плечах по арене цирка двух львов в специальной корзине.

Несмотря на возраст Александр Иванович, зная семь языков, ведет активный образ жизни.

В 1962 году, спасая своих животных из горящего фургона, Александр Иванович получает сильные ожоги. Через несколько дней он умирает в больнице от сердечного приступа.

«Удивительный Самсон» похоронен на кладбище города Хокли под Лондоном, согласно его пожеланиям, «утром, когда начинает светить солнце». Во времена его молодости, именно в это время, артисты цирка снимались с места и отправлялись в путь.

На могиле силача-атлета надпись: «Александр Засс (Самсон) – сильнейший человек мира, умер 26.09.1962 в возрасте 74 лет».

В Оренбурге, городе в котором Александр Засс впервые вышел на арену, в 2008 году перед зданием цирка установлен памятник знаменитому русскому силачу «Самсону» скульптора Александра Рукавишникова.

Более сорока лет Александр Иванович Засс выступал на мировых цирковых аренах с удивительными, неповторимыми силовыми атлетическими номерами. И всегда «Железный Самсон» называл себя русским артистом и указывал это на своих афишах

Рассказ БАРЫШНЯ Z

Автор: Юрченко Михаил Петрович

E-mail: Mixail1966@yandex.ru

 

БАРЫШНЯ Z

(рассказ)

Конец августа 1910 года в Санкт-Петербурге выдался сухим и теплым. В конторе фирмы АО ««Первое российское товарищество воздухоплавания» С. С. Щетинин и Ко» расположенной по адресу Большой проспект, дом 1 кипела напряженная, дружная работа.

Вошедшая в контору женщина в голубом, воздушном платье, белоснежной шляпке, зонтиком и дамской сумочкой сразу же окунулась в пропитанный молодой энергией ритм, ощутив творческий настрой и амбициозное желание создавать, что-то действительно новое, успешное и результативное. Осмотревшись, она спросила у обратившего на нее внимание служащего конторы:

– Скажите, пожалуйста…

– Здравствуйте, – приветливо улыбнулся молодой человек с аккуратной прической в белой рубашке, красном галстуке, жилетке и брюках черного цвета.

– Здравствуйте. Это контора фирмы АО ««Первое российское товарищество воздухоплавания» С. С. Щетинин и Ко»?

– Да. Чем можем вам быть полезны? – почтительно наклонив туловище вперед поинтересовался служащий конторы с интересом рассматривая грациозную, миловидную женщину.

– У меня назначена деловая встреча с господином Щетининым в одиннадцать часов, – четким голосом ответила гостья.

Молодой человек важно вынул из бокового кармана жилетки хронометр, аккуратно открыл крышку и внимательно посмотрел на циферблат, осторожно закрыл крышку и изящным движением руки плавно отправил часы на их законное место. Снял со стула пиджак, надел, застегнул на все пуговицы и вежливо спросил:

– Разрешите узнать, как вас представить?

– Госпожа Зверева, – гордо и независимо глядя на собеседника ответила молодая женщина.

Служащий конторы быстро удалился. Через минуту он вернулся и слегка наклонив вперед туловище, в знак уважения, произнес:

– Вас ожидают. Извольте пожаловать за мной, – и плавной походкой направился к кабинету Щетинина.

Гостья легкой походкой последовала за ним.

Молодой человек открыл в кабинет дверь и, с едва заметным поклоном, пригласил гостью войти.

Молодая женщина уверенной походкой вошла в кабинет.

Служащий конторы аккуратно закрыл дверь.

Кабинет представлял собой хорошо освещенную комнату средних размеров. В центре стоял большой, массивный стол. У стола два стула.

За столом сидел мужчина лет тридцати с правильными чертами лица, аккуратными усиками и пытливым, хватким взглядом делового человека.

Женщина остановилась в центре кабинета.

Мужчина быстро встал с кресла и вышел навстречу гостье:

– Здравствуйте. Разрешите представиться. Директор-распорядитель фирмы АО ««Первое российское товарищество воздухоплавания» С. С. Щетинин и Ко», владеющей заводом по изготовлению аэропланов и частной авиационной школой «Гамаюн» в Гатчине, Сергей Сергеевич Щетинин. Чем могу быть полезен?

– Здравствуйте. Лидия Виссарионовна Зверева. Вдова Ивана Сергеевича Зверева, инженера-конструктора.

– Летательных аппаратов тяжелее воздуха?

– Нет. Муж был не авиационный, а железнодорожный инженер-конструктор.

– Извините. Вы, как мне доложили, к нам по делу. Присаживайтесь, пожалуйста.

Лидия Виссарионовна присела на стул.

Сергей Сергеевич сел на свое место.

– Я вас внимательно слушаю, – бархатным голосом обратился он к Зверевой и внимательно посмотрел на молодую женщину.

– В свежем журнале «Вестник воздухоплавания» прочла заметку о том, что на аэродроме под Гатчиной вами открыта первая частная русская авиационная школа «Гамаюн».

– Очень приятно и, признаюсь, удивительно, что столь юные барышни, извините, молодые дамы, интересуются полетами на аэропланах. Кстати, редактор-издатель журнала «Вестник воздухоплавания» Дмитрий Павлович Григорович, подающий большие надежды авиаконструктор.

– Я, к сожалению, не знакома с авиаконструктором господином Григоровичем, но журнал читаю регулярно.

– Для нас большая честь, что молодые дамы интересуются не только полетами, но и устройством аэропланов, – Щетинин облокотился на спинку кресла и с нескрываемым удивлением смотрел на собеседницу.

Уловив на себе этот недоверчивый, с оттенком иронии, взгляд Зверева сказала:

– Некоторые господа все еще думают, что современные барышни только и могут, что красиво вышивать, изящно танцевать и покорять сильный пол безупречными манерам. Теперь это в прошлом.

Сергей Сергеевич быстро сел ровно в своем кресле и с серьезным выражением лица ответил:

– Полностью с вами согласен. Лично я приветствую и восхищаюсь если барышни из уважаемых семьей не только увлекаются, но и разбираются в тех направлениях, которые, совсем недавно, считались интересами сильного пола.

Лидия Виссарионовна твердым голосом продолжала:

– Вы думаете, что, подыскав себе не женское увлечение, требующее конкретных технических знаний и навыков, я желаю соответствовать современной моде? Так вот. Вы – ошибаетесь. Я серьезно увлекаюсь летательными аппаратами. Более того. Я решила сама полететь на аэроплане. Ваша авиационная школа, как мне известно, осуществляет набор желающих пройти обучение на предмет управления аэропланом.

– Да. Наша авиационная школа «Гамаюн» осуществляет набор желающих пройти обучение и стать авиаторами.

– А авиаторш ваша школа готовит? – слегка прищурив глаза, поинтересовалась Лидия Виссарионовна.

Наша школа отвечает всем современным требованиям и взглядам. Никакого «гендерного ценза». Мы принимаем всех желающих, – с уважением в голосе ответил Сергей Сергеевич.

– Отлично!

– Разрешите напомнить, что обучение осуществляется на коммерческой основе. Стоимость курса четыреста рублей. Дополнительно необходимо оплатить страховку шестьсот рублей на случай поломки летательного аппарата по вине будущего авиатора.

– Я, обеспеченная женщина. В финансовом плане полностью самостоятельна, независима и готова осуществить все необходимые выплаты.

– Хорошо. Разрешите задать еще несколько уточняющих вопросов?

– Пожалуйста. Я вас слушаю.

– Как родственники относятся к вашему смелому решению стать авиаторшей?

– Родители не возражают. Это решение далось им не легко. Братья и сестры с уважение относятся к моему увлечению воздухоплаванием.

– Понимаю, – опустив глаза, ответил Щетинин.

– Вы сомневаетесь? Допустить женщину к обучению, а затем самостоятельному пилотированию аэропланом, конечно, для Российской империи пока что экзотическая диковинка. Но у меня есть конкретный пример. Авиатрисса Раймонда де Ларош. Вначале она увлекалась велосипедом, затем стала водить автомобиль. А потом окончила летную школу Анон Фармана в Мурмелоне. Получила лицензию от аэроклуба Франции в марте этого года. Первая в мире женщина, пилотирующая аэроплан.

– Я тоже спортсмен. Начинал с моторных лодок. Затем увлекся воздушными полетами. В прошлом году с успехом прошел обучение на авиатора в Париже.

– Поздравляю. В таком случае вы меня очень хорошо понимаете, как не просто осуществить свою давнюю мечту. Ведь я тоже хотела ехать учится во Францию, но родители не отпустили меня за границу.

– Вы, как мне известно, из хорошей семьи.

– Да. Я, младшая дочь Виссариона Ивановича Зверева.

– Героя войны на Балканах 1877 года. Уважаемый, известный генерал.

– Уже в детстве, я увлеклась механическими игрушками. Мне было очень интересно, как они устроены и я разбирала некоторые из них. Родители не ругали меня за это. Наоборот, они поощряли мою любознательность. Когда я подросла, то с увлечением стала читать книги по механике, которые мне так любезно покупали мои родители. Как хорошо, что вы открыли авиационную школу. Извините, а аэропланы у вас есть?

– Школа имеет учебный аэроплан «Фарман-4». Пока Российская империя вынуждена приобретать аэропланы за границей, но наше Товарищество уже организовало производство летательных аппаратов заводским путем. Летом 1909 года я, Гаккель и конструктор Эрдели учредили АО «Товарищество „Биплан ЯМГ“». Вначале оно представляло из себя небольшую мастерскую по ремонту летательных аппаратов. Но уже в конце года, мы смогли привлечь капитал московского купца Михаила Андреевича Щербакова, который согласился стать нашим компаньоном. В начале этого года мы оборудовали первый в Российской империи серийный завод по изготовлению аэропланов. Сейчас мы строим один летательный аппарат за пять дней, – с гордо поднятой головой закончил свою речь Сергей Сергеевич.

– Вы строите свои летательные аппараты? – оживилась Зверева.

– Да. Министерство торговли и промышленности уже выдало нашему акционерному обществу официальное разрешение на пуск первого в России завода летательных аппаратов. Мы строим бипланы «Россия-А» и монопланы «Россия-Б». Кстати, планируем изготовить по пять экземпляров каждого. Еще наше товарищество получило заказ от Военного ведомства на постройку военных аэропланов французских моделей «Фарман».

– Я читала про авиатора Лебедева, который совершил полет на биплане «Россия-А» с Гатчинского аэродрома.

– Разрешите заметить, что на нашем летательном аппарате Лебедевым был установлен первый российский рекорд по продолжительности полета. Целых пятнадцать минут!

– Превосходно! Поздравляю! Это так захватывающе и интересно! Я, пока, не летала на настоящем аэроплане, но в юном возрасте совершила полет с крыши сарая на зонтике.

– Очень интересно. И самое главное – остались живы. При настоящих полетах, к сожалению, бывает и по-другому.

– Сергей Сергеевич, вы все еще сомневаетесь и не воспринимаете мои намерения серьезно? Напрасно. Я в крепости Осовец, где служил мой отец, он был комендантом крепости, на аэростате поднималась на высоту до пятисот метров. Уже в детстве я начала самостоятельно конструировать модели летательных аппаратов.

– Извините, вы говорите о российской крепости, расположенной на реке Бобры у местечка Осовице?

– Да. Гарнизон крепости располагал воздухоплавательным подразделением. Затем отца перевели в гвардию, в Санкт-Петербург.

– Лидия Виссарионовна, если вы такая страстная любительница аэропланов, то наверняка присутствовали этой весной на состязаниях авиаторов, проходившими над Коломяжским ипподромом?

– Разумеется! А вы, Сергей Сергеевич, наблюдали за полетами нашего соотечественника авиатора Николая Попова, участвующего в состязаниях?

– Конечно! Он завоевал три приза. Один из них за максимальную высоту. Наш авиатор смог подняться на высоту шестьсот метров! Кстати, авиатрисса Раймонда де Ларош также принимала участие в этих состязаниях.

– Это была настоящая сенсация. Женщина управляет аэропланом! И после этого вы сомневаетесь в серьезности моих намерений?

– Вы отчаянная, смелая женщина! И несмотря на это я обязан вас поставить в известность, что воздухоплавание, пока еще, очень опасное увлечение. Аэроплан, при сильном порыве ветра, может получить большой крен и если его вовремя не выровнять, балансируя своим телом, то он может упасть на землю.

– Я знакома со статистикой аварийности в воздухоплавании. Быть может кому-то может показаться, что я, как говорит мой отец, увлекаюсь очень рискованным, мужским делом. Ведь уже в этом году в мире погибло тридцать четыре авиатора и шесть аэронавтов.

– Лидия Виссарионовна, я верю, что вы не просто светская барышня из аристократического салона. У вас есть цель, и вы к ней идете. Я уважаю ваш выбор. Напомню, что «Фарман», на котором предстоит подниматься в воздух, не имеет закрытой кабины, весит около пятисот восьмидесяти килограммов, а максимальная скорость полета до шестидесяти пяти километров в час. Двигатель, типа «гном», пятьдесят лошадиных сил. В народе этот аэроплан называют летающей этажеркой. Риск велик. Может быть поэтому даже среди мужчин не так-то много желающих заниматься воздухоплаванием. Летать на аппаратах тяжелее воздуха модно, но смертельно опасно. В отрытую нами школу пока что записалось всего два человека.

– Значит я буду третьей.

– Я понимаю ваш порыв, но вот совершенно свежий случай. Июль этого года. Авиасалон в Реймсе. Очередная катастрофа.

– Читала. Разбилась Раймонда де Ларош. Однако, авиатрисса жива и после выздоровления собирается продолжить воздушные полеты. Я осознанно выбрала путь покорения воздушного пространства. Я – не боюсь!

– Какая целеустремленность! Какая сила духа и твердость намерений! Вот с кого следует брать пример мужчинам.

– Так вы примите меня в вашу школу воздухоплавания или мне искать другое учебное заведение?

– Если вы настаиваете, то мы допустим вас к теоретическому обучению и практическим полетам на аэроплане.

– Хорошо.

– Лидия Виссарионовна, если вы позволите, то наше Товарищество воздухоплавания опубликует в газетах об этом смелом решении, разумеется, не упоминая вашего имени. Я уверен, что пример храброй «барышни Z» привлечет живой интерес к воздухоплаванию. К тому же это станет яркой рекламой для авиашколы.

– Я не возражаю. При условии, что будут соблюдены все нормы приличия.

– Благодарю вас за оказанную нашей школе честь. О том, что приступила к обучению на авиатора, первая в Российской империи женщина узнают все.

Решив положительно свой вопрос, Лидия Виссарионовна встала со стула и, попрощавшись с Сергеем Сергеевичем, вышла из конторы.

Вскоре в газетах появилась заметка о смелой «барышне Z», которая, несмотря на опасность, решила пройти обучение на управление летательным аппаратом типа «Фарман-4» в частной авиационной школе «Гамаюн» на аэродроме под Гатчиной.

Расчет директора-распорядителя фирмы С.С. Щетинина оказался верным. Благодаря насыщенной женской эмансипацией рекламе, осенью 1910 года, в авиационную школу записались более тридцати человек желающих пройти обучение и получить диплом авиатора.

Пройдя курс теоретической подготовки в летной школе, Лидия Виссарионовна в июне 1911 года приехала на аэродром под Гатчину для обучения практическим навыкам управления аэропланом в воздухе.

У «Фарман-4» стоял молодой человек среднего роста, спортивного телосложения в летном шлеме.

Лидия Виссарионовна легкой, уверенной походкой быстро подошла к аэроплану и обратилась к молодому человеку:

– Здравствуйте, вы авиатор-инструктор Владимир Викторович Слюсаренко?

– Да. Я ваш инструктор Владимир Викторович Слюсаренко. А вы Лидия Виссарионовна Зверева?

– Да.

– Очень приятно. Признаюсь, я пока еще не дипломированный авиатор. Экзамен на звание пилота-авиатора назначен на завтра.

Молодые люди с интересом рассматривали друг друга.

– Я, студент Петербургского технологического института, – первым заговорил Слюсаренко. – Уже завершил курс летной подготовки в Офицерской воздухоплавательной школе. Получил предложение от руководства школы «Гамаюн» стать инструктором.

– Я, окончила Белостокский институт благородных девиц. Родственники видели меня дамой аристократических салонов. А я очень хочу стать дипломированным пилотом и летать на аэроплане.

– Высоты не боитесь? Полеты на аэроплане не просто экстравагантное, а действительно экстремальное увлечение.

– Опасность меня не пугает. Я иду к этой цели с самого детства. Обожаю летательные аппараты. Сама конструирую.

– Конструкторская жилка – это хорошо. Я тоже люблю конструировать. Улучшать уже существующие модели и придумывать, что-то новое.

– Так я буду сегодня летать?

– Мы полетим вместе. Я – пилот – буду управлять аэропланом, а вы – пассажир – сидеть за мной. Внимательно слушайте, смотрите и запоминайте. Хорошо?

– Хорошо.

– Это ваш первый полет на аэроплане?

– Да.

– Готовы?

– Готова.

– Тогда полетели.

– Полетели.

Слюсаренко сел впереди. Правой рукой привычно сжал рычаг управления рулем высоты, а ноги поставил на педали руля поворота. Позади села Зверева.

Мотор фыркнул и глухо заурчал, словно пес на приближающегося незнакомца. Аэроплан тронулся с места, покатился по полю ускоряясь и, вдруг, оторвался от земли и полетел.

У Лидии Виссарионовны от неожиданности перехватило дыхание, но она быстро справилась с волнением и переключила все свое внимание на слова и действия инструктора.

Зверева оказалась очень способной ученицей. Владимир Викторович, после нескольких успешных совместных полетов на аэроплане однажды сказал:

– Лидия Виссарионовна, я, как инструктор, доволен вашими успехами в летном деле. Вы управляете аэропланом уверенно, со знанием дела. Пора вам переходить к самостоятельным полетам.

– Я полечу одна без инструктора?

– Да. Готовы?

– Готова.

– В таком случае взлетайте.

Зверева заняла место пилота. Мотор фыркнул, громко заурчал и аэроплан покатился по аэродрому. Разогнался и плавно взлетел. Как только летательный аппарат с ученицей оторвался от земли, неожиданно, на посадку стал заходить аэроплан, управляемый военным пилотом. Лидия Виссарионовна не растерялась. Умело осуществила воздушный вираж и уклонилась от столкновения. Затем посадила аэроплан.

Слюсаренко сразу же подошел к Зверевой, которая вовсе не собиралась покидать место пилота.

– С вами все нормально? Может отложим полет? – заботливо осматривая свою ученицу предложил он.

– Что вы! – громко возмутилась Лидия Виссарионовна. – Я сейчас отдышусь от такой неожиданной встречи. Признаюсь, сердце ушло в «пятки».

– А вы – молодец. Смелая. Как ловко избежали возможного столкновения в воздухе. Предлагаю первый самостоятельный полет перенести на завтра.

– Ни в коем случае! Я уже успокоилась. Разрешите осуществить повторный взлет?

Инструктор осмотрелся вокруг и убедившись, что в воздухе нет аэропланов и никто не осуществляет взлет сказал:

– Разрешаю. Только, пожалуйста, осторожно. Прежде чем взлетать убедитесь, что вам не мешают и вы никому не мешаете. Во время полета также наблюдайте за окружающей обстановкой. Ясно?

– Ясно. Буду более внимательна.

– Взлетайте.

Мотор заурчал, аэроплан покатился по взлетной полосе и оторвался от земли. «Фарман» плавно набирал высоту. Инструктор внимательно наблюдал за управляемым ученицей аэропланом. Полет проходил на высоте около тридцати метров. Минут через двадцать Зверева удачно посадила «Фарман» рядом с Слюсаренко. Заглушила мотор и спустилась с аэроплана на землю.

– Для первого полета очень даже неплохо, – обратился инструктор к ученице.

– Правда? – радостно улыбаясь поинтересовалась Лидия Виссарионовна. Посмотрела на аэроплан, который только что нес ее в воздушных потоках, и спросила: – Когда следующий полет? Завтра?

– Если вы не устали, то завтра. Как самочувствие? Страшно не было? высота не испугала?

– Я высоты не боюсь. На воздушном шаре поднималась гораздо выше.

– На воздушном шаре, если он привязан, статичная высота. Находясь в корзине аэростата ветер аэронавту не опасен. Аэроплан находится в движении. Неожиданный, резкий порыв свежего ветра и аэроплан может рухнуть на землю. Даже опытные авиаторы не всегда могут удержать летательный аппарат в устойчивом состоянии. В небе необходимо всегда быть готовым ко всякого рода неожиданностям. Летательные аппараты пока еще ненадежны. Не переоценивайте свои возможности и возможности аэроплана. Воздухоплавание не забава, а очень рискованное занятие.

– Мне не страшно. А аэроплан я хорошо чувствую. Словно это мои, а не его крылья.

– Я заметил, что у вас с «Фарманом» сложились хорошие отношения. Если вы не против, то можем отправиться в город вместе.

– Не возражаю. По дороге обсудим, более подробно, практические вопросы управления летательным аппаратом в воздухе. Я придумала, как можно усовершенствовать некоторые конструктивные особенности аэроплана.

– Согласен. У меня, тоже есть по этому вопросу кое какие соображения. Если, конечно, разговор на техническую тему будет для вас не утомителен.

– Что вы! Наоборот. Мне очень интересно.

– Приятно общаться с единомышленником.

– Взаимно.

С каждым последующим учебным полетом Зверева летала все лучше и профессиональнее.

Владимир Викторович Слюсаренко, в отчетах руководству школы, отмечал, что ученица Зверева к теоретическим и практическим занятиям относится с большим желанием. Летать на высоте не боится. Управляет аэропланом уверенно, со знанием дела. Имеет явно выраженные технические наклонности. Проявляет конструкторские способности.

В июле 1911 года руководство аэроклуба приняло решение организовать перелет из Санкт-Петербурга в Москву. Неслыханное дело. Газеты пестрили статьями экспертов-скептиков, сомневающихся в осуществлении этого экстремального мероприятия. Приводился примет неудавшегося перелета Гатчина – Санкт-Петербург авиатора Шарского. Аэроплан которого упал прямо на деревья.

– Лидия Виссарионовна, – обратился инструктор к своей перспективной ученице, – вы, наверное, уже знаете о подготовке к предстоящему грандиозному перелету?

– Я читала в газетах. Некоторые авторы в своих прогнозах выражают сомнения и предостерегают от следующих авиакатастроф.

– А вы на чьей стороне?

– Я рекомендовала бы этим газетным «летунам» не будоражить чересчур общество еще не произошедшими неприятностями.

– Есть и положительные отзывы.

– Очень мало.

– Несмотря на такой противоречивый ажиотаж, пилоты аэроклуба приняли решение совершить этот перелет.

– Молодцы! Здорово!

– Если желаете, то и вы можете присоединится.

– А вы полетите?

– Да. Если хотите, то можем полететь вдвоем на аэроплане.

– В качестве пассажира?

– В качестве второго авиатора на двухместном аэроплане.

– Руководство школы разрешит? Ведь я еще не дипломированный пилот.

– Руководство летной школы по достоинству оценило перспективу ваших профессиональных возможностей. Ваше мнение? Можете подумать. Мероприятие действительно рискованное.

– Я не боюсь опасностей. Воздухоплавание моя жизнь. Я согласна лететь с вами даже в качестве пассажира.

– О вашем согласии я сообщу руководству школы и вас внесут в список участников этого первого в истории перелета.

– Когда взлетаем?

– Вылет запланирован через три дня.

– Отлично.

– Предлагаю приступить к подготовке нашего полета.

– Согласна. Надо проверить крепеж аэроплана и двигатель.

– Все сделаем. Двигатель старенький. Ничего вдвоем справимся.

– Конечно справимся.

Ранним утром, в назначенный день вылета, на аэродроме в Коломягах собрались все участники перелета. Взлетел первый аэроплан за ним второй, третий. «Фарман» Слюсаренко и Зверевой неспеша оторвался от земли и взмыл в воздух. Описав вокруг аэродрома круг, аэроплан вместе с молодыми авиаторами отправился покорять огромное по тем временам расстояние.

– Видимость практически нулевая, – не поворачивая головы громко сказал Владимир Викторович.

– Над заливом и вовсе туман. Держитесь ближе к берегу, – перекрикивая работающий на полных оборотах мотор отозвалась Лидия Виссарионовна.

– Согласен. Главное – не заблудиться и не сбиться с намеченного курса.

– Сейчас визуально сориентируюсь. Все ясно.

– Где мы? – посмотрел вниз Слюсаренко.

– Подлетаем к Тосно. Что за шум? – забеспокоилась Зверева.

– Мотор забарахлил, – повернув в сторону мотора голову отозвался Слюсаренко.

– Этого нам только не хватало.

Мотор завыл, потом «закашлял», потом чуть и вовсе не заглох.

– Что будем делать? – посмотрел на свою спутницу Слюсаренко.

– Полет становится крайне опасным. Если мотор заглохнет, то мы рухнем вниз

– Я своей невестой рисковать не буду. Возвращаемся на аэродром.

– Согласна. У меня экзамен через несколько дней на пилота. Так что я умирать не собираюсь, – бодрым голосом отозвалась Зверева.

– Ставить на карту нашу с тобой свадьбу не будем. Снижаемся, как можно ниже и летим осторожно назад.

– Посмотрим, что с мотором и полетим? – с надеждой в голосе спросила Лидия Виссарионовна.

– Если устраним неисправность, – ответил Слюсаренко.

Максимально снизив высоту полета, он повел аэроплан к аэродрому.

Приземлившись, пилоты сразу же стали заниматься мотором. Выяснилось, что устранить поломку на месте не получится. Необходимы новые детали, которых, разумеется, под рукой не оказалось. Их надо было заказывать на заводе, производящем авиамоторы данного типа. Что делать? На помощь пришел, только что получивший диплом авиатора, Константин Шиманский. Он предложил свой мотор. Пришлось согласиться. Мотор оперативно был установлен на аэроплан и Слюсаренко вместе с Шиманским одиннадцатого июля вылетели покорять воздушное пространство Санкт-Петербург – Москва. Зверева стояла на земле и махала им рукой. Конечно, ей было обидно, но что она могла сделать. Вторым пилотом на аэроплане полетел владелец мотора.

Вначале все шло хорошо. Слюсаренко с Шаманским удачно пересекли Финский залив. Только начали любоваться окружающей природой, как мотор неожиданно замолк. Слюсаренко пришлось сажать аэроплан в аварийном порядке, но вынужденная посадка получилась очень неудачной. Авиаторы приземлились в овраг. В результате жесткой посадки Шиманский погиб, а Слюсаренко получил серьезные травмы ног.

В госпитале Слюсаренко прооперировали.

Зверева навестила его на следующий день.

– Как дела? – поинтересовалась она с заботливым выражением лица.

Владимир Викторович вяло махнул рукой в знак приветствия.

– Не получилось, – с досадой произнес он. – Хорошо, что ты не полетела со мной во второй раз.

– Ничего, ничего. В следующий раз у нас точно получится и мы долетим, – бодрым, уверенным голосом ответила Лидия Виссарионовна.

– Хоть кто-нибудь долетел? – с надеждой поинтересовался Слюсаренко.

– Да. Александр Васильев. До Ходынского поля, на котором он посадил свой аэроплан, он долетел за двадцать четыре часа сорок одну минуту и четырнадцать секунд.

– Меня радует, что у нас теперь есть авиатор, который на легкой машине, без каких-либо навигационных приборов смог совершить столь длительный перелет.

– Если все пойдет так удачно и дальше, то в скором времени, при наличии пассажирских аэропланов, можно будет совершать авиаперелеты из одного города в другой, – с оптимизмом в голосе ответила Зверева.

– Вот именно. Так что все наши неудачные приземления имеют не только прискорбный, но и положительный результат. Есть над чем работать конструкторской мысли.

– Я все думала и сообразила, как улучшить безопасность полетов на летательном аппарате. Поэтому принесла не только овощи и фрукты, но и чертежи. Посмотри, пожалуйста, если будет желание и время.

– Как хорошо, что ты принесла их сюда. Будет чем заняться. Если не сложно, то можешь показать их прямо сейчас и мы обсудим твои предложения по улучшению конструкции аэроплана.

– Хорошая идея, – Лидия Виссарионовна быстро развернула свернутые в трубочку листы бумаги, и молодые конструкторы увлечено принялись обсуждать предлагаемые усовершенствования летательного аппарата.

– Очень интересная, свежая конструкторская мысль! – устремив восхищенный взгляд на собеседницу воскликнул Владимир Викторович. – Если бы все эти нововведения были осуществлены до полета, то он, наверняка, не прервался так печально.

– Я тоже уверенна в этом, – ответила Зверева.

– Как же наша свадьба? – осторожно поинтересовался Слюсаренко. – Я, на некоторое время, практически обездвижен. Придется отложить, – и внимательно посмотрел на свою невесту.

– Придется, – тихо ответила Лидия Виссарионовна. – Впрочем, не вижу препятствий, – уже уверенным, бодрым голосом продолжила она. – Свадьба состоится, когда ты выздоровеешь, а я сдам экзамен в летной школе.

– Ты действительно, после всего что случилось в эти дни, желаешь продолжить полеты на аэроплане? Ведь это так опасно, – с беспокойством заглядывая в глаза невесте поинтересовался Владимир Викторович.  – Пресса пестрит заголовками статей о авиакатастрофах. Некоторые корреспонденты открыто выражают свою уверенность, что после недавних скорбных происшествий, случившихся с авиаторами, госпожа Зверева откажется от своего экстремального увлечения и вернется в лоно светских салонов и стандартных женских занятий.

– Уважаемый избранник, вы мой характер недостаточно хорошо знаете. Если я приняла решение, то так тому и быть! Я продолжу свои учебные полеты. Сдам экзамен и стану дипломированным авиатором. Ты – выздоровеешь. Я – стану авиаторшей. Свадьба состоится!

– Спасибо за добрые слова. И большая просьба-рекомендация будь, пожалуйста, предельно внимательна, собрана и осторожна. Экзотика летной романтики очень обманчива. Резкий порыв ветра, отказ мотора и … Жизнь авиатора, управляющего аэропланом в воздушном потоке, подобна пылинке.

– Хорошо, хорошо. Я приму к сведению твои советы, – Лидия Виссарионовна незаметно смотрит на свои часы. – Извини, но мне пора на аэродром. Оставляю тебя с чертежами и газетными статьями. Просвещайся и побыстрее выздоравливай. И не забывай, что у нас скоро свадьба. Надеюсь, ты не передумаешь связать себя брачными узами с опрометчивой, смелой авиатриссой.

Зверева попрощалась с Слюсаренко и быстро вышла из палаты.

Лидия Виссарионовна упорно шла к совей цели. Она тренировалась, тренировалась и тренировалась.

Настал долгожданный день. 10 августа 1911 года Звереву на Гатчинском аэродроме экзаменовали на звание пилота-авиатора. По этому поводу шумиха была необыкновенная. Авиаторы, корреспонденты и прочая любопытствующая публика собрались на аэродроме уже с раннего утра. Сам по себе экзамен стал уже делом обычным, но в этот день впервые в Российской империи экзаменовалась на звание пилота-авиатора женщина.

Экзамен начался. Лидия Виссарионовна взлетает на «Фармане» над аэродромом. Управляемый ею аэроплан быстро поднимается вверх. На высоте в пятьдесят метров «Фарман» начинает описывать «восьмерки». Первая, вторая, третья, четвертая, пятая…

У спортивных комиссаров Всероссийского аэроклуба, принимающих у ученицы экзамен, замечаний нет. Зверева управляет аэропланом грамотно и профессионально.

«Фарман» плавно снижается. Лидия Виссарионовна выключает мотор и аэроплан мягко касается поверхности аэродрома в центре пятидесятиметрового круга. Спортивные комиссары принимают единогласное решение – экзамен на звание пилота-авиатора первой в Российской империи женщиной сдан.

Поздравления, цветы, щелкают затворы фотоаппаратов…

Сквозь толпу, поближе к первой авиаторше-женщине, протискивается молодой человек с карандашом и записной книжкой.

– Здравствуйте! Я, корреспондент «Петербургского листка». Несколько слов для читателей нашей газеты. Разрешите? – не дожидаясь ответа быстро задает вопрос: – Вы стали первой российской женщиной-пилотом. Здесь, на земле, запрокинув вверх головы и затаив дыхание мы наблюдали под облаками высокий профессионализм, непоколебимую силу духа и твердое самообладание. Что дальше?

Зверева нашла глазами корреспондента, в колыхающейся толпе, и весело крикнула ему:

– Российские женщины, смелее вперед! Я призываю вас следовать за мной! Давайте вместе осваивать воздушное пространство!

Сбылась мечта Лидии Виссарионовны. Всероссийский аэроклуб выдал ей диплом пилота за номером тридцать один.

После выписки Слюсаренко из госпиталя молодые люди официально оформили свои отношения.

– Дорогая, отличная новость! – обратился к супруге Владимир Викторович Слюсаренко. – Нас приглашают участвовать в царскосельских авиационных состязаниях!

– Прекрасно! – отозвалась Лидия Виссарионовна Зверева. – В воздухе всем покажем, чего мы стоим и что могут наши аэропланы.

Владимир Викторович удачно совершил свой демонстративный полет.

У Лидии Виссарионовны перед самым взлетом неожиданно заглох мотор.

– Что такое? – удивленно посмотрела она на мужа.

– Во время моего полета, работал как часы, – пожал плечами Слюсаренко. – Сейчас проверю мотор. Странно. Откуда в двигателе железные опилки?

– Видимо кто-то не хочет, чтобы женщины осваивали воздушное пространство наравне с мужчинами. Каверзы недоброжелателей меня не остановят! Я все равно буду летать! Предлагаю совершить турне с демонстративными полетами по городам Российской империи.

– Согласен, – кивнул головой Владимир Викторович.

– Поговори с авиаторами.

– Уже говорил. Пилоты Петр Евсюков и Александр Агафонов готовы отправиться с нами в турне.

В начале 1912 года группа авиаторов совершила удачные воздушные выступления в Баку, а затем в Тифлисе.

В марте супруги отправились в Ригу. Здесь в 1911 году на Русско-Балтийском вагоностроительном заводе налажено строительство аэропланов. А на заводе «Мотор», находящемся за чертой города в Зассенгофе, выпускают самые первые в Российской империи авиационные двигатели.

– Демонстрировать полеты на летательных аппаратах в центре строительства российской авиации очень престижно и выгодно, – сказала Зверева готовясь к полету над скаковым полем в пригороде Риги Золитуде.

– Если нам удастся здесь закрепиться и организовать свое дело, то будет очень хорошо, – согласился с ней Владимир Викторович.

– У нас все получится, – спокойным голосом ответила мужу Лидия Виссарионовна. – У меня все готово, – сказала она, занимая место пилота на «Фармане».

– Удачи, – махнул жене рукой Слюсаренко.

Двигатель громко затарахтел, аэроплан вздрогнул, тронулся с места и через несколько секунд взмыл в воздух, плавно набирая высоту. В самый разгар представления усилившийся ветер стал сносить аэроплан на трибуны со зрителями, чтобы избежать падения летательного аппарата на людей, Зверева приняла смелое решение. Она совершила маневр с набором высоты, но резкий порыв ветра опрокинул аэроплан. Летательный аппарат упал на землю. Авиаторшу придавило обломками «Фармана».

– Теперь ты на больничной койке, – грустно улыбаясь сказал Владимир Викторович присаживаясь на стул. – И уже не о муже, а о жене пишут местные газеты.

– С той лишь разницей, что ты получил серьезные травмы – сломал обе ноги, а я отделалась сильными ушибами ног. О тебе писали с искренним сочувствием, а мной восторгаются и благодарят за спасенные жизни зрителей.

– Ты, как всегда, права, – задорно улыбнулся Слюсаренко. – Однако, лечащих врачей и меня, тревожит другое заболевание.

– Я все знаю. Мои легкие находятся в плачевном состоянии. Врачи настоятельно рекомендуют ехать лечится на юг. Говорят, что чахотка прогрессирует. Не поддамся болезни! Я хочу летать! А там будь что будет.

– У меня хорошие новости. Надеюсь, твою неудержимую натуру они быстро поставят на ноги, – загадочно заговорил Владимир Викторович.

– Мне очень интересно. Говори скорее, что за новость ты приготовил на десерт своей неугомонной жене? – Зверева села на кровать и приготовилась слушать.

– Наши с тобой выступления привлекли внимание деловых людей и чиновников, руководящих воздухоплаванием, – воодушевленно заговорил Слюсаренко. – Нам разрешили строить летательные аппараты. Военное министерство заказало «Фарман-16».

– Это действительно отличная, бодрящая весть! Довольно странствовать по стране. Я давно мечтала серьезно заняться строительством и конструированием аэропланов, – Лидия Виссарионовна встала с кровати и, сильно хромая, заходила по палате. – У меня есть конкретные конструкторские решения, как усовершенствовать этот французский аэроплан-разведчик.

– В таком случае не будем терять время. Я сейчас же займусь вопросом открытия мастерских по изготовлению аэропланов, – встал со стула Владимир Викторович.

– Пусть все видят, что строительством аэропланов могут успешно заниматься не только инженеры, но и авиаторы! – с жаром воскликнула Зверева и крепко пожала мужу руку. Направилась к кровати, остановилась, вновь подошла к мужу и с воодушевлением сказала: – Мы откроем под Ригой в Зассенгофе летную школу.

– Хорошая мысль, – ответил Слюсаренко. Внимательно посмотрел на жену и продолжил: – Инструкторами-авиаторами в нашей школе станем мы сами.

– Таким образом мы сможем и выпускать новые, усовершенствованные аэропланы и сами их испытывать, – принялась развивать мысль мужа Лидия Виссарионовна. – Я обращусь, через прессу, к женщинам с призывом ответственно отнестись к занятию воздухоплаванием. Я им объясню, что полеты в воздухе – это не просто реклама и создание ажиотажа вокруг своего имени, а серьезное, нужное для успешного развития нашей страны дело.

После обращения Лидии Виссарионовны к читателям, набор в рижскую летную школу завершился быстро. Способствовало такому развитию событий и то обстоятельство, что обучение было на двести рублей дешевле, чем в других летных школах.

Мастерские Зверевой и Слюсаренко успешно справились с заказом Военного министерства. Усовершенствованные аэропланы признаны приемной комиссией хорошими и надежными.

В 1914 году мастерские переведены в Санкт-Петербург и преобразованы в Авиационную фабрику Слюсаренко. Лидия Виссарионовна лично участвовала в испытаниях летательных аппаратов, а также их разработке. Она сконструировала отечественный истребитель.

За годы Первой мировой войны фабрика выпустила с техническими новшествами и усовершенствованиями более сотни учебных и боевых аэропланов разных моделей.

Лидия Виссарионовна Зверева в 1916 году заболела тифом и скончалась в возрасте двадцати пяти лет. Во время ее похорон на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в небе кружили аэропланы. Это авиаторы отдавали почести бесстрашному пилоту и талантливому авиаконструктору.

Первая российская женщина-авиатор прожила хоть и короткую, но очень насыщенную событиями, творческую, целеустремленную жизнь.

Пьеса МЕМУАРЫ ЧЕЛОВЕКА ИЗ ПРОШЛОГО

Автор: Юрченко Михаил Петрович

E-mail: Mixail1966@yandex.ru

 

ПЬЕСА

 

МЕМУАРЫ ЧЕЛОВЕКА ИЗ ПРОШЛОГО

 

(воспоминания в 1-м действии)

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

ИВАН ГЕОРГИЕВИЧ ПТАШКИН, пенсионер. Пожилой человек.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Квартира семьи Пташкиных. В центре сцены расположена комната Ивана Георгиевича.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Комната Ивана Георгиевича. В комнате письменный стол, два стула, раскладное кресло-кровать в сложенном состоянии, старенький шкаф для верхней одежды, старенький шкаф с книгами, новый комод. На комоде стоит радиоприемник. На стене висят плоский телевизор и портрет молодых супругов Пташкиных в толстой раме. Вход в комнату расположен справа относительно зрительного зала. Окно в комнате находится слева относительно зрительного зала.

 

Иван Георгиевич, шаркая ногами, входит в комнату. Останавливается у письменного стола. Поворачивается лицом к зрительному залу и задумчиво всматривается в зрительный зал.

 

(Пауза.)

 

Иван Георгиевич (разговаривает сам с собой). Зачем я сюда пришел? Забыл. Память совсем прохудилась. Впрочем, я на память не жалуюсь. Память у меня надежная. Правда, иногда, у нее обвалы и провалы случаются. Так я к этим коллизиям приспособился. Если мне, что вспомнить надо, то я сыну или невестке звоню. Кстати, а куда я свой телефон положил? Не помню. Как же я теперь узнаю, что делать? (Задумчиво смотрит в зал.) Вспомнил! Невестка должна позвонить. Я звонок услышу и сразу найду телефон. Нет, не телефон. А, как его… (Радостно.) Вспомнил! Смартфон! Имя такое непонятное. Наверно, иностранное. Сейчас у нас все иностранное, а раньше все свое было. А теперь шагу ступить не можем без иностранного. Будто дети малые. За чужую юбку держимся. Пора уже самим ножками бегать. Ведь можем. Все можем. Помню… Вспомнил! Все вспомнил! Опять память ко мне вернулась!

 

Звонит сотовый телефон.

 

Дверной звонок звонит или телефонный? Мелодии путаю. Вроде смартфон звонит. Где? (Осматривает комнату.) Вот он голубчик спрятался. Нашел. Всё-таки я нашел тебя.

 

Берет со стола сотовый телефон.

Разговаривает по сотовому телефону.

 

Ало! Кто у аппарата? А, это ты, Владимир! Как дела, сынок? Что? Плохо слышно. На даче сигнал слабый? Это почему же? А, ясно. У меня хороший. У нас здесь все хорошее. А у вас почему-то все слабое. Плохое, одним словом. Понимаю. А у нас хорошее. Я это уже говорил. Все у вас хорошо? Уже и это спрашивал. Доехали без приключений? Хорошо. Как внуки? Пусть больше на свежем воздухе находятся. Нечего в доме сидеть. Да. Согласен. Я в их годы можно сказать на улице жил. А они все в доме с телефонами в обнимку сидят. Я понял. Хорошо. До свидания.

 

Кладет сотовый телефон на стол.

 

Как быстро время бежит. Совсем недавно была дружная, полноценная семья. И незаметно все куда-то исчезло, как будто ничего и не было. Один остался. Жену похоронил. Сын живет своей семьей. Искренние, родственные связи заменяются вежливым, безразличным, холодным формализмом. Отдаляемся друг от друга. Молодые к молодым тянутся. Это раньше старики, как носители и хранители знаний, уважением пользовались. Теперь мы – неперспективная обуза для более молодых поколений. Не интересно им с нами. Жизнь в своем развитии ушла далеко вперед. Наши знания и умения устарели. Мы перестали быть человеческим капиталом. Лишние рты. Только нагрузку создаем для всякого рода социальных институтов. Раздражаем более энергичное, современное поколение своим нафталиновым присутствием.

 

Смотрит на портрет в толстой раме и разговаривает с ним.

 

Вот такие дела, Светлана. Сколько лет вместе прожили. Ссорились, мирились. Всякое было. Человек в возрасте, почему-то обесценивается для окружающих. Превращается в уцененный товар. Хорошо, что не дожила ты до такой современности. С сыном разговаривал по телефону. Сказал, что Ольга, невестка, мне в нужное время звонить будет. Я по часам лекарства принимаю. Когда-то я был молодец. Теперь все. Говорят, что у меня возраст дожития случился. Не рентабельный стал. Почему? Что я плохого кому сделал? Всю жизнь честно работал. Стаж больше пятидесяти лет. Не понимаю. Почему я стал лишним? Кому я мешаю? Что я все о себе. Ты, как? Хорошо устроилась? Куда попала? В «ад» или в «рай»? Я не из праздного любопытства спрашиваю. Надо же мне знать куда просится на «верх» или в «низ». Главное, чтобы тебе хорошо там было. Ничего. Скоро свидимся. Потерпи немножко. Обычно мужья раньше из жизни уходят. А у нас наоборот получилось. Такая вот история.

 

Звонит сотовый телефон.

 

Извини, дорогая, рекламная пауза. Молодежь волнуется.

 

Берет со стола сотовый телефон.

Разговаривает по сотовому телефону.

 

Ало! Ольга? Здравствуй! Все хорошо. Таблетки? Нет еще. Спасибо, что напомнила. Ольга, а какие таблетки мне выпить? От давления? Хорошо. А зачем? Я ведь его еще не проверял. Может нормальное. Ясно. Понял. Если высокое, то выпью. Где говоришь таблетки лежат? На комоде. Сейчас замер давления осуществлю и выпью. Спасибо, что напомнила. Как дела? И у нас хорошо. У кого у нас? Со мной никого нет. Я один в квартире. Разумеется, никого чужих без вас я в квартиру не запущу. С кем разговариваю? С женой своей. Она где? Так ясное дело где. На кладбище. Не волнуйся. Приезжать не надо. Это я не со Светланой разговариваю, а с портретом, который в моей комнате на стене висит. Скучно одному. Вот и судачу с ней на всякие темы. Никого не вижу. Хотя постой вижу. Себя в зеркале. Извини, плоская шутка получилась. Где таблетки говоришь? Понял. Прямо сейчас и выпью. Запомнил. Иду пить. Хорошо. Все нормально. Я в здравом уме. Не гони волну. Звони. Пока.

 

Кладет сотовый телефон на стол.

Смотрит на портрет в толстой раме и разговаривает с ним.

 

Сейчас, Светлана, я быстренько таблетку приму. (Подходит к комоду, берет таблетку и запивает ее водой из стакана, стоящего на комоде.) Что я сделал? Надо было вначале с давлением разобраться, а потом таблетку принимать. Забыл. Ладно. Будем считать, что я принял превентивные меры от давления. Светлана, продолжаем разговор. На чем мы с тобой остановились? Помнишь этот комод? С тобой покупали. Надо было мне таблетку не от давления, а от памяти принять. Вернее, для улучшения памяти. Ты, Светлана, слушаешь меня и думаешь, мол дряхлый, больной старикашка все что-то ерепениться, все что-то изображает из себя. Можешь успокоиться, дорогая. Я уже с болячками давно не воюю. Смирился. Не участвую с ними в жарких дискуссиях. Улыбнусь, пошучу и дальше пошел насвистывая. Что ты такое говоришь. Я не сдаюсь, держусь. Здоровье у меня стабильное. Жить можно. Другим еще хуже. В одиночестве существуют. Я же в семье живу. Почему сейчас один? Так я это… Сам сказал, что не поеду на дачу. Не хочу у молодых «под ногами путаться». Пусть отдыхают. Жизнью наслаждаются пока здоровье и возраст позволяют. Старость неожиданно нагрянет. Пусть вместе, дружно живут в свое удовольствие. Еще успеют ненужными и лишними стать. Насидятся в одиночестве.

 

Звонит сотовый телефон.

 

Наговорил, Светлана, тебе ерунды всякой, а самого главного не сказал. Слышишь (указывает рукой на сотовый телефон), как заботятся обо мне. Ты, подожди маленько, не уходи. Я сейчас мигом переговорю, и мы продолжим нашу с тобой беседу.

 

Берет со стола сотовый телефон.

Разговаривает по сотовому телефону.

 

Ало! Владимир? Все нормально, сынок. Кто тебе такое сказал? Она меня не так поняла. Я пошутил, а Ольга все за «чистую монету» приняла. Чувствую себя хорошо. Я в полном душевном здравии. Не волнуйся. Отдыхайте. Приезжать не надо. Зачем выходные себе портить будете. Мое дело стариковское. Одним словом, возраст дожития. Что с меня взять. Я таблетку принял. А от памяти таблетки где? Что-то забывать стал. Согласен. Возраст. Согласен. Вот и хорошо, что сам все понимаешь. Не волнуйтесь. Я уже привык бобылем по квартире один кантоваться. Откуда таких словечек набрался? Так я их от твоих детей, моих внуков, слышу. Хочешь поделюсь современным словарным запасом? Хорошо. В другой раз поговорим. Понимаю. Дела. Занят. Все понимаю. Ладно. Пока. До встречи, сынок. Ты звони мне. Может я что дельное подскажу. Сам справляешься. Это хорошо, когда сам. Я поел. Отдыхайте на природе. Не буду вам мешать своими старческими разговорами. До свидания.

 

Кладет сотовый телефон на стол.

Смотрит на портрет в толстой раме и разговаривает с ним.

 

Слышала, Светлана, как я востребован? Советуются. Шагу без меня ступить не могут. Молодежь. Вот такие дела. Скучно одному в пустой квартире тусоваться. Поговорить хочется, а с кем? Хорошо ты у меня есть. Пусть на фотографии, но лучше, чем ничего. Так, о чем мы? Ты на них не серчай. Я сам ехать отказался. Машина всякими вещами завалена. А тут я еще сяду. Владимир с Ольгой взять меня конечно же согласны были, но не получилось. Вещей слишком много. Опять же внуки на заднем сиденье расположились. Не хочу их стеснять. Пусть с комфортом едут. Я в квартире посижу. Не хочу своим присутствием молодым настроение портить. Звонят? Показалось. Что-то на связь никто не выходит. Я, конечно, и с тобой поговорить могу. И мне хорошо. И тебе веселее. Скучаешь без нас?

 

Звонит сотовый телефон.

 

Ты не ревнуй, Светлана. Просто с живым человеком поговорить хочется. Интересно, что там и как. Понимаешь?

 

Берет со стола сотовый телефон.

Разговаривает по сотовому телефону.

 

Ало! Иван? Привет, тезка! Как дела? И у меня хорошо. Ты родителей меньше слушай. Не то говорю. Наоборот. Ты, родителей слушай. Я все понимаю. Не волнуйся. У меня все хорошо. Я – здоров, весел, живчик, одним словом. Как? Что, ты говоришь? А память действительно восстановится? Тогда, конечно. Можно попробовать. Только я никогда не писал мемуаров этих. Записать свои воспоминания. Так я много чего помню. Хорошо попробую. Отдыхай, веселись. На свежем воздухе двигайся больше. Спасибо за звонок. До встречи.

 

Кладет сотовый телефон на стол.

Смотрит на портрет в толстой раме и разговаривает с ним.

 

Светлана, ты здесь? И я здесь. Здорово правда! Все не один. Внук звонил. Волнуется за меня. Переживает. Может даже и скучает. Я – дед правильный. Правда, в последнее время, что-то захандрил малость. Скучаю я по тебе, Светлана. Очень скучаю. Ты ушла и мое желание жить, как-то само собой угасать стало. Может так и надо. В желании уйти, освободить место для более молодого поколения есть, что-то рациональное. Зачем отягощать близких своим присутствием. Раньше, во времена моего детства и юности, уважительно к старшему поколению относились. Хотя, честно говоря, и тогда по-разному случалось. Отвлекся. О чем мы говорили с тобой, дорогая?

 

Звонит сотовый телефон.

 

Опять кто-то наш с тобой разговор прерывает. Извини, любимая, на звонок ответить надо. Вдруг, что серьезное. Помощь моя необходима. Я быстро переговорю.

 

Берет со стола сотовый телефон.

Разговаривает по сотовому телефону.

 

Ало! Кто? Плохо слышно! Громкость на телефоне прибавить. А как? Не знаю. Какую кнопку нажать? Теперь хорошо слышу. Ало! Это ты, внучка? Спасибо за звонок. Очень приятно слышать тебя, Марья. Как дела? У меня все отлично. Постой. Сейчас скажу на вашем, молодежном языка. У меня все «окей»! Да. Вот такой я молодец. Спасибо. Я еще несколько слов из вашего молодежного сленга знаю. Хочешь скажу? Потом. Хорошо. Потом. Что говоришь? Иван? Звонил. Что надо? На уроке рассказать о своих дедушке и бабушке? Так рассказывайте. У меня от людей секретов нет. А бабушка, сама знаешь, уже ничего нам не скажет. Писать. Написать? Что написать? Кому? Вам написать. Письмо что ли? Мемуары. Иван мне что-то говорил. Точно уже не помню, что, но говорил. Так. Хорошо. Срочно надо. В понедельник уже рассказывать в школе. Хорошо. Напрягу извилины. Выдам «на-гора» уголек-воспоминания. Не волнуйся. За деда с бабой и их воспоминания стыдно вам не будет. Хорошо. Представлю в срок. Как скажешь, внучка. Что отложить? Психогенную смерть? Ясно. Откладываю. Приступаю к выполнению задания. Что потерял? Волю к жизни? Кто потерял? Я потерял? Что ты! Да я парень еще тот! Я еще ого-го! Огонь! Любому фору дам. Я не хвастаюсь. Буду предельно осторожен. Успею. Не волнуйся Марья. Я выполню поставленную тобой и Иваном задачу. Что? Не вами? А кем? Понял. Выполню учителем поставленную задачу. Напишу. Все на бумаге изложу. Ничего не забуду. Разрешите выполнять? К вашему приезду все будет сделано. Приступаю немедленно. Все. Пока. Звони. Буду стараться. Конец связи. Всем привет.

 

Кладет сотовый телефон на стол.

Смотрит на портрет в толстой раме и разговаривает с ним.

 

Вот, Светлана, от внуков задание неимоверной важности получил. Мемуары писать срочно надо. В понедельник у них мероприятие в школе. Так что до вторника у меня мотивация к жизни появилась. Встреча наша с тобой откладывается. Не обессудь. Я им здесь нужен. Не обижайся. Я быстро все дела здесь сделаю и к тебе. Засиделся я на этом свете. Пора и «честь знать». Но это потом. Сейчас нам с тобой все вспомнить надо и быстро наши с тобой воспоминания на бумаге изложить. Основные исторические вехи записать и Ивану с Марьей представить. Школьному учителю это надо. А может, если повезет, то и внукам нашим память о своих предках пригодиться. Надо мне постараться. А ты что думала. Молодежь сейчас очень поверхностно о той нашей жизни знает. У меня впереди увядание, а еще так много полезного сделать хочется для подрастающего поколения. Какая чудесная перспектива. Мемуары – это возможность через прошлое прикоснуться к будущему. Влиять на будущее. Рассмотреть широкий круг проблем в перспективе их развития. Воспоминания позволяют уйти в свободный поиск. Через прошлое можно выйти на перспективные разработки в будущем. Знаешь, в чем ценность настоящего? Настоящее – мост между прошлым и будущим. Это зона обмена идеями. Коммуникации, по которым передается жизненный и профессиональный опыт от одного поколения другому. Светлана, ты далеко не уходи. Вдруг мне с тобой посоветоваться надо будет. Где бумага и карандаш? Нет. Карандашом писать не буду. Сотрется еще. Буду писать шариковой ручкой. Так надежней будет. Можно было бы и на компьютере текст набрать, но я в этой современной технике несилен. Буду писать по старинке. Почерк у мены так себе. Ничего. Внуки у меня смышленые. Разберутся. Тем более, что я еще на этом свете. Помогу молодежи расшифровать старческий почерк. Главное – все верно изложить и ничего важного не упустить. Как ни как история нашей семьи, история региона, страны. Дело ответственное. Верно, Светлана? Мемуары. Никогда еще не писал мемуары. С какого бока к ним подойти? С чего начать? Я ведь не крупная историческая личность, а простой человек в возрасте дожития. Кому интересна моя биография? Таких как я – тысячи, миллионы. Что же нам всем мемуары писать? Бумаги и чернил не хватит все описать, как было. С другой стороны, я много повидал на своем жизненном пути. Есть что рассказать человеку, жившему в прошлом веке. Поделиться своим жизненным опытом с более молодым поколением. Вдруг, что из моей непростой, шершавой жизни и пригодиться для пользы дела. Изложу на бумаге для внуков и для души. С чего начать? Слишком большой массив информации. Широко, подробно освещать или сократить? Писать, как «было» или как «нужно», как «правильно»? Вот незадача. Хоть бы позвонил кто. Я бы уточнил. А теперь, что прикажете делать? Светлана, помогай. Как думаешь? Молчит. Если бы была жива, то обязательно помогла. Была не была! Беру на себя полную ответственность. Напишу, как было, как я понимаю. Если что не так, то пусть на меня все валят. Отвечу. По всей строгости закона отвечу. Дело серьезное. Надо так высказаться, чтобы заполнить эти чистые листы истинной информацией. Чтобы «бил живительным ключом» полезный смысл, а не чванливое самолюбование лезло со всех «щелей», как тесто из кастрюли. (Смотрит на часы.) Время бежит без остановки и перерыва на обед. Начну с самого начала. Стоп! Прежде чем обеспечить связь поколений друг с другом, организовать так сказать их «квантовую запутанность» надо название придумать. Как создаваемый мною документ озаглавить? Назову его «Воспоминания человека их прошлого». Так понятней, гармоничней будет для постороннего глаза «суперпозиция» моих мемуаров. У читающих воспоминания людей должна сложится единая историческая реальность прошлого, чтобы то или иное историческое событие не соскакивало со своей «орбитали». Мне представилась возможность через мемуары дать еще одно измерение жизни и деятельности старшего поколения. Обеспечить молодые поколения жизнеобразующими информационными «трофеями». Старость, поднимай свои «якоря» и полным ходом в прошлое, а оттуда транзитом через настоящее в будущее.

 

Иван Георгиевич, с гордым видом, садиться на стул за письменный стол. Из ящика стола вынимает чистые листы бумаги, шариковую ручку и аккуратно кладет их на стол.

 

Давно ручку в руках не держал. Отвык даже. Ничего. Сейчас вспомню, как ручкой писать. Все вспомню. Начну с самого начала. Со своего детства.

 

Берет ручку и начинает записывать свои воспоминания.

 

Родился я в сельской местности. По современным меркам в многодетной семье. Родители мои, как тогда говорили, из зажиточных крестьян. После раскулачивания они переехали в город и устроились работать на завод. Летом мы всей семьей приезжали погостить к родственникам в деревню. В воскресенье 22 июня 1941 года я с ребятами отдыхал на реке. Вдруг на лошади, без седла, проскакал деревенский мальчишка и на ходу крикнул «Война!». Так я узнал, что началась война. Родители быстро собрались, и мы уехали домой. Через несколько дней отец ушел на фронт. Больше мы его не видели. Мать работала на оборонном заводе, а я учился в школе. В здании нашей школы разместился госпиталь поэтому наши учебные классы располагались в бараках при железнодорожной станции. До войны в них хранили шпалы, рельсы, колеса и всякие инструменты для обслуживания железной дороги. Бараки перегородили досками, фанерой и получились учебные классы. Пол земляной, окна маленькие. Холодно и сыро. Летом школьники младших классов работали в колхозе. Помогали взрослым. В свободное время с одноклассниками бегал к госпиталю и в котелке носил раненым воду. Санитары нам запрещали, а мы все равно носили. Так до 1944 года и проучились в бараках. Потом госпиталь перевели поближе к фронту, и мы продолжили учится в своей школе, правда отопления там тоже не было. Но все же лучше, чем в сарае. После окончания войны все радовались, но жизнь легче не стала. Также было голодно и холодно. Окончив семь классов, я пошел учиться в ремесленное училище. Затем устроился на завод слесарем-инструментальщиком. Потом призвали в армию. По окончанию службы вернулся на завод, где и проработать без малого пятьдесят лет. Без отрыва от производства окончил заочно техникум. Назначили мастером производственного участка. Так до пенсии мастером и работал.

 

Иван Георгиевич посмотрел на исписанные листы бумаги.

 

Мало как-то получилось. «Копну» немного глубже. Вдруг пригодиться. О чем таком важном сообщить? Когда умер Сталин все плакали. И я тоже плакал. Пришел к власти Никита Хрущев. При нем все куда-то не туда пошло. Сразу-то мы и не поняли, а потом всем стало ясно, но вида не подавали, что недовольны. Терпели. Хоть и «оттепель была», но шибко не бузили. Помнили прежние времена. Потом стали критиковать, запрещать. Модников и прочий «обуржуазившийся» элемент «к ногтю» прижали. На селе ввели налог на садовые деревья, домашнюю живность. Противоречия нарастали. Несоответствие увеличивалось. Застой приближался. Кризис углублялся. О чем еще написать?

 

Иван Георгиевич посмотрел на исписанные листы бумаги.

 

О работе своей сообщу коротко. Буквально несколько слов напишу. Начал свою трудовую деятельность простым рабочим, а закончил мастером цеха. Вроде я это уже писал. Ладно. Потом вычеркну. В прежние времена моя фотография висела на доске почета. Передовик производства, наставник и все такое прочее. После расформирования советского государства все резко изменилось. Исчезла доска почета с передовиками производства, а потом и сам завод закрылся. Его здания перепрофилировали под магазины, всякого рода офисы и прочие развлекательные заведения. Я ушел на пенсию. Теперь вот по заданию внуков пишу мемуары. Доволен ли я своей жизнью? Конечно доволен! Все видел и голод, и холод, и трудности всякие, и почет и уважение и семейное счастье и интересную, разнообразную старость. Как время быстротечно. Недавно только, в довоенной стране прошлого века, босиком бегал. Где неугомонное детство, жизнерадостная юность, многообещающая молодость? Промчались, как скорый поезд мимо полустанка. Все спешим. Куда? Зачем? Что впереди? Мне очень даже интересно. Посмотреть хочется, что будет дальше с людьми, обществом, страной. Люблю жизнь во всех ее проявлениях. Вроде, как про все написал. Никто не звонит. Странно. (Смотрит на часы.) Ух ты! Уже третий час ночи. Хватит. Я свою норму выработал. Исполнил обещание. Не подвел внуков. Пора спать. Если вспомню что-то важное и интересное, то завтра допишу. Здорово внуки придумали с помощью мемуаров память сохранять. Даже жить захотелось, как в молодости, широко, радостно, полноценно. На всю глубину до самого дна жизнеутверждающей сути. Не зря говорят, что общение с молодыми поднимает жизненный тонус. С другой стороны, если подумать, то кто-то же должен их учить гордится историей своей семьи, региона, страны. Может из моих воспоминаний получится хоть какой-то побочный эффект в виде генерации новых, свежих идей. Размечтался. Дед, а все туда же. За молодыми угнаться хочу. А что, если внуки почитают мои воспоминания и посчитают их недостаточно хейповой информацией? Очень хочу, чтобы мои и их чувства положительно интерферировали друг с другом. Я не идеал, но в меру своих сил веду активный, здоровый образ жизни. Не трачу свое время на всякую ерунду, глупости, вздор. Человек жив пока он нужен. Я еще пошуршу осенней листвой. Буду позитивно реагировать на свое старение. У меня чертовски много реальных планов. В глаза будущему смотрю смело. Спасибо молодежи. Я вновь полон жизненных сил и энергии. Ладно. Шабаш. Буду ложиться спать. Спать не хочется, но надо. А если надо, то значит сделаю. Такой у меня характер. Так меня воспитали.

 

Иван Георгиевич поднимается со стула. Осторожно кладет исписанные листы бумаги и шариковую ручку в ящик стола.

Раскладывает кресло-кровать. Ложиться на кресло-кровать, укрывается плетом.

 

Как хорошо на душе. Спокойно.

 

На сцене гаснет свет.

 

КОНЕЦ

Пьеса МЕХАНИЗМ СВОБОДНОГО ТВОРЧЕСТВА

Автор: Юрченко Михаил Петрович

E-mail: Mixail1966@yandex.ru

 

ПЬЕСА

 

МЕХАНИЗМ СВОБОДНОГО ТВОРЧЕСТВА

 

(феерия души в 2-х действиях)

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

ЖАННА, культуролог, философ.

РУСЛАН, программист.

ФЕДОР, конструктор.

ОКСАНА, администратор.

КОНСТАНТИН, финансист-аналитик.

САВЕЛИЙ, режиссер, художественный руководитель.

АНЮТА, дизайнера.

АНДРЕЙ, продюсер.

СТАС, композитор.

ЛЮДМИЛА, фотограф.

ДМИТРИЙ, художник.

ЛЮБОВЬ, писатель.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Лето. Городской парк.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дорожка городского парка. Деревья, скамейки. Стас, Людмила, Дмитрий, Любовь.

 

Разговаривая между собой, Стас и Людмила неспеша идут по дорожке парка.

На встречу им идут, разговаривая между собой, Дмитрий и Любовь.

 

Дмитрий и Любовь останавливаются у скамейки и присаживаются на нее.

 

Стас и Людмила подходят к скамейке, на которой сидят Дмитрий и Любовь.

 

Стас (плавно взмахивая руками). Людмила, посмотри кого мы здесь встретили!

Людмила (быстро вынимает из футляра фотоаппарат). Кого, Стас? (Внимательно осматривает деревья.) Не вижу. Куда смотреть? Кого фотографировать?

Стас (с удивлением на лице). Ну ты даешь! Убери, пожалуйста, эту длинную штуку.

Людмила. Эта «длинная штука» называется фотообъектив. Незаменимая вещь для профессионала!

Стас (плавным движением руки указывает на скамейку.) Вот. Сода смотри. Если есть желание и заряд в батарее, то можешь эту увлеченно воркующую пару сфотографировать.

Людмила. Отличная идея! Какой ракурс! Сколько в этих непринужденных, естественных позах искренней, а не наигранной экспрессии! Делаю фото! (Быстро делает несколько снимков.)

Любовь. Что такое? Дмитрий, что происходит? (Закрывает лицо руками.) Какая бестактность! Я, не давала разрешения на фотосессию! Вам, что окружающей природы мало?

Дмитрий. Любовь, сейчас разберусь. Извините! (Закрывает лицо руками.) Попрошу объясниться! Что за плоские вольности? Безобразие! Настоящее художественное хулиганство! Уберите фотокамеру! Вы нарушаете наше личное пространство! Что за «взлом» нашей конфиденциальности?

Любовь. Что ты с этими великовозрастными «папарацциями» церемонишься? Вызывай полицию!

Дмитрий. Я сейчас стражей порядка приглашу! Прекратите немедленно! Я в суд подам!

Стас (плавно взмахивает руками). Друзья, вы что нас не узнали? Кто бы мог подумать, что на юге нашего региона на какой-то тропе здоровья мы встретимся так непринужденно. Вот тебе и терренкур! А ты, Людмила, идти по этой тропе не хотела. Вот тебе и метод санаторно-курортного лечения, соединяющий в себе элементы лечебной физкультуры, климатотерапии, ланшафтотерапии. А еще я бы добавил и социотерапии.

Людмила. Стас, не маши руками, как птица! Ты не в оркестровой яме, а на тропе здоровья. Объектив дорогой разобьешь! (Просматривает снимки на экране фотоаппарата.) Какие снимки! Хоть сейчас на конкурс! (Убирает фотоаппарат в футляр.)

Дмитрий. Кто вы такие?

Любовь. Мы вас не знаем!

Дмитрий. Оставьте нас в покое!

Любовь. Немедленно сотрите все фотографии с нашим участием!

Дмитрий. Мы требуем!

Людмила. Вот еще новости!

Стас (плавно взмахивает руками). Они нас не узнали! Богатыми будем.

Людмила. Уважаемые пострадавшие, можете убирать руки от ваших испуганных лиц и посмотреть, что получилось. По-моему, не плохо.

 

Дмитрий и Любовь осторожно опускают руки.

 

Дмитрий (с удивлением). Стас? Людмила? А вы, что здесь делаете?

Стас (плавно взмахивает руками). То же что и вы, дорогие друзья. Гуляем по парку.

Любовь. Гуляете? А я думала занимаетесь фотобандитизмом!

Людмила (с виноватым видом). Вы нас, конечно, извините, рафинированные эстеты, но мы не думали, что вы так испугаетесь.

Любовь. Предупреждать надо! Стрингеры безбашенные!

Людмила. Мы хотели сделать вам приятное. Кстати, я совершенно не предполагала, что все так получится.

Любовь. А получилось совершенно не кстати. Форменное безобразие. Без предупреждения, без разрешения проводить фотосессию – это электронное пиратство!

Дмитрий. Действительно, уважаемые друзья, думать надо, что делаете. Один руками перед лицом машет. Другая фотографирует. Кто так делает? Тоже мне натуру для своих фотохудожеств нашли.

Любовь. И что мы должны были подумать в такой ситуации?

Дмитрий. Думать? Когда думать? У нас времени не было. Надо было быстро действовать. Активно защищать свои интересы.

Стас (держит руки по швам). Вы нас извините. Шутки не получилось. Хотя, было очень забавно наблюдать, как вы усиленно сопротивляетесь. А вы что действительно нас за папарацци приняли? Самому приходилось от этих вездесущих ребят увертываться, а вот чтобы меня за них приняли – это что-то новенькое.

Людмила. Согласна. Получилось не очень. Да – я стрингер! Но не по отношению к вам. И вообще, мы думали, что вы нас видели и узнали. Любовь, хочешь фотки покажу? Если понравятся, то «сброшу» тебе на телефон.

Дмитрий. Мы вас не узнали. Видим, что идет пара нам навстречу, но что это вы нам и в голову не пришло.

Любовь. Потому что наши головы были заняты интересной беседой. Глазеть по сторонам некогда было.

Дмитрий. Мы и на скамейку присели специально для того, чтобы спокойно поговорить. А здесь вы на нас налетели со своей фотосессией.

Людмила. Извините нас, пожалуйста.

Стас (держит руки по швам). Мы действительно не хотели вас напугать и помешать вашей задушевной беседе.

Дмитрий. У нас была деловая беседа.

Стас (держит руки по швам). У нас тоже. Но мы вас увидели и узнали. Правда, только тогда, когда подошли к скамейке. Но узнали же. Узнали.

Любовь. Что ты, Стас, стоишь навытяжку, как солдат? Ладно, ребята, расслабьтесь. С кем не бывает.

Людмила. Совсем другое дело.

Дмитрий. Вы нас тоже извините. Нашумели в порыве эмоций.

Стас (принимает непринужденную позу). Все мы хороши. О своем интересе думаем, а об интересе окружающих забыли. Надо больше уважения друг к другу проявлять тогда и обид не будет.

Любовь. Вы, что тоже здесь отдыхаете?

Людмила. Как видите. Куда поедешь, когда пандемия во всех регионах.

Стас. Приходится довольствоваться отечественным воздухом и местными достопримечательностями.

Любовь. А что? Воздух здесь полезный, климат мягкий. Ничуть не хуже, чем за границей.

Людмила. Выбирать не приходится. Хотя, я в целом согласна с твоим искренним высказыванием.

Любовь. А про себя наверно думаешь, что это красивый художественный вымысел? Фейк.

Людмила. Что ты! Мне тоже здесь нравится. И почему мы раньше сюда не ездили отдыхать?

Стас. Так ты сама постоянно твердишь, что за рубежом отдых лучше. Все известные личности нашего региона только там культурно проводить время предпочитают. Недвижимость покупают, деньги переводят – одним словом, там их настоящее «лежбище», а здесь так… Деньги сделали по-быстрому и туда жить укатили.

Людмила. Это когда я такое говорила? Хотя, конечно, я говорила, но совершенно в другом смысле. Надо таких коррупционеров-перевертышей на «чистую воду выводить», деньги «серые» конфисковывать и отпускать их в одном нижнем белье. Пусть катятся к своим хозяевам за границу.

Любовь. Смотри, стрингер, будь с публикой такого рода поосторожнее. Эти типы аморальны и на все готовы, когда им такие независимые репортеры «палки в колеса вставляют» и «грязное белье» их на всенародное обозрение выставляют. Впрочем, довольно об этой «нечисти» судачить. Давайте лучше дышать свежим воздухом, любоваться природой и говорить о «чистом искусстве».

Дмитрий. Присаживайтесь, пожалуйста, на скамейку. Поговорим, о чем ни будь приятном.

Стас. Спасибо, но нам некогда. Мы на одну важную встречу идем.

Любовь. Показывай, Людмила, что у тебя там получилось. Если какая-то карикатура, то сотрешь немедленно.

Людмила. Ты, что? Посмотри какие фото получились! Еще спасибо скажешь. (Показывает фотографии на фотоаппарате.)

Дмитрий. Куда это вы так торопитесь? Давайте вместе погуляем.

Стас. Спасибо за приглашение, но нам действительно необходимо идти. Не обижайтесь, пожалуйста. Когда ни будь в другой раз. Хорошо?

Любовь. Фотографии действительно хорошие получились. Шустро ты, Людмила, фотографируешь. Настоящий профессионал.

Людмила. Спасибо. Хотя я это и без ваших комплиментов прекрасно знаю. В моей непростой работе каждая секунда дорога. Щелкнул объективом и затаился до поры до времени, как снайпер.

Любовь. Фото-снайпер, рисковая у тебя специализация. Может на культуру переквалифицируешься. Безопасно и нужными связями обзавестись можно. Медийные личности любят, когда их пиарят.

Дмитрий. Фотографии хорошие, но в следующий раз, Стас, и Людмила, предупреждать будете, чтобы меньше всякого рода недоразумений получалось. Мы хоть и не такие уж известные персонажи, но уважения к себе тоже требуем.

Стас. Хорошо. Будем. Нам не сложно. Только когда предупредишь, то, как получить нестандартные фото? Мы же для вас старались.

Любовь. А вы куда так спешите, что даже и пообщаться в спокойной, комфортной обстановке некогда?

Стас. Хоть сейчас я не композитор, а отдыхающий, но творческая мысль бурлит в моей голове неустанно.

Людмила. В свободное от отдыха время посещаем местный «интеллектуальный салон».

Дмитрий. А что здесь водятся интеллектуалы? Я, признаться, думал, что они все или к крупным городам сосредоточились, или за рубеж удалились.

Стас. Что «здесь» имеется в наличии я не знаю. Это приезжие. Такие же, как и мы с вами отдыхающие. Так сказать, находятся здесь на «вынужденном отдыхе». Вот мы от скуки и безысходности и сбились в «могучую кучку». А впрочем, беседы ведем интересные. Дискуссии острые по всяким макровопросам устраиваем. Обмениваемся мнениями. Все лучше, чем по вечерам вдвоем сидеть в этой пусть и прекрасной, но технологически недостаточно развитой «примитивной» глуши.

Людмила. Это точно. До «умного города» этой провинции далеко. И почему это наш регион окраины свои не развивает, не окультуривает? За рубежом не так. Там все развито.

Дмитрий. Так уж и все? Думаю, что и там такого, как у нас беспорядка и запустения предостаточно.

Любовь. А это действительно интеллектуалы? А то сейчас столько всякого рода проходимцев развелось. Выдают себя за кого угодно. Смотрите не вляпайтесь в неприятность.

Людмила. Не волнуйтесь. Люди все из нашего круга. Такие же интеллектуалы, как и мы. Я справки уже навела.

Дмитрий. Тогда другое дело.

Стас. Идея! Может вы с нами пойдете. С интересными людьми познакомитесь. Все что-то новенькое. Что вдвоем скучать.

Людмила. Точно! Давайте скучать вместе! Пойдемте с нами.

Любовь. Не знаю. Не удобно как-то.

Дмитрий. Может как-нибудь в другой раз?

Стас. Что вы, как невеста стесняетесь! Пойдемте!

Людмила. Сегодня интересная тема для дискуссии намечается. Если хотите тоже можете в дискуссии поучаствовать. А не захотите, то так посидите, послушаете.

Стас. Вот именно. В нашем «интеллектуальном салоне» царит полная свобода. Каждый высказывает свое мнение без оглядки на цензуру. Все свои. Впрочем, ведем себя очень корректно по отношению друг к другу и всему остальному тоже.

Любовь. Не сомневаюсь.

Дмитрий. А что? Может действительно сходить, прогуляться, послушать. Вдруг что интересное услышим. А?

Любовь. Сомневаюсь. Хотя, от нечего делать, можно и сходить. Вдруг, действительно, что стоящее услышим.

Стас. Превосходно! Отличный выбор! Вы откроете еще одну самобытную страницу в своей истории.

Людмила. Может тебя, Любовь, эти беседы наведут на какую-то интересную мысль, и ты напишешь какой-нибудь романчик из жизни современных интеллектуалов в провинции. А ты, Дмитрий, нарисуешь картину «Жаркие споры» или что ни будь в этом роде. Здорово придумала?

Дмитрий. Здоровее не бывает. Не думал я, что эта тропа здоровья нас в «интеллектуальный салон» приведет.

Любовь. Уговорили. Делать действительно нечего. Сходим, послушаем, пообщаемся. Может и действительно какой незаезженный сюжет «проклюнется».

Стас. В таком случае, друзья, предлагаю отправиться на поиски неординарных приключений.

Дмитрий. А где у вас эти «посиделки» происходят? На скамейках в тени садов или предпочитаете вести нравоучительные беседы прохаживаясь по тропам здоровья?

Людмила. Все «креативное действо» происходит на территории частной собственности одного из участников нашего «интеллектуального салона». Так что все аккуратно, безопасно и цивильно.

Дмитрий. И «самобытный» шведский стол имеется?

Стас. Разумеется! Местная кухня – одно восхищение!

Любовь. В таком случае можно и сходить. За одно и поужинаем.

Людмила. Точно. Не знаю, как вы, а я уже проголодалась.

Дмитрий. Пойдемте быстрее, а то, как бы рафинированные интеллектуалы все не съели.

Стас. Точно! Ужин – дело святое. Пойдемте. Опаздывать не прилично.

Людмила. Что вы все о физической пище судачите. О духовной пище говорить надо.

Дмитрий. Одно другому не мешает.

Любовь. Точно. Мы и на «физическом», и на «духовном» поприще одинаково успешны. Спектр компетенций у нас необычайно широкий.

Стас. Пойдемте, пойдемте. Народ интересный собирается. Есть о чем и с кем поговорить. Опять же новые знакомые. Вдруг и пригодятся в дальнейшем. Всякое бывает. Деньги, конечно, хорошо, но без знакомств что в прежние времена, что в нынешние «далеко не уедешь».

 

Стас, Людмила, Дмитрий, Любовь уходят со сцены.

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Двор двухэтажного дома Андрея. В глубине двора, по центру, расположена деревянная беседка. Около беседки стоят плетеные стулья, кресло-качалка, небольшой столик. В глубине сцены расположены деревянные стены дома, гостевого дома, каменные стены котельной и гаража, металлическая калитка.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Двор дома Андрея. Жанна, Руслан, Федор, Оксана, Константин, Савелий, Анюта, Андрей.

 

В беседке сидят Жанна, Руслан, Федор, Оксана, Константин, Савелий, Анюта, Андрей и увлеченно разговаривает.

 

Громко звучит мелодичный звонок.

 

Через калитку во двор дома входят Стас, Людмила, Дмитрий, Любовь.

 

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Двор дома Андрея. Жанна, Руслан, Федор, Оксана, Константин, Савелий, Анюта, Андрей, Стас, Людмила, Дмитрий, Любовь.

 

Стас, Людмила, Дмитрий, Любовь неспеша идут в направлении беседки.

 

Андрей выходит из беседки и бодрым шагом идет им навстречу.

 

Андрей. Здравствуйте, гости дорогие!

Стас. Здравствуй, Андрей!

Людмила. Привет, везунчик!

Андрей. Мой талант продюсера – это дело всем ясное. Но, без современных технологий даже я со своим не дюжим талантищем не развернулся бы так на «широкую ногу».

Стас. Энергия творческой мысли наперекор пандемии прет из тебя со всех «щелей», как вода из рассохшейся бочки.

Андрей. Это ты, Стас, верно заметил. Кстати, музыкальные наброски написал к моему очередному творческому проекту? Коммерческий успех уже сейчас гарантирую. Даже в таких непростых условиях сам зарабатываю и другим даю заработать. Тружусь на «всю катушку» несмотря ни на что.

Людмила. Молодец! Сразу чувствуется «мертвая хватка» матерого продюсера. Кстати, я, с твоего разрешения, сделаю несколько снимков преуспевающего человека на фоне его друзей и знакомых. (Быстро делает несколько фотографий.)

Андрей. Валяй. (Принимает горделиво-важную позу.)

Людмила. Можешь расслабиться. Я уже все сфотографировала. Общий план, крупный план.

Стас. Вот так-то, Андрюша. Не только ты профессионал великий. Мы тоже кое-что умеем. «Музыкальные наброски» сделал. Будет время наиграю. Клавишный музыкальный инструмент у тебя имеется?

Андрей. Фортепиано в гостевом домике имеется.

Стас. Вот и отлично. Да, заболтались совсем о творческих делах бесконечных, а своих хороших давних друзей не представили. Не хорошо получилось.

Людмила (обращается ко всем присутствующим). Извините, ребята, все работаем, куду-то стремимся, а о близким нам людях, в бесконечных личных хлопотах, забываем.

Стас. Значит так. Прошу любить и жаловать. (Обращается к сидящим в беседке.) Попрошу всех сюда. Будем знакомится с творческим пополнением.

 

Жанна, Руслан, Федор, Оксана, Константин, Савелий, Анюта подходят к Андрею.

 

Людмила. Смелее ребята! Как малые дети, за Андрея ухватились. Мы не на кастинге. Это не ваши конкуренты, а такие же отдыхающие, как и вы.

Стас. Здесь не пробы на главную роль. У каждого из вас своя, важная, креативная роль. Не волнуйтесь. Никто на вашу творческую самобытность покушаться не собирается.

Андрей. Предлагаю от игривых слов-абстракций перейти к сути. Я – Андрей. Это – мой «умный дом», напичканный, для удобства, всякого рода электронными прибамбасами. Все, что вы видите вокруг к вашим услугам. Пользуйтесь, не стесняйтесь.

Стас. Уважаемые друзья, разрешите представить вам новых участников нашего, спонтанно сформировавшегося, интеллектуального салона. Это мои давние знакомые. Можно даже сказать друзья и в известной мере коллеги. Дмитрий и Людмила. О своих профессиональных пристрастиях они вам сами расскажут в процессе обоюдовыгодного, плодотворного общения, обогащающего всех нас чем-то новым и неизвестным.

Людмила. Смелее, уважаемые интеллектуалы, что вы все за всесильного Андрея прячетесь, как будто к вам пришла внесистемная оппозиция. Они такие же, как и вы «колесики» и «винтики» одной большой превосходно функционирующей системы.

Руслан. Руслан.

Федор. Федор.

Константин. Константин.

Савелий. Савелий.

Анюта. Анюта.

Оксана. Оксана.

Жанна. Жанна.

Андрей. Андрей. Ах, да! Я уже говорил кто я. Ладно. Лучше запомните. Кстати, я – продюсер. Слышал от окружающих, что даже вроде, как и не плохой. В своем профессиональном портфеле имею несколько успешно завершенных творческих проектов. Так что если я вас заинтересовал, то можете обращаться. Организую, проведу, монетизирую интеллектуальные замыслы ваших проектов.

Стас. Это не шутка. Андрей действительно хороший продюсер. Рекомендую. Без прибыли не останетесь. У него надежные «завязки», «подвязки» и все такое прочее. Я сам осуществил с помощью его профессиональных возможностей свою мечту. Мои музыкальные произведения исполняют в концертных программах, записывают и тиражируют.

Людмила. Андрей помог мне организовать свою персональную фотовыставку художественного портрета. Герои которой наши с вами современники. А сейчас работаем с ним плотно по организации фотовыставки документального репортажа. Интересный материал. Обязательно всех приглашу на выставку, когда она откроется. Не возражаете?

Дмитрий. Отлично! Спасибо за приглашение. Я подумаю над вашим, Андрей, деловым предложением. Я, признаться, сам давно подумываю о своей персональной художественной выставке. Я – художник.

Андрей. Обсудим. Мне приятно, что мы так быстро нашли общий язык. Приятно иметь дело с настоящими творческими людьми, которые понимают и принимают правила игры, принятые в современном деловом мире.

Любовь. Я завершила писать очередной роман. Если его должным образом «раскрутить», то можно неплохо подзаработать. Извините за такую неприкрытую прозу жизни, но сами понимаете, что мне, как писателю, необходима финансовая свобода не для мещанского стяжательства и показного, статусного обогащения, а для возможности творить. Я – профессиональный писатель и это мой основной заработок.

Андрей. В вашем желании нет ничего предосудительного. Нормальные потребности адекватно мыслящего человека. Наш с вами капитал – это интеллектуальная собственность. Так что не будем смущаться своего желания заработать на своем художественном произведении.

Стас. Вот видите, что с Андреем не только можно, но и нужно иметь дело.

Андрей. Вы меня в «краску вогнали».

Людмила. Отлично! Несколько фото смущенного продюсера. (Делает несколько фотоснимков.) Превосходно! Вот она правда жизни. Скромный профессионал смущенно принимает заслуженные поздравления от благодарных коллег.

Андрей. Любовь, Дмитрий, тусовка творческих людей претендующих на статус мыслителей-интеллектуалов вас приветствует, принимает в сои ряды и приглашает принять участие в нашей дискуссии на злобу дня. Какой, пока еще мы сами не знаем, но тема рождается спонтанно, сама собой без искусственных натяжек и «высасывания из пальца».

Стас. Дискуссии действительно интересные и полезные. Эдакая «гимнастика ума». Рекомендую принимать в них самое живое участие.

Людмила. Довольно самопрезентаций и самовосхвалений. А то может сложится мнение у наших «новобранцев», что мы не представители творческой богемы, а менеджеры по продажам своих профессиональных способностей. Да, мы хотим зарабатывать, но мы не продажные, как некоторые. У нас творческая гордость за свои интеллектуальные возможности присутствует.

Андрей. Попрошу всех присутствующих не стесняться, расслабится и расположится в пределах моего собственного участка обозначенного этим превосходным, надежным забором по-своему усмотрению. Беседка, кресла, столы и прочее пространство этой лужайки в вашем полном распоряжении. Отдыхайте, творите, обсуждайте, находите общее решение. Кстати, прохладительные напитки и легкая экологически чистая закуска из местных продуктов, овощей и фруктов на столе в беседке.

Жанна. Как мило. Андрей заговорил в рифму. Я это констатирую, как культуролог и философ. Признайся, проказник, ты наверняка пописывал во времена своей юной молодости стишки в тетрадку какой-нибудь юной особе.

Андрей. Вышло совершенно случайно. Честное слово человека отвечающего за успех начатого проекта.

Оксана. Я, как администратор, начинаю жутко ревновать. Я тоже организую, обеспечиваю и отвечаю за нормальную работу вверенного мне творческого коллектива.

Анюта. Я, как дизайнер, этого уютного уголка полностью поддерживаю Андрея, как моего постоянного заказчика и «раскрутчика» моей профессиональной карьеры. Благодаря ему у меня регулярно появляются новые заказчики. Дизайн так важен в нашем современном мире и это понимание приходит все к большему и большему числу нестандартно мыслящих людей.

Жанна. Приятно наблюдать, как все больше и больше людей избавляются от «минимализма бедности» и начинают использовать в повседневной жизни «абсурдные замашки» зажиточного индивида. Говорят, что современное искусство в чем-то абсурдно. Может быть. Но, оно пропитано свежим ароматом самобытного, символического начала.

Федор. Конструировать объекты из красивых, выполненных в современном очеловеченном стиле деталей гораздо приятнее, чем просто собирать бесформенные коробки напичканные всякого рода нововведениями.

Руслан. А программировать эти самые функционально выверенные объекты одно удовольствие.

Константин. Проводить финансовый анализ всех этих ультрасовременных мероприятий одно удовольствие.

Савелий. Я, верю в вашу искренность, но надо выпуклее и достовернее подавать запрограммированную в социально-эмоциональной ролевой капсуле информацию. Иначе зритель и потребитель всех ваших штучек не «клюнет» на предлагаемую вами эстетическую «наживку». Здесь необходимо применить незаезженный режиссерский подход. Это я вам, как художественный руководитель со всей ответственностью открытым кодом заявляю.

Андрей. Попрошу всех к столу. Пройдемте в беседку, уважаемые профессионалы своего дела. Под хорошую закуску и мысль «течет» быстрее. Сейчас я электрочайник на подогрев поставлю с помощью своего смартфона.

Дмитрий. Я вижу у тебя, Андрей, не дом, а сплошная автоматика с электроникой и кибернетикой.

Андрей. Интеллектуальный модуль – умный дом. Максимальная «прокачка» с помощью искусственного интеллекта всего и вся в этом доме. Я могу практически любым прибором и предметом управлять вот из этого смартфона, который у меня в руках. Для кого-то смартфон инструмент для «зависания» в социальных сетях и все такое прочее, а для меня смартфон – это настоящая «волшебная палочка».

Любовь. Теперь мне кое-что понятно. А то я все думала, и как это ты за таким высоким забором нас смог увидеть? Не успели мы подойти к калитке, как она сама открылась. Прямо волшебство какое-то.

Андрей. Никакого волшебства. Просто современные технологии, которые я активно использую в своей очень насыщенной событиями жизни. Искусственный интеллект «увидел» в камеру и сообщил мне, а я уже дал ему команду открыть калитку. Все запрограммировано. Жить в таком доме одно удовольствием. В копеечку влетело конечно, но чертовски приятно! Привыкайте к взаимодействию с машинным интеллектом. Передовой край научной мысли. Если придется по душе такая «умная жизнь», то можете и у себя в доме такой же «электронный рай» устроить. Соответствующих специалистов посоветую. У меня все «схвачено».

Дмитрий. Не сомневаюсь. Мы подумаем над твоим предложением, Андрей.

Любовь. Да, мы подумаем.

Людмила. Вы на объектив моего фотоаппарата внимания не обращайте. Я, с вашего разрешения, буду при необходимости щелкать затвором. Отличный материал для моей предстоящей документальной фотовыставки.

Андрей. Щелкай на здоровье. У меня не секретный объект. Я придерживаюсь концепции открытого пространства. Смотрите, фиксируйте, анализируйте и принимайте решение. Нужен вам такой «умный объект» или вы предпочитаете жизнь в прошлом веке и предыдущем технологическом укладе. Я, лично, уже стою одной ногой в шестом технологическом укладе.

Оксана. Мне, как-то сподручнее, привычнее и психологически комфортнее живое непосредственное общение при руководстве коллективом настоящий, живых людей, а не бездушных человекоподобных машин.

Андрей. Рискуешь оказаться на периферии научно-технического прогресса. Скоро вся исполнительская, рутинная работа, не требующая творческих интеллектуальных вложений, будет выполняться машинами. Робот – это не просто бездушная машина – это будущий пролетарий. Настоящий рабочий человек. В смысле, машина. Одним словом, работяга с большой буквы.

Савелий. Разве можно говорить серьезно о руководстве творческим процессом в «неживом коллективе» запрограммированных роботов-функций? Только мыслящий креативно, эмоционально раскрепощенный живой человек обладающий эмпатией может создать что-то новое и неординарное. Хотя интересно было бы посмотреть, как актеры-роботы представляют пьесу из жизни электронных машин зрителям роботам. Наверно занимательное зрелище. Я бы посмотрел.

Константин. Интересный в коммерческом плане проект. Если хочешь, Савелий, то я могу прикинуть экономический срез данного мероприятия.

Людмила. Я бы с удовольствием взяла на «прицел» своего объектива с мощной оптикой это шоу электронных машин.

Стас. Интересно, а музыку к этому «механическому шабашу» тоже напишет искусственный интеллект композитора-робота или доверят настоящему, живому композитору? Я бы мог взяться за это дело. Напишу не хуже, чем любая «навороченная» машина.

Анюта. Дизайн музыкального оформления тоже композитор-робот напишет. Вот бы послушать. А ты, Стас, рискуешь при таком бурном развитии научно-технического прогресса оказаться в когорте «лишних людей».

Стас. Это еще почему? Я – приличный композитор. У меня уже ряд завершенных творческих проектов имеется. Мою музыку играют. Почему это вы меня в категорию «лишних людей» переводите? Я еще полон творческих сил и планов.

Анюта. Тотальная роботизация и точка. Не обсуждается. Продавай свое жилье и живи в картонной коробке. Бесплатную похлебку получишь в условленном месте.

Стас. Это где?

Анюта. В столовой для бездомных.

Стас. Помогите! Человека с конкретными профессиональными компетенциями работы лишают! Ой! Мне плохо. У кого ни будь есть валидол?

Людмила. Анюта, хватит пугать моего мужа. Он мне еще живой нужен. Мы же с ним контракта не составляли. Все имущество общее. Так что пусть пока живет.

Оксана. Штат из роботов? Ерунда какая-то! Это что-то из художественной прозы. Любовь, подумай на досуге. Интересный сюжет для фантастического произведения.

Любовь. Надо подумать. Конфликт человека и машины. Робот вытесняет человека. Идея незаезженная. Тем более, что больших проблем со сбытом печатной продукции, благодаря возможностям Андрея, не предвидится.

Андрей. Ясное дело. Все в наших руках. Пишите, творите и вам воздастся.

Савелий. Режиссер-робот художественный руководитель. Даже представить себе не могу. Что он сможет, как режиссер? Консервная банка с электронной начинкой. Мы что решили полностью деградировать в эстетическом плане? Людей-профессионалов переведем в разряд «лишних», а роботов-дилетантов назначим на должности? Лично я против такого «интеллектуального геноцида». Робот – творческая личность. Чушь!

Руслан. В этом вопросе я с вами, Оксана и Савелий, готов вступить в конструктивную дискуссию и объяснить на конкретных примерах как искусственный интеллект не только помогает, но и вполне самостоятельно решает стоящие перед ним непростые, глобального плана задачи. Ведь искусственный интеллект не статичен. Машинный интеллект постоянно занимается самообучением. Искусственный интеллект очень даже обучаем.

Федор. Конструирование умных машин стало таким виртуозным, что может в чем-то даже сравниться с настоящими родами человека. Только в конструкторском бюро «рождается» робот не из утробы матери, как человек, а из чертежей конструктора. «Рождение» продвинутого робота превратилось уже тоже в какой-то мере в настоящее «таинство».

Жанна. Собрали какую-то «железку», снабдили ее набором программ и думают, что создали полноценного конкурента человеку. Что за недальновидная наивность.

Андрей. Чайник закипел. Прошу всех к столу. Кстати, в нашем интеллектуальном салоне завязалась и «проросла» дискуссия среди творческих личностей о значении искусственного интеллекта для человека и его самобытной, креативной, практической и теоретической деятельности. Напоминаю, что в нашем интеллектуальном салоне горизонтальные отношения, а не вертикальные. Так что любой может смело высказывать свои мысли и доводы по заявленной здесь повестке дня. Итак, все в беседку. Наливаем чай, другие безалкогольные прохладительные напитки, берем закуску и в формате кофе-брейк продолжаем дискуссию на заявленную тему.

 

Все присутствующие на сцене идут в беседку, наливают себе чай прочие прохладительные напитки, берут бутерброды, всякие сладости и рассаживаются в беседке и креслах, стоящих у беседки.

 

Стас. Продолжаем дискуссию на интересующую все прогрессивное человечество и нас с вами тему о значении искусственного интеллекта в жизни человека.

Людмила. Робот или человек? Кто более эффективен и перспективен для дальнейшего развития? Что ждет нас в будущем? Эволюционное развитие человечества или революционный скачек «разумных» машин. Мозг человека и пакет программного обеспечения робота. Что лучше, перспективней, практичней, надежней?

Савелий. Давайте обсудим.

Руслан. Согласен. Ваш «ход» уважаемые оппоненты.

Жанна. Сейчас я вам устрою интеллектуальное «месиво». Пристегните ремни безопасности. Стартуем!

Федор. Держим «удар». Искусственная материя в формате роботов готова отразить натиск живой материи в лице человека.

Оксана. Сейчас мы посмотрим кто кого!

Константин. Создание цифрового мира идет полным ходом. Конечно, сейчас это затратное мероприятие, но по мере расширения позиций, на которых успешно используется искусственный интеллект этот проект будет дешеветь. Придет время, когда искусственный интеллект превратиться в такую же обыденность, как сейчас электроэнергия.

Жанна. Машинный интеллект лишает человека самостоятельности. Развивает интеллектуальный инфантилизм. Сейчас надо делать ставку на осознанность и самостоятельность. Учить людей самостоятельности в принятии решений. Чрезмерное использование «умной» техники во всех сферах жизнедеятельности человека породит поколение совершенно не самостоятельных людей.

Анюта. Совершенно не верный вывод. Наоборот. Использование роботов с искусственным интеллектом во всех сферах жизнедеятельности человека максимально освободит человека от рутинной работы. Человек сможет уделить гораздо больше времени развитию своего творческого начала.

Константин. Разбазаривать интеллект народа на рутинные операции не рационально. Надо делать ставку не на исполнительский, а на творческий интеллект.

Оксана. Как можно развивать креативность и самобытность в широких массах населения, когда возможность что-то сделать самому будет максимально ограничена. Широкое внедрение роботов во всех областях трудовой деятельности человека приведет к физическому вытеснению человека. Труд станет роскошью доступной далеко не каждому человеку.

Савелий. Проблема «лишних людей» станет гораздо серьезней чем сейчас нехватка человеческих рук в определенных областях жизнедеятельности человека. Лишение человека карьерного роста повергнет многих в уныние. Отсутствие перспектив лишает человека надежды стать кем-то, доказать самому себе и другим, что он тоже многое может, как специалист.

Жанна. Вы лишаете человека возможности состоятся в широком смысле этого слова. Депрессия приведет к снижению интереса к жизни, снижению иммунитета, что ускорит уход человека в другой мир. Если вы планируете замещать высвободившиеся таким образом рабочие места и жизненное пространство роботами, то придет время, когда на Земле останутся только роботы, которые тоже погибнут, так как их некому будет обслуживать, ремонтировать, создавать.

Руслан. Хотим мы того или нет, но мы стоим на пороге тотальной цифровизации.

Федор. Уже сейчас происходит массовое внедрение роботов на основе машинного интеллекта в различных сферах производства и обслуживания, автоматизация многих рутинных процессов сделает человека свободным. Освободит его от чрезмерной физической и умственной нагрузки. Применение технических средств повысит качество труда и его производительность. Все только выиграют от этого. Роботы придут на смену человеку в неблагоприятных, опасных сферах деятельности, не требующих использования творческого потенциала человеческого мозга.

Анюта. Интеллектуалы должны придумывать, а машины создавать.

Оксана. А не интеллектуалы, что будут делать? Как жить? На что жить?

Константин. Механизм уже отрабатывается. Будут получать «фиксированный доход». Не волнуйтесь. Проживут.

Анюта. Развиваться никто никому не запрещает. Пусть осваивают новые, востребованные временем профессии. Расширяют свой профессиональный кругозор всякого рода современными компетенциями.

Савелий. Как же они будут расширять свои профессиональные возможности, если у них не будет в достаточном количестве финансовых средств для оплаты своего обучения?

Константин. Разберемся. И этот механизм отладим. Будут учится дистанционно. Интернет поможет.

Андрей. Действительно, что вы все о ком-то печетесь. Хватит переживать. Довольно абстрактного альтруизма. Лучше давайте поговорим об открывающихся возможностях искусственного интеллекта. Взять, например, мой дом. Я руковожу и контролирую с помощью одних роботов другими роботами. Очень удобно, быстро, пунктуально. Я вовсе не нахожусь ни в какой зависимости от роботов. Они меня не поработили. Наоборот. Это я ими управляю, а не они мною. Конечно, предоставляемая ими информация оказывает влияние на принятие какого-либо конкретного решения, но это вовсе не означает, что мною манипулируют машины. Они хоть и точные, но пассивные исполнители. Я – главный, а не они.

Жанна. Это тебе только так кажется, Андрей. Скоро ты без роботов шагу ступить не сможешь. Все они за тебя решать будут, а ты только будешь их готовые решения наивно принимать за свои собственные.

Руслан. Ты, Жанна, от реальной действительности не отрывайся. Летаешь в «облаках». Все гораздо проще и безопаснее.

Федор. Одни рабочие места исчезают. Другие появляются. Кому-то надо будет создавать, обслуживать, ремонтировать роботов. Вот вам и компенсирующий эффект. Что паниковать?

Оксана. Мы не «паникуем», а разбираемся, обсуждаем, анализируем.

Анюта. Радоваться надо, что рутинную работу выполнять не надо будет. Раньше сами пахали стоя за плугом. Потом тракторы пахать стали. А теперь все будет полностью роботизировано. Человек в роли оператора будет контролировать их работу дистанционно, а не как раньше в кабине трактора находиться. Слушать грохот мотора и покрываться пыльным потом. Теперь человек, сидя в комнате с кондиционером в белой рубашке, сможет сразу несколькими машинами управлять, а не одной. Ясно? Вот вам все и «порабощение». Кто кого поработит?

Савелий. Мы подразумеваем не буквальное, а виртуальное порабощение. Не физическую, а интеллектуальную и духовную зависимости от всякого рода машинного интеллекта.

Андрей. Стас, Людмила, а вы почему не участвуете в дискуссии? Дмитрий, Любовь тоже не стесняйтесь, а скорее присоединяйтесь к разговору. Высказывайте свое мнение. Смелее. Здесь все свои. Что вы отмалчиваетесь? Мне, например, интересно и ваше мнение. Чью сторону вы поддерживаете? Или у вас свой, особенный третий путь имеется? Так расскажите нам о нем. Давайте, друзья, более активно общаться. Я уверен, что каждому из присутствующему на этой чудной лужайке есть что сказать. Высказываемся. Обозначаем свою точку зрения.

Людмила. Андрей, ты что забыл? Ведь мы первые задали тон этой дискуссии.

Стас. Вот именно. Мы задали темп этому разговору.

Людмила. предлагаю рассмотреть на конкретных примерах.

Стас. Тогда и определиться легче будет, что лучше для человека и в коммерческом плане выгоднее.

Дмитрий. Широкими мазками набросать «портрет» кажущихся противоречий, разумеется, можно и нужно.

Любовь. Мы обязательно обозначим свою позицию по существу вопроса. У нас есть свое мнение. Только мы его выскажем немного позже. После конкретных примеров. Не возражаете, Андрей?

Андрей. Вот это совсем другой разговор. А то все молчите и молчите. Может вам наше общество показалось недостаточно интеллектуальным, не достаточно интересным, скучным?

Стас. Наши друзья – друзья наших друзей. Так что не надо сомневаться в их адекватном понимании настоящего момента.

Людмила. Вы пока все высказывайтесь, а я тем временем буду делать фото крупным планом. Интересная подборка на тему «дискуссия на природе» может получиться.

Андрей. Рекламная пауза закончилась. Продолжаем разговор. Кто желает высказаться?

Федор. Вот вам, на вскидку, несколько примеров успешного использования возможностей искусственного интеллекта. Роботы-животные помогают пожилым людям справиться с одиночеством. Повысили активность их социального поведения, улучшили их настроение и аппетит. А еще есть робот-спасатель. Он спасает утопающих в бассейне.

Руслан. Вот еще конкретные примеры. Химики и материаловеды при конструировании новых материалов, которые должны отвечать определенным условиям и целям с помощью нейросетей быстро производят выбор с необходимыми, конкретными сочетаниями из огромного множества возможных соединений.

Константин. Разрабатываются всякого рода летательные аппараты с электронными «мозгами», имитирующими мозг насекомого.

Оксана. Весь ваш искусственный интеллект просто механическая программа, бездушный алгоритм.

Савелий. Искусственный интеллект суррогат возможностей человека и не более того.

Жанна. Ведет к обеднению культурного и духовного начала в человеке. Происходит подмена духовной жизни «механическими чувствами», алгоритмами и программами вместо эмпатии и настоящей, живой жизни. Искусственный интеллект не способен творить, как человек.

Анюта. Не способен? Вот еще новости! Уже сейчас нейросети самостоятельно пишут музыку, картины. Со временем роботы научатся писать действительно что-то свое, самобытное.

Константин. И тогда начнется эра искусственного интеллекта. Культура искусственного интеллекта максимально приблизится к человеческому восприятию действительности. Искусственный интеллект станет самодостаточен. Человек станет ему не нужен. Искусственный интеллект приобретет свободу.

Стас. Неужели машинный интеллект получит такое развитие, что сможет заменить настоящее, а не программное, вдохновение? Разве такое возможно?

Людмила. искусственный интеллект, как отличный исполнитель – это еще куда не шло. Но, чтобы меня, мой острый взгляд фотографа заменила какая-то машина… Не верю.

Федор. Робототехника, снабженная искусственным интеллектом, развивается вместе с ее разработчиками и создателями. Так что роботы «умны» по-своему, а люди умны по-своему.

Дмитрий. Зачем создавать двойные стандарты для анализа развития в мире искусственной материи в лице всякого рода роботов и в мире живой материи в лице живых организмов?

Любовь. Не кажется ли вам, уважаемые друзья, что это надуманная проблема? Очередная «страшилка» для недалекого в интеллектуальном и культурном плане обывателя.

Руслан. К сожалению, пока еще искусственному интеллекту трудно определить причину и следствие. Понять истинную, скрытую, не лежащую на поверхности причину происходящего.

Федор. Научный прогресс не стоит на месте. И мы, ученые, работаем над этим вопросом. Разрабатываем и внедряем в «сознание» роботов алгоритмы глубокого обучения. Используя эту эффективную методику обучения, мы помогаем искусственному интеллекту увеличивать количество правильных ответов.

Жанна. А я о чем вам говорю. Понимание причинно-следственной связи – краеугольный камень. Отсутствие этого понимания может иметь серьезные последствия как для человека, так и для самой машины.

Оксана. Искусственный интеллект должен понимать. Сейчас он для нас не просто конкурент, а опасный, непредсказуемый соперник.

Савелий. Человеческий разум строит причинно-следственные модели и использует эти модели для ответа на произвольные вопросы. На сколько мне известно, то пока что системы искусственного интеллекта далеки от того, чтобы воспроизвести эти способности.

Андрей. Сейчас человек придаток производственного процесса. Его творческое начало обесценено и отодвинуто в сторону обслуживающей функцией. Надо помочь человеческому интеллекту сбросить рутинные исполнительские функции. Разум – как совокупный продукт эволюции расширяет свои «границы обитания». Он проникает и осваивает для своего дальнейшего развития искусственную материю в формате роботов. И необязательно человекоподобных. Главное для разума – это возможность творить, создавать что-то свое, новое.

Дмитрий. Взаимодействие человека и роботов позволит вернуть людям творческое мышление, а роботам стать более человекозаменимыми. Освободившись от рутинного, механического труда человек сможет уделить гораздо больше времени своему культурному развитию.

Любовь. Активное использование роботов позволит вернуть людям их собственное мышление. Роботы не заменяют человеческое мышление. Они не лишают человека самостоятельности. Роботы помогают, обеспечивают, расширяют человеческие возможности. Без них наша с вами жизнь натыкается на всякого рода ограничения. Ограничение чего-либо рождает безмыслие. А для понимания и анализа новых смыслов требуется мышление.

Константин. Это точно. Вместе с уходом мысли уходит и творческое начало. Чем больше примитивов – тем меньше мышления. Мы оказываемся в интеллектуальном «тупике».

Федор. Робот не обязательно должен вытеснить человека на периферию интеллектуальной деятельности. Все это надуманные страхи. Роботы замещают человека в сфере обслуживания, заменяют человека на опасных местах. Мой тезка, робот Федор, летал в космос. Освоение космического пространства с помощь роботов вполне перспективное направление.

Руслан. Роботы – это не обязательно конец человеческой эпохи. Наоборот. Роботы продвинут нашу цивилизацию по шкале эволюции вперед. Программирование машин дает возможность человеку расширить его творческое пространство для дальнейшего развития роботов, чтобы с их помощью создавать новое с нуля. Методики машинного обучения позволяют совершенствоваться не только роботам, но и человеку.

Анюта. Так что можете, уважаемые оппоненты, не волноваться. Человек не «выпадет» из истории, а наоборот расширит и углубит ее границы. Постепенное отчуждение физического труда от человека вовсе не должно приводить к отчуждению человека от умственного труда и робототехники, наделенной машинным интеллектом.

Константин. Разрабатываемая и внедряемая система «гарантированного дохода» позволяет получать человеку не только средства к существованию, но и формировать у него новый смысл жизни, расширять интеллектуальные способы самореализации.

Жанна. Повсеместное внедрение машин лишает человека свободы выбора. Он должен приспосабливаться под «желание» роботов постоянно расширять свои сферы влияния на рынке труда. Машины поглощают рынок неквалифицированного труда. Куда деваться низкоквалифицированным работникам? По сравнению с этой огромной «бесконечной» массой людей высококвалифицированная часть населения стремится «к нулю». Разве смогут они сдержать «давление» такой слабоуправляемой «махины»?

Савелий. Надо хорошенько подумать и все рассчитать, прежде чем радостно бросаться «в омут» тотальной роботизации нашей жизни.

Оксана. Пока этот искусственный «смерч» контролируется людьми, но к каким последствиям могут привести нас «искусственные мозги» роботов никто не знает. Так стоит ли отдавать «бразды правления» каким-то машинам? Искусственная материя начинает доминировать над живой материей. Это для нас небезопасно.

Стас. По-моему, все эти тревоги слегка преувеличены. Нейросеть делает что-то свое, по своим электронным законам.

Людмила. Действительно, ребята, зачем так волноваться. Продукт нейросети и продукт человеческого интеллекта, качественно разные вещи. Искусственный интеллект не лучше и не хуже человеческого мозга. Они просто другие.

Андрей. Вот именно. У искусственного интеллекта свой вектор качественного роста. И он надежно контролируется человеком.

Жанна. Пока контролируется человеком. А что будет потом? Кто даст гарантию на полную лояльность робота по отношению к человеку.

Оксана. При первом же удобном случае он отстранит человека от управления собой.

Савелий. Мы уже сейчас во многом зависим от всякого рода решений роботизированных систем. Скоро шага ступить не сможем без его одобрения. Разве это не скрытое порабощение живого человека бездушной машиной?

Любовь. А, по-моему, у человека и машины обоюдовыгодное сотрудничество. Симбиоз человека и машины. Они нужны друг другу. Робот помогает развиваться человеку, а человек роботу. Так энергия из живой материи переходит в искусственную материю и обратно.

Жанна. Любовь, неужели ты не понимаешь, что это просто твой художественный вымысел, а реальность выглядит совершенно иначе. О каких разумных элементах математического анализа может идти здесь речь? Ведь это же просто «фантом» отношений и «мираж» происходящего.

Дмитрий. Предлагаю смотреть на взаимодействие человека и машины разносторонне, а не однобоко. Роботы расширяют наши возможности. Они стали частью нашего «Я». Виртуальной частью нашей человеческой сущности.

Савелий. Все зависит от контента. Не будем на слово верить новому псевдовидообразованию, манипулирующему сознанием человека и алгоритмами машины.

Оксана. Действительно. Может быть, этот симбиоз человека и машины и есть то действительно «новое», что придет на смену «просто человеку» и «просто роботу».

Жанна. «Сплав» человека и машины и есть та «новая сущность», которая заменит нас всех и будет доминировать на планете. Эта «сущность» сможет находится, как в теле человека или машины, так и в «цифре». Став информацией, эта «сущность» сможет беспрепятственно перемешаться в космосе. Причем она сможет превращаться во что угодно. Вот куда прогресс перемещает эволюцию нашего развития. Превращение всех нас в информационный, логический поток-ноосферу из идей и смыслов вырывающийся из интеллектуального центра разума.

Стас. Ты намекаешь, Жанна, что в скором времени человек, робот, человекороботы-киборги превратятся в «интеллектуальное сырье» для этой информационно разумной «новой сущности».

Людмила. Это очень большое преувеличение. Страшилка для обывателя.

Любовь. Не будем отчаиваться. До этого еще так далеко.

Дмитрий. Не забывайте про инстинкт самосохранения. Он нас спасет.

Андрей. Не будем забегать далеко вперед. Надо говорить о завтрашнем дне, а не о том, что случится через месяц.

Федор. В скором времени будут востребованы специалисты-универсалы, обладающие глубокими, разносторонними знаниями. Видящие и понимающие все происходящее в целом, а не отдельными частями.

Руслан. Конечно, мы должны понимать, что работу узких функциональных специалистов со временем заменят алгоритмами, технологическими платформами.

Константин. Надо сосредоточится на поиске подходящих занятий для постепенно растущей массы безработного населения.

Жанна. Интересно ускорит или замедлит это «побочное явление» внедрение роботов в нашу с вами действительность.

Савелий. Что говорить. Надо не воздух сотрясать, а укреплять свои профессиональные позиции на глобальном рынке человеческого капитала путем постоянного расширения и улучшения своих профессиональных компетенций.

Оксана. Это касается модернизации личных профессиональных возможностей. Для усиления профессиональной мощи коллектива необходимо привлекать к работе наиболее амбициозных, образованных людей с различных регионов.

Стас. Зачем мы забираемся в такие «дебри» и «трущобы». Давайте поговорим, о чем ни будь попроще.

Анюта. Не вижу никаких сложностей в этом вопросе. Если предположить, что наша вселенная фрактальна, то изучать все происходящие в ней вполне возможно в микро-макро и мега-масштабировании с одинаковым результатом.

Дмитрий. Что-то мы не о том говорить стали. Мы с вами творческие личности. Так давайте лучше поговорим о творчестве.

Любовь. Вернее, о «живом» творчестве и его «механической» подобии.

Андрей. Верное замечание. Мы действительно уклонились от первоначально заявленной темы.

Людмила. Наш дискуссионный «навигатор» дал сбой.

Стас. Ничего. Сейчас выправимся с помощью «ручного управления». Не из таких творческих «пике» выходили. Справимся.

Андрей. Согласен. Будем оптимистами. Побольше альтруизма и все наладится. Продолжаем наш интересный разговор в новом направлении. На чем мы там остановились?

Любовь. Мы обсуждали возможности искусственного интеллекта. В ходе дискуссии выяснилось, что общее между человеком и машиной оказалось шире, чем мы думали. Живая и искусственная материи взаимосвязаны. Между ними существует обратная связь.

Жанна. Какая связь может существовать между человеком и машиной?

Дмитрий. Свойственная человеку жажда познания расширяет его картину мироздания. Обучение искусственного интеллекта новым «интеллектуальным» возможностям расширяет видение окружающего его мира.

Людмила. Это что же получается. Каждый человек живет в своем мире, и каждый робот будет также «жить» в своем мире.

Оксана. Что за выдумки? Вы так и вовсе очеловечите машину напичканную всякого рода программами. Алгоритмы не мозг. Роботы имитируют умственную деятельность, а не мыслят.

Руслан. Миры человека и робота пересекаются. Они похожи, но конечно-же не идентичны.

Савелий. Ясное дело. Человек занимается «живым» творчеством, а робот «механическим» творчеством.

Жанна. Робот не может «творить» как человек. Набор программ не конкретные отделы головного мозга.

Анюта. Не согласна с утверждением Жанны. Машинный интеллект уже пишет, рисует, играет. Сочиняет, что-то свое, особенное.

Стас. Предлагаю все-таки разобраться, что культура, а что набор из «белого шума». Есть ли у искусственного интеллекта какая-либо творческая перспектива или это просто механическое баловство. Очередная игра в человека.

Андрей. А заодно и подумать, как из «шедевров», созданных механическим человеком-роботом снабженным искусственным интеллектом, извлечь коммерческую пользу.

Дмитрий. При умелой постановке этого дела настоящее человеческое искусство перестанет быть актуально и потеряет свою эстетическую элитарность.

Жанна. Интересно, кто станет слушать «творческие умозаключения» бездуховных алгоритмов искусственного интеллекта?

Оксана. Машинный интеллект и будет слушать. Вернее, сам себя обучать. Совершенствовать свои «профессиональные навыки».

Савелий. Что толку от этих эмоционально не развитых, профессиональных компетенций? Кому будут нужны эти «механические креативы»? Человек в творческом смысле не заменим. Только человек в широком спектре обладает эмоциональным интеллектом. Роботы имитирую, играют. Причем очень плохо играют. Роботы могут только выполнять, но не создавать. На настоящее, качественное творчество они не способны.

Любовь. Искусственный интеллект уже сейчас может развлекать и обучать. Еще немного времени, и он станет по-настоящему конкурировать с интеллектом человека.

Анюта. Вот увидите. Искусственный интеллект еще себя покажет. Придет время, и он сочинит такое, что вы взвоете от зависти.

Андрей. Можно тогда будет «взвинтить» такие цены, что уже сама сумма будет нам «кричать» о неординарной самобытности человекоподобной робототехники.

Людмила. Раньше профессиональная конкуренция была между людьми, а теперь между человеком и роботом. А потом уже будет только между роботами. Интересная жизнь начнется.

Оксана. Множество лишенных работы людей. Что же здесь интересного?

Константин. Ничего страшного. Мы поможем им материально.

Жанна. Кто это «мы»? Тобой, Константин, озвучена опасная мысль. Мы все знаем, что с чьей-то «легкой руки» эта мысль уже давно «бороздит» интеллектуальное пространство.

Руслан. Только давайте, пожалуйста, не будем мусолить тезис о широкомасштабном «расчеловечивании» социума.

Федор. Искусственный интеллект будет полностью «одомашнен». Человек с помощью программного обеспечения будет осуществлять тотальный контроль за деятельностью роботизированной техники.

Анюта. Искусственный интеллект станет частью дизайна умного дома, умной техники, умного города, умного региона. Искусственный интеллект один из «столпов» нашей будущей реальности. Это, как электричество. Его заменить нечем. Это наше все.

Людмила. Может быть. Когда ни будь это и произойдет. Пока мы только в самом начале этого пути. И без настоящего, человеческого интеллекта обходиться еще не умеем.

Стас. Так что можно спокойно работать на своих местах. Создавать настоящий культурный продукт, а не искусственный.

Дмитрий. Зачем противопоставлять искусственный интеллект человеческому интеллекту? Это совершенно разные, но параллельные ветви развития. Человек уже не может без возможностей искусственного интеллекта, а машинный интеллект не может совершать качественные изменения без помощи человека.

Любовь. Искусственный интеллект необходим человеку, чтобы как можно качественнее, точнее, ярче познавать окружающий нас мир.

Федор. Созданные человеческим интеллектом роботы уже вовсю бороздят бескрайние просторы космического пространства. Для человека космос опасен, а робот там, как у себя дома. Так что хоть человеческий интеллект и первым оказался в «гостях» у космоса, но искусственный интеллект в космосе уже «живет» на постоянной основе.

Руслан. Интеллект живой материи снабдил интеллект искусственной материи соответствующим программным обеспечением и алгоритмами не для того, чтобы соперничать с ним, а для того, чтобы сотрудничать с ним. Машинный интеллект – это продолжение человеческого интеллекта. Ясно?

Савелий. Нам ясно. А вам ясно, что творчески мыслить может только человек?

Федор. Хорошо. Допустим.

Жанна. Что значит «допустим»?

Анюта. Давайте не будем цепляться к каждому слову. Мы здесь говорим в выпуклом объеме, масштабно, крупно, в целом. Роботизированная среда позволяет производить сложные вещи. Мне, как дизайнеру, это очень помогает. Роботы не конкуренты, а инструменты. Роботы – это продолжение, имитация наших возможностей облаченных в более стойкую, по сравнению с человеческим телом, оболочку.

Оксана. Если предположить, что восстание машин невозможно, то это вовсе не значит, что робот незаменим. Роботы ломаются. Физические поломки, сбой программы и прочие казусы.

Руслан. Человек тоже болеет. И это вовсе не является критическим элементом. Прогресс человеческого интеллекта не остановить.

Константин. Роботы наши помощники, а не конкуренты. Они ускоряют процесс получения информации. Благодаря им мы можем исследовать другие миры. Микромир, макромир, космос. Симуляция, моделирование, изучение, понимание окружающей нас среды. Неужели вы против расширения человеческих возможностей?

Стас. Мы не против. Наоборот. Я, например, планирую написать музыкальное произведение под названием «Соревнование людей и машин». Некоторые музыкальные моменты уже крутятся в моей голове. Скоро засяду по-настоящему за работу. Окунусь с головой в творческий процесс.

Дмитрий. Я думаю, что роботам в настоящий момент времени, в связи с недостаточно развитым у них эмоциональным интеллектом и социальным интеллектом, будет в творческой деятельности более доступно наивное искусство и примитивизм.

Жанна. Это ты, Дмитрий, намекаешь на современное искусство абсурда? Массовой культуре только этого и не хватает. Робот-звезда, робот-кумир примитивного, инфантильного интеллекта.

Любовь. Разумеется, Жанна, что искусственному интеллекту для реализации потенциала более сложных креативных конструкций потребуется некоторое время.

Людмила. Пока что созданная нами продвинутая техника смотрит на мир в замочную скважину, но у нее появился реальный шанс.

Оксана. Искусственный интеллект, если ему дать волю, то он превратит любой регион в депрессивный.

Савелий. В чем-то мы уже уступаем машинному интеллекту. Это факт. Но не будем отчаиваться. Бывает, что осознание своей цели происходит через поражение.

Анюта. Наш диалог чем-то напоминает пятна Габора, которые состоят из размытых или четких светлых и темных полос.

Андрей. При отстаивании своих мнений мы все чем-то напоминаем тобруки – бетонные укрепления, укрытия для ведения кругового огня.

Савелий. Дело не в нашей непримиримой упертости схожей с оборонительными укреплениями, а желании разобраться и расставить все по своим местам. Чтобы всем было ясно. Это работа для искусственного интеллекта, а это работа для человеческого «серого вещества».

Константин. Я. Как аналитик, могу вам с большой долей вероятности сказать, что будущее невозможно предсказать, предвидеть, представить с точностью до миллиметра, но можно изобрести при помощи искусственного интеллекта.

Жанна. Научная мысль продолжает работать, а значит будут и изобретения. Главное, правильно и адекватно определить границы собственного понимания и как себя вести за пределами этих границ.

Оксана. Ситуация действительно неоднозначная. От правильного взаимодействия искусственной материи и живой материи зависит качество нашей жизни и деятельности.

Анюта. Искусственный интеллект способствует развитию предпринимательской жилки у интеллектуалов на платформе свободного, конкурентного творчества.

Андрей. Под дружеской опекой и покровительством опытного специалиста.

Савелий. Это ты, Андрей, на себя намекаешь?

Константин. Белый пиар у нас не возбраняется.

Жанна. А я считаю, что искусственный интеллект не развивает индивидуальные способности и компетенции у подавляющего большинства жителей планеты Земля, а наоборот притупляет. Умственная деградация происходит в результате лишения искусственным интеллектом человека самостоятельно мыслить и принимать адекватно взвешенные решения.

Оксана. Это что касается интеллектуального развития отдельного человека. А что касается возможности отдельным человеком финансового обогащения за счет своих интеллектуальных и физических компетенций, то профессиональные компетенции искусственного интеллекта, принадлежащего крупным корпорациям разной специализации помноженные на долгосрочное планирование качественного развития, лишают конкретного человека инициативных возможностей.

Савелий. Разумеется. Зачем нужна кому-то личная инициатива человека если везде будут присутствовать и осуществлять свою монотонную деятельность роботы, снабженные соответствующими программами и алгоритмами.

Руслан. Вы хотите сказать, что роботы, снабженные хорошим программным обеспечением, выдавят человеческий мозг из сферы труда? Так это же отлично! Зачем человеку тратить время, свой энергетический потенциал на малоквалифицированный труд и исполнительскую интеллектуальную деятельность.

Федор. Человек ведь для того и создал робота, чтобы он выполнял всякого рода монотонные действия. У машины это получается гораздо лучше. Качество ее работы гораздо выше, а количество ошибок гораздо меньше. И опять же скорость принятия решения у роботов очень высокая.

Савелий. На предприятиях и всякого рода производствах чего либо, особенно вредных для здоровья, может быть, и надо людей заменить на машины, но творческий процесс доверить бездушной машине нельзя. Это уже перебор.

Дмитрий. Искусственный интеллект расширяет возможности человека. Почему вы решили, что он полностью заменит мыслительный процесс человека? Творчество искусственного интеллекта не «суррогат», а «разновидность». Даже интересно, что он там «сочинит». Можно потом будет это всесторонне изучить, проанализировать и сделать соответствующие выводы о способности робота решать самостоятельно те или иные творческие задачи. В космосе кто ему подскажет? Никто. Человек где-то там далеко на планете Земля, а робот где-то там в далеком космосе. Пусть машины учатся сами решать возникающие на их пути трудности.

Любовь. какой сюжет для очередного романа. Я, по примеру Стаса, тоже сочиню что ни будь из жизни человеко-машин.

Людмила. Сейчас это не просто модно, но и действительно актуально. Должен же кто-то прогнозировать в художественном плане взаимодействие живой материи и искусственной материи.

Любовь. Человек творит, создает, а робот делает, воплощает в жизнь, систематизирует большие массивы баз данных.

Стас. С помощью искусственного интеллекта возможно просветить и окультурит огромные массы населения. Впрочем, некоторые люди считают, что этого делать не стоит. Чем больше людей с измененным, деформированным сознанием и пониманием картины мира, тем лучше. Такими легче управлять.

Жанна. Что-то я в толк не возьму, Стас, в какую «игру» ты и твои друзья играете? Вы за кого? За человека или робота?

Константин. Действительно, уважаемые друзья, вы «играете» не по правилам. У вас совершенно отсутствует четкая, однозначная позиция. Вы за искусственный интеллект машины или за человеческий интеллект? Обозначьте четкие, ясные очертания своей «размытой» философской позиции.

Людмила. Не будем обострять ситуацию. Дискуссия у нас получилась острая, но не смертельная.

Стас. Действительно, уважаемые участники дискуссии, проявим культурную толерантность к нестандартному отношению к борьбе робота и человека.

Людмила. Тема интересная, эмоциональные обороты зашкаливают, но это вовсе не означает, что надо искать «врагов» человека или робота.

Стас. Третье мнение, как третий пол, имеют место быть. Не будем лишать кото либо права того или иного выбора.

Людмила. А может быть еще кто-то и не определился за кого он. Пусть сам решает. Не будем на него давить. Имеет право сам принять решение.

Андрей. Это вы сейчас о чем нам здесь говорите? По-моему, мы пока не затрагивали личные отношения между человеком и роботом. И вообще сменим тему. Это не корректно прилюдно обсуждать такого рода вопросы. Услышит кто ни будь посторонний. Нас могут не понять. Мы здесь все свои, а вот другие могут и жалобу накатать куда следует. Вернее, куда не следует. Зачем доводить и обострять. Не стоит. Тише, тише. Могут и обидеться. Сейчас, сами знаете, много всякого рода представителе с теми или иными взглядами, убеждениями. Не будем.

Дмитрий. Что мы всего боимся?  Кто-то что-то где-то сказал. А мы уже и обсуждать стесняемся. Впрочем, я не об этом сказать хочу. Дело в том, дорогие партнеры, что я считаю, даже вернее будет сказать, принимаю как первую, так и вторую стороны, но с условием их взаимовыгодного сотрудничества. Зачем спорить человеку с машиной? Зачем им соревноваться в своих умениях? Тратить на это свои силы. Это тупиковая ветвь в развитии взаимоотношений человека и робота. Люди и машины должны помогать друг другу, а не конкурировать. Человек не может без машины, а машина без человека. Они взаимосвязаны.

Любовь. Предлагаю не сужать, а расширять сферу обоюдовыгодного взаимодействия человека и машины. Человек более успешен в одной деятельности, а робот в другой. Надо этот момент четко понимать, а не тупо «тянуть одеяло» тех или иных взглядов и убеждений на себя. У нас должны быть одни, общие интересы, а не множество разрозненных взаимно исключающих друг друга мнений. Надо созидать, а не разрушать. Брать лучшее. Только так мы будем двигаться вперед по шкале прогресса. Не стоит опасаться машины с искусственным интеллектом. И не стоит использовать в своей деятельности только человеческий интеллект. Такие однобокие взгляды и отношения не рентабельны.

Андрей. Все ясно. Надо менять формат монополярности на формат многополярности. Обновим «драйвера» наших отношений, взглядов, убеждений.

Жанна. Если так, то конечно. Машины не притесняют человека, а человек не уничтожает машины лишающие его работы. Надо взаимодействовать на обоюдовыгодной основе.

Людмила. Вот и хорошо. Интересный разговор получился. Продуктивная дискуссия. Я столько интересных фотографий сделала. На полноценную выставку хватит.

Андрей. Уважаемые гости интеллектуального салона, у нас состоялась хорошая, интересная креативная дискуссия. Теперь давайте отдыхать и говорить на отвлеченные, нейтральные темы. Попрошу всех к столу. Берем угощения и разговариваем на всякого рода интересные темы. Можно в меру посплетничать и поделиться своими творческими планами. Мой умный дом к вашим услугам. Расслабитесь и получайте удовольствие от роботов-помощников. Они такие милые, умные и шустрые. Отдыхаем, уважаемые гости, отдыхаем. Кстати, Стас, ты обещал нам проиграть свои «музыкальные заготовки» по-нашему с тобой коммерческому проекту.

Стас. Я готов. Где прикажете осуществить эту мечту?

Андрей. В гостевом домике приличное фортепиано имеется.

Стас. Идем. Я уже разогрелся.

Федор. Так быстро.

Жанна. Прямо, как робот.

Стас. Ни чего удивительного и сверхъестественного. Никаких примесей искусственного интеллекта. Просто идеомоторная тренировка. Рекомендую. Отличная штука. Помогает профессионально собраться без реальной репетиции и тренировки.

Анюта. Мы тоже хотим послушать живую музыку, сочиненную человеческим мозгом.

Андрей. Разумеется. Уважаемые гости, попрошу всех пройти в гостевой домик. Он у меня просторный. Всем места хватит. Берем, пожалуйста, напитки, закуски и прочие фрукты и идем слушать музыку настоящего, живого композитора.

 

Все присутствующие на сцене уходят в гостевой домик. Из открытых окон гостевого домика играет приятная музыка.

 

На сцене гаснет свет.

 

ЗАНАВЕС

Стихи МЫСЛИ В РИФМУ

Автор: Юрченко Михаил Петрович

E-mail: Mixail1966@yandex.ru

*   *   *

Вдвоем сидели на скамейке

В вечернем бархатном саду,

В благоуханьи роз, что с лейки

Мы освежали по утру.

 

Мы говорили, говорили…

Не уставая целый час.

Серьезно очень и шутили

О жизни, о судьбе, о нас.

 

А в это время вечер тихий

Прокрался незаметно в сад.

И голос чей-то громкий, сиплый

С веранды выпалил вдруг: «Мат!»

 

Воскресный вечер на закате.

Звенят ватаги комаров.

Ты поправляешь быстро платье,

А я уже на все готов.

 

Любовь играет с нами в прятки,

Водя нас «за нос» иногда.

Как отношенья эти шатки.

Мелькнут и сгинут без следа.

 

Гремят костяшки доминошек

И эхом отдаются в сад.

Тихонько ходят тени кошек

И лай собачий, как набат.

 

А мы сидим не замечаем,

Не слышим этого всего

И томно о любви вздыхаем.

И все у нас, ну, как в кино.

11.06.2022

 

ЗДРАВСТВУЙ, ЛЕТО!

В зелени пышной, цветеньи душистом

Вкусное лето пришло в гости к нам.

Нежится, греется в солнце искристом,

Парусом белым летит по волнам.

 

Люди и звери, растения всякие,

Рыбы и птицы, жучки, мошкара…

Жизнь веселиться, щебечет и квакает…

Вновь благодать, вдохновенья пора.

 

Лето резвиться и красками радует,

Песней звучит шелестящих полей,

Плодом созревшим в руки нам падает

И наполняет жизнью своей.

 

И мы стремимся, спешим, напрягаемся.

Здорово в гуще кипучей нам жить!

Летними днями впрок наслаждаемся.

Надо успеть – время быстро бежит.

01.06.2022

 

ВСТРЕЧА

Вечерней теплою порой,

Когда садится солнце в море

Мы снова встретились с тобой

На пляжа ветренном просторе.

 

Волна шуршит по гальке гладкой

И пенится слегка прибой.

Мы говорим о жизни сладкой,

Что связана одной судьбой.

 

Мы строим планы, рассуждаем,

Решаем, что к чему и как.

Хотя, конечно, понимаем,

Что это все такой пустяк.

 

Не это главное для юных,

Горячих, бьющихся сердец.

Их будоражит мыслей чудных

Каскад ведущий под венец.

 

Опять разнузданные чувства

Любовь качают на волнах.

Опять вуалью безрассудства

Реальность смазана в умах.

 

Их лодка радужной надежды

И чудных грез умчалась в даль.

Им хорошо вдвоем, как прежде,

Влюбленность-шкипер правит бал.

08.05.2022

 

ПЕРВОМАЙ

В день весенний, в день чудесный

Первомайский озорной

Мы встречаем утро песней

Так любимой и родной.

«Утро красит нежным светом

Стены древнего Кремля».

И поем мы песню эту

Гимном ставшей для труда,

Для весны искристой, яркой,

Взрослых всех и детворы,

Для любви огромной жаркой,

Для распахнутой души.

Первомай шагает славный

По тропинкам и полям,

По волнам с изгибом плавным,

Рвется в космос по горам.

С Первомаем поздравляю!

С праздником Весны, Труда!

Всем удачи вам желаю!

Будьте счастливы всегда!

01/05/2022

 

ТАКАЯ РАБОТА

Стоят у дороги рядами столбы.

Зимою и летом при деле они.

Стоят неподвижно, как на посту.

Не всякий захочет такую судьбу.

Гудят провода в напряженье большом,

Чтоб силою тока наполнился дом.

И стало уютно, комфортно, тепло.

И ночью при лампах, как в полдень, светло.

Покрытые мхом-щетиной столбы.

Побриться, помыться бы им от души.

Но некогда спать. Работа не ждет.

Энергия мчит от АЭС на завод,

На фабрики, стройки и на село,

Чтоб делалось дело твое и мое.

Спасибо, спасибо за помощь столбы.

Стоите вы стойко, чтоб двигались мы.

09.04.2022

 

СДЕЛКА С ПРОГРЕССОМ

Что-то клокочет в груди непонятное,

Рвется наружу изо всех сил.

Самоанализ – дело занятное.

Мир неосознанный празднует пир.

 

Слушаю сердцем, глазею бойницами.

Волосы дыбом, грохочет жизнь-пульс.

Нас приучили питаться «синицами».

Все, что угодно, хоть в шарик надуйсь.

 

Только собой быть не положено.

Суть понимать и вершить самому.

Наше сознанье под землю уложено.

Дух погружен в виртуальную тьму.

 

Полуживые, что-то стараемся.

Смысл собираем по буквам в пыли.

С жизнью офлайн скоро мы распрощаемся.

Что там маячит? Матриц ряды.

 

Роботы ходят, летают и плавают,

Нам предлагают мысли свои.

Ну, а живые тренд этот хавают.

Выбор – без выбора. Все по любви.

19.02.2022

 

ЗАПУТАННАЯ ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ

ИЛИ АБСТРАКЦИЯ НА ТЕМУ КОСМОСА

Чужим отраженным светом

Ты освещаешь мне путь.

А я бородатой кометой

Несусь в кромешную жуть.

 

Пылкая страсть испаряет.

Жжет безразличья мороз.

В жизни короткой бывает

Размеров вселенских вопрос.

 

В бездну космической дали

Хочу улететь навсегда.

Но силенок едва ли

Хватит, увы, у меня.

 

Как избежать притяженья

Вокруг махины кружить?

Мало, мало стремленья.

Значит и дальше так жить?

 

Парить, как все, по кругу,

Движеньем вращая других.

Такую пространство услугу

Для тел предлагает любых.

 

А как же я, бесконечность?

Что делать мне теперь?

Расплачиваться за беспечность?

Ломиться в закрытую дверь?

 

А может отбросить условность

И просто конкретно жить.

Относительную неготовность

Мыслью своей объяснить.

 

Пусть космос «калач тертый»

И необъятный такой,

Но и я сверхупертый.

Ведь я – это он… но другой.

19.03.2022

ДЫХАНИЕ ВЕСНЫ

Март наступил, дорогие друзья.

Яркое солнце утюжит снега.

Тоненькой струйкой, широким ручьем,

Речкою бурной бежит снег со льдом.

 

В праздник весенний хочу пожелать

Мир этот бренный крепче обнять.

Жить веселей. Не грустить никогда.

К цели своей стремиться всегда.

 

Будьте здоровы, милы и любимы.

Будьте всегда и всюду красивы.

Будьте умны и конечно верны.

Крепко держите Жар-птицу судьбы.

 

И станет явью любая мечта.

И улыбнется от счастья душа.

И окунетесь в волны блаженства.

Миг превратив в век совершенства.

05.03.2022

С НОВЫМ ГОДОМ

С Новым годом! С Новым годом!

Поздравляю Вас друзья!

Под вселенским светлым сводом

Будьте счастливы всегда.

 

Пусть огонь пылает жаркий

В вечно молодой душе.

Пусть прожектор мыслей яркий

Освещает путь судьбе.

 

Новый год вперед шагает

Сквозь препоны всех мастей.

В жизни всякое бывает.

Не грусти. Будь веселей.

 

С Новым годом, дорогие,

Милые мои друзья!

Чтоб, как в сказке, только в были

Жизнь прекрасною была.

01.01.2022

СДЕЛКА С ПРОГРЕССОМ

Что-то клокочет в груди непонятное.

Рвется наружу изо всех сил.

Самоанализ – дело занятное.

Мир неосознанный празднует пир.

 

Слушаю сердцем, глазею бойницами.

Волосы дыбом, грохочет жизнь-пульс.

Нас приучили питаться «синицами».

Все, что угодно, хоть в шарик «надуйсь».

 

Только собою быть не положено.

Суть понимать и вершить самому.

Наше сознанье под землю уложено.

Дух погружен в виртуальную тьму.

 

Полуживые, что-то стараемся.

Смысл собираем по буквам в пыли.

С жизнью офлайн скоро мы распрощаемся.

Что там маячит? Матриц ряды.

 

Роботы ходят, летают и плавают.

Нам предлагают мысли свои.

Ну, а живые тренд этот «хавают».

Выбор – без выбора. Все «по любви».

19.02.2022

ВЕРНЕМСЯ СКОРО МЫ ДОМОЙ.

Раздался свит…

И паровоз рванул вагон вперед.

Послышался металла скрип…

Мы набираем ход.

 

Прощай вокзал! Пока перрон!

Мы уезжаем в путь.

По рельсам катится вагон…

Нас город не забудь.

 

Мы едем в дальние края.

Такая знать судьба.

Все уезжают… кто когда…

На время… иногда.

 

Вокзалы отмеряют путь.

На станциях больших

Пополним провиант чуть-чуть

Мы на столах своих.

 

Спешит состав. На виражах

Захватывает дух.

Ночью и днем звучат в ушах

Колеса «стук» да «стук».

 

Мы колесим, мы колесим

По матушке-земле.

Вперед спешим, вперед спешим

Ведь там… нас ждут уже.

 

Вернемся скоро мы домой.

Готовьтесь к встрече все:

Любимая, друзья, вокзал

И город на Неве!

 

16 июля 2005 года.

 

ПРИМЕР ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТИ

Бежит, бежит вперед ручей.

Без остановки, без оглядки.

Спешит, летит он поскорей,

Словно играет с кем-то в прядки.

Словно ребенок озорной

То палку схватит и уносит,

То лист зеленый на волнах,

Буд-то корабль, слегка подбросит.

А камень встретит на пути

Не осерчает, не своротит.

Упорно год за годом он

Все этот камень точит, точит.

Бежит, спешит ручей вперед.

Навстречу морю, океану,

А может озеру, реке,

А может просто так…в канаву.

Он не боится ничего.

Ему преграда – не преграда.

И он добьется своего.

Пример, дав лужам – вот как надо!

2006 год.

 

ШАГАЙ

Поздней осенью рано темнеет.

Тускло светят в асфальт фонари.

Гул мотора… от фар посветлеет,

И опять до утра мрак ночи.

 

Звезды смотрят в глаза с небосвода.

Сколько много… достать хоть одну.

Как богата, щедра как природа…

По тропинке домой я иду.

 

Мне не нужен асфальт в полумраке.

Мне бугры и ухабы давай.

А вверху, космос во фраке…

Тихо шепчет: «Не бойся, шагай».

 

Я готов с бездорожьем сражаться.

Да, не скрою, мне надо идти.

В темноте не боюсь замараться.

На созвездья надеюсь в пути.

 

Ночь меня не страшит, не пугает.

Знаю точно я – скоро рассвет.

А сознанье о чем-то мечтает.

И кукушка кукует мне… лет.

06.01.2007

 

ДАВАЙ ПОМНИТЬ

Запорошило степь снежком…

Запорошило.

Укрыло зелень трав ковром…

Укрыло.

Чернеет кое-где земля…

Чернеет.

Немеет без тебя душа…

Немеет.

Прошли весна и лето теплое,

И осень.

Ушли года, но память в прошлое…

Уносит.

И снова молоды, и веселы,

И живы.

Все, с кем когда-то мы с тобой…

Дружили.

Пока мы помним – мы живем…

И любим.

Уничтожает нас не смерть…

Люди.

Забыли мы, забыли нас…

Стерли.

Не стало вас, не стало нас…

Плохо.

Давай любить, давай дружить…

Помнить.

Иначе превратимся все…

В зомби.

 

10.03.2007

 

КТО КОГО

Друг на друга, не спеша

Наседают облака.

Темно-синие бока

Словно ведра. В них вода.

«Коротнуло» в вышине.

Громыхнуло в ухо мне.

Капли оземь стук да стук.

Ветер зонт рванул из рук.

Но не сдрейфил, братцы, я.

Шел вперед. И все дела.

Ливень это осознал,

Помельчал и убежал.

Скажешь: «Просто повезло.

Это случай. Вот и все».

Может это все и так.

Но, я сух, а это факт.

09.08.2008 г.

 

СКАЗАЛО СОЛНЦЕ ВСЕМ ПОКА

Сказало солнце всем «пока»

И спать ушло за облака.

Румянец красный небосвода

Улегся на морскую воду.

Он вспыхнет ярко поутру

И разукрасит вмиг волну.

А на столбе желтеет глаз.

Идет прохожий в поздний час.

Мотор авто урчит сурово.

Окончен день. Рассвет не скоро.

На это все смотрю в окно.

А за окном уже темно.

Непроизвольно я зеваю

И веки-ставни закрываю.

Мой разум мысли покидает

И безмятежность наступает.

Танцуют чувства в голове.

Сны снятся радостные мне.

09.08.2008 г.

 

ПЕРВОКЛАССНИКУ

Спасибо за все, детский сад, дорогой.

Мы дружно играли и пели с тобой.

Все было отлично и мило всегда.

Однако я вырос. Мне в школу пора.

 

Первоклассник первый раз

Идет в школу в первый класс.

Первый учитель, первый урок.

Первый ответ и первый звонок.

 

Старайся понять и усвоить предмет.

Стремись и получишь искомый ответ.

Задачек и формул не бойся больших

Ведь правило есть на любую из них.

 

И будет удача и будет успех.

Девиз первоклашки единый для всех:

Чтоб знать и уметь, дорогие друзья,

С усердием нужно учиться всегда.

07.09.2008 год.

 

О ПРАВИЛАХ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ.

Мальчик из школы шагает домой.

Едет автобус. Стоит постовой.

Люди идут, кто куда, по делам.

Знай, пешеход, для тебя – тротуар.

 

А для различных автомобилей

Строят шоссе, что бы там колесили.

А чтоб проезжую часть перейти

«Зебру» рисуют на вашем пути.

 

Глаз светофора следит за тобой.

Красный горит – обязательно стой.

Желтый – готовиться в путь и стоять.

Ну а зеленый – в пути не зевать.

 

Правило это всегда выполняй.

Игр на дороге не затевай.

Зоркий инспектор тебя остановит.

Правила, он нарушать не позволит.

09.09.2008 год.

 

ВЕСЕННЯЯ КАНОНАДА

На бой, со стужей, вышло солнце.

Снег отступает не спеша.

Капель, что канонада, громче…

И крикнуть хочется: «Ура!»

 

Пойти в атаку через лужи.

По грязи топать напролом…

Снег посерел, обмяк. Не кружит

Метель ночами за окном.

 

Холодный ветер стал добрее.

Прогрелся в солнечных лучах.

И сразу стало всем теплее,

Сквозь бреши, в ватных облаках.

 

Весна, вгрызаясь, напирает,

Крушит на реках лед теплом…

Душа, что почва прорастает,

Весенним ландышем-стихом.

14.04.2010

 

БУДЬ СЧАСТЛИВ

В окошко солнечный луч заглянул.

Несмело на письменный стол он шагнул.

Подумал немного и дальше пошел.

Мои он ресницы, случайно, нашел.

 

Щекочет мне ноздри.

И слепит глаза.

Он строит мне козни.

Но, так ведь нельзя!

 

Он, что-то задумал, проказник такой.

Спешит он, прилежно, по дому за мной.

Я, шторы задерну плотнее скорей.

И спрячусь во тьме я от солнечных дней.

 

Но, разве возможно укрыться, тайком,

От любящих взоров, хранящих наш дом?

Зачем темнота нам и сырость, скажи?

Лишь только болезни приносят они.

 

Я, шторы раздвинул, пошире, скорей.

И в дом пригласил я побольше друзей.

И стало уютно, тепло у меня.

Спасибо, луч солнца, за веру в себя.

27.04.2010

 

ТЕПЛО УКУТАЛО ПРИРОДУ

Весна в права свои вступила.

Растаял снег и лед сошел.

На ветке почка распустила

Едва заметный листик-зонт.

 

Парит, что каша на тарелке,

Над полем воздух, весь дрожа.

Ворона каркает на ветке.

Летают утки вдоль пруда.

 

Жизнь просыпается от спячки.

Кукушка счет ведет годам.

Все оживает, словно в сказке…

Порхают птицы по делам.

 

Желанье чувства разжигает

Нас, побуждая совершать,

Продленье рода. Наступает

Пора решенье принимать.

 

Тепло укутало природу.

Смысл, придавая красоте.

И в ясный день, и в непогоду

Мысль, воплощая в бытие.

28.04.2010

 

РАСКАПРИЗИЛАСЬ ПОГОДА

Тучи солнце полонили

И погоду заменили.

Вместо солнечных лучей

Льется дождь быстрей, быстрей.

 

Крыши мокнут и дорожки.

Тротуары и мосты.

Люди, звери, даже мошки,

Мокнут все на их пути.

 

Только шустрые машины

Не бояться ни чего.

Их резиновые шины

Брызжут так, что о-го-го!

 

Ветер сырость нагоняет.

В небе молния сверкает.

Гром вздыхает и басит.

Эхо вторить не спешит.

 

Раскапризилась погода.

Изменяется, что мода.

Не успел одеться «так»,

Как уже давай «вот так».

 

Не смотря на это все

Я, люблю ее за то,

Что она нас закаляет.

В жизни, всякое бывает.

29.04.2010

 

ИМПЕРАТОРСКАЯ ЗАГОРОДНАЯ РЕЗИДЕНЦИЯ

Скользит по глади Финского залива

Соленая паломница-волна.

Спешит она пластичная красиво

На южные залива берега.

Желает прикоснуться белой пеной,

Войдя в морской канал, не торопясь,

К ногам озолоченного героя –

Самсона, побеждающего льва.

 

Из пасти хищника вода

Фонтаном бьет под облака.

Каскад, наполненный водой,

Журчит, шумит словно живой.

А по бокам, скульптуры в ряд

Сверкая золотом, стоят.

А дальше каменистый грот.

В нем сердце – главный водовод.

Ступеньки мимо грота ввысь

К Палатам верхним вознеслись.

Задуманных самим Петром

И ставшие Большим дворцом.

Который воздвигал Земцов.

За ним, на южной стороне,

Есть Верхний сад во всей красе.

А северный фасад дворца

Выходит, в нижний парк. Туда

Где слышен шум морской волны,

Дворцы, террасы и цветы,

Фонтаны, бюсты и кусты,

Аллеи, вазы и мосты…

А, в центре, реформатор Петр

И славный наш российский флот.

Морской Империи оплот.

 

Идет по времени корабль –

Дворцово-парковый ансамбль.

Победным духом паруса

Наполнены Петродворца.

Весна 2010

 

БЫВАЕТ ВЕТЕР РАЗНЫЙ

Бывает ветер страстный,

Добрый и ужасный,

Холодный, жесткий, мягкий,

Порывистый и гладкий.

 

Бывает ветер грубый,

Холеный, слабый, шумный.

Бывает, иногда,

Нет ветра вовсе. Да,

Напомнить, вам, хочу,

Что ветра не ищу.

 

Он сам меня находит.

Накормит и напоит.

Согреет. В темноте,

Зажжет светильник мне.

 

Бывает ветер злиться,

Тогда кошмар твориться…

 

Настрой у ветра разный.

Про это знает каждый.

Поэтому, в пути,

Его всегда учти.

01.05.2010

 

САМ СЕБЕ НА УМЕ

Сегодня ветер осторожен.

Он не толкает и не рвет.

Сегодня ветер нежен очень.

Целует кудри, шею, нос.

 

Щекочет, ласково, ресницы.

В глаза заглядывает вам.

Коснется каждой он вещицы.

И удалится по делам.

 

И, вмиг, вернется. Осторожно,

Упрется в спину или грудь.

Проверит, правда ли возможно,

С дороги, вас, в кювет столкнуть?

 

И, убедившись, что все тщетно,

Он, пробежится впереди,

Следы, стирая незаметно,

На вашем, пройденном, пути.

01.05.2010

 

МЫ ПОМНИМ

Мы помним ужасы войны.

Хоть не были на фронте мы.

Мы помним тех, кто защищал,

Кто насмерть за страну стоял.

Мы уважаем, любим, чтим

Людей, кто подвигом своим

От лап агрессора сберег

Отечество и свой народ.

Мы помним тех, кто шел вперед,

Собою, закрывая дзот.

Мы помним всех, кто у станка

Работал, ел и спал тогда.

Мы помним тех, кто врачевал

Рискуя жизнью, жизнь спасал.

Мы помним Брест и Сталинград,

Москву, блокадный Ленинград.

Сраженья танков на Дуге,

Под Прохоровкой… все в огне.

И лязг, и скрежет помним мы.

И слезы горя от войны.

Свист пуль и взрывы, вой сирен

И выбор: гибель или плен.

Все переправы помним мы.

И партизан с врагом бои.

На суше, в небе, на воде

Народ наш воевал везде.

Мы помним радость от побед

И муки от ужасных бед.

Погибших в селах, городах,

Убитых в тюрьмах, лагерях.

Мы помним ужасы войны.

И бой последний, и Рейхстаг,

И водруженный красный флаг.

Мы помним эти дни войны.

Хоть родились все позже мы.

Поклон вам, павшим, на войне.

За жизнь, спасибо, на Земле.

08.05.2010

 

ЕДЕМ НА ФРОНТ

Поцелуй на прощанье…

«По вагонам!» — приказ.

Играет «Славянку»

Оркестр для нас.

 

На перроне теснятся,

Кто любит и ждет.

В вагоны садимся,

И едем на фронт.

 

Новобранцы-мальчишки…

На плечах вещмешки.

Не по росту шинели.

На ногах сапоги.

 

«Будем ждать!» — кто-то крикнул,

Изо всех своих сил.

Паровоз громко свистнул,

И состав утащил.

 

Туда, где окопы,

Где смерть, где война.

Где ходят в атаку

Бойцы на врага.

 

Мы едем в теплушке.

«Буржуйка» коптит.

А где-то в землянке,

Нас ждет командир.

 

14.05.2010

 

ПРОНЗАЯ ШУМОМ ТИШИНУ

В жару и слякоть и мороз

В делах трудяга-паровоз.

Его ждут с грузом и людьми.

Он должен точно в срок прийти.

 

Выгоны, за руки держась,

По рельсам в дальний путь катясь

Спешат гуськом за паровозом.

С рожденья занятым извозом.

 

С большой трубой локомотив

Свистит, пыхтит и что есть сил,

Дорогу, зная наперед,

Вагоны в нужный пункт ведет.

 

А из окна видны поля.

Как ровно вспахана земля.

Леса, деревни и луга.

Глубокой речки берега.

 

Под монотонный стук колес

Мы видим белизну берез.

Пронзая шумом тишину

Мы видим солнце и луну.

 

Та-ти, та-та, та-ти, та-та…

Стучат морзянкой поезда.

И мчится жизнь, летят года

По рельсам в дальние края.

10.06.2010

 

КАК ЗДОРОВО НА МОРЕ ОТДЫХАТЬ

Как здорово на море отдыхать!

Купаться можно. Можно загорать.

Кататься на «бананах», катерах.

И полетать над морем в облаках.

Проехаться на джипе по реке.

Подняться к водопадам по тропе.

Самшитовую рощу посетить.

И с духами Дольменов говорить.

На Черном море славно отдыхать!

На скутере там можно погонять.

На каруселях плавно покружить.

Домашнего вина можно попить.

А овощи, а фрукты – все всегда.

Гостеприимству нет, мой друг, конца.

Как здорово на юге отдыхать!

Любой, кто был здесь, может вам сказать.

Быть может за границей хорошо.

Престижно, круто, в общем, то да се.

А мне, так лучше Сочи юга нет.

Омоложусь в Мацесте и привет.

Вновь стану сильным, бодрым, молодым.

Горжусь я местом отдыха своим.

 

11.06.2010

 

НЕ ССОРЬСЯ

Волна накатила и в море умчалась.

Соленая пена на гальке осталась.

Ее испарили мгновенно лучи

И стало вновь сухо до новой волны.

 

А море смеется над огненным солнцем:

«До вечера «пеклу» работать придется.

Ты, можешь поджарить, зажечь, осушить.

Загаром красивым приворожить.

 

Однако светило, вот, что скажу

Стемнеет, и в гости тебя к себе жду.

И, ты, окунешься в морской горизонт.

Остынешь маленько, немного вздремнешь.

А утром, умывшись моею водой,

На место в зенит и на страже там стой».

 

«Да, как ты посмела дерзить мне волна! -

Вспылило тут солнце. – Смотри у меня.

Тебя осушу я сейчас. Подожди…»

Но туча, вдруг, властно блеснула вдали.

 

Гонимая ветром на всех парусах

Она растворила лучи в облаках.

И стало прохладно и мрачно внизу.

Волна потемнела в минуту одну.

 

Вдруг ветер поставил ее на дыбы.

Барашки, плескаясь, на берег пошли.

Раскатистый грохот прорвался к ушам

И стал разбредаться народ по домам.

 

Увидев такое, погода смутилась

Дождем пролилась и переменилась.

Опять светит солнце над гладью морской,

Чтоб отпуск прошел у нас славно с тобой.

 

Ведь главными были и будут всегда

Не волны, не солнце и не облака.

Желанье понять и найти компромисс.

Не ссорься, прости и скорей помирись.

11.06.2010

 

ЧТОБ СТАЛО ЯВЬЮ

К чему писать о том, что было?

О том, что будет или есть?

Мечтать уродливо, красиво…

Добиться или ставить крест.

Без слов все ясно и понятно.

Прозрачно. Недомолвок нет.

И, в целом, в общем-то, приятно,

Что ясен смысл и есть ответ.

Не скрою. Всякое бывает.

Порой, так хочется чудить,

А, иногда, так зажимает,

Что волком хочется завыть.

Жизнь очень сложная снаружи.

Крапивой жжется и бурлит.

А, из нутрии, нет, лютей стужи.

Подранком жалобно кричит.

И так и эдак размышляешь

О смысле нашем на Земле.

И сам с собою обсуждаешь,

Что воле властно, что судьбе.

И вывод проситься, конечно,

Как говориться, сам собой.

Какой? Какой?! Так интересно…

По одному, не все гурьбой.

Какая странная текстура.

Зачем, к чему тогда писать?

Куда не глянь, одна фактура.

Давай, скорей, разоблачать.

Какой ты прыткий, непоседа.

Воюешь с тенью прошлых лет.

Иль в будущее, как комета,

Несешься, оставляя след.

А в настоящем, вот загвоздка,

Все как-то блекло и темно.

Все ищем, где же та бороздка,

Чтоб проросло скорей зерно.

Может, не надо торопиться

Все хаять или восхвалять?

Может, с небес к земле спуститься

И делать, а не ожидать,

Что, кто-то ловкий и хороший

Все просчитает наперед.

И в день, для помощи пригожий,

Успех и счастье принесет.

Давайте сами, а не кто-то.

Сейчас давай, а не потом.

Что бы толковое, хоть что-то,

Чтоб стало явью, а не сном.

22.06.2010

 

ГИМН ПОСЕЛКА СТРЕЛЬНА

Наша Стрельна гордится красой

И судьбой на других не похожей.

Омываются Финской волной

Все окрестности Стрельны пригожей.

 

От дворца Путевого берет

Свой исток резиденция в Стрельне.

Дух победы ведет нас вперед

Окрыляя людей вдохновеньем.

 

Сквозь забвенья, невзгоды войны

Стрельна «прямо и верно» шагает.

Стала вехой российской судьбы.

Первых лиц государств принимает.

 

Зелень парков, убранство дворцов –

Мировое наследье ЮНЕСКО.

Славой предков, талантом творцов

Мощь России представлена веско.

 

Суверенною волей страны

И усердьем, любовью народа

Стрельна столп путевой на Руси

Для которой священна свобода.

14.07.2010

 

ДИСК СОЛНЦА КАТИТСЯ ПО НЕБУ

В начале лето не спешило.

Июнь прохладный и сырой.

А вот июль, как подменило.

В погоде получился сбой.

 

Стреляя пылкими лучами,

Шар раскаленный варит нас.

Отлично зная, что делами

Мы заняты в рабочий час.

 

Бесцеремонно он взирает

На мир, кипящий от жары.

Неужто он не понимает,

Что в адском пекле таем мы?

 

Да, что ему живых страданья,

Статистика температур.

Наши о холоде мечтанья

И горы тюбиков, микстур.

 

Огромный, красный он в зените.

Хозяин всех он и всему.

Его ухода скромно ждите.

И возвращенья по утру.

 

Диск Солнца катиться по небу,

Все, обжигая на пути.

Раскручивая свою «тему»

На сто, на тыщу, на все три.

 

Ему «до лампочки» страданья

Всего живого в знойный час.

Ему чужды наши желанья.

Ему отлично здесь, сейчас.

 

Светило думает о власти.

Что время стало от жары.

Что брошены удачно «кости».

Куда не глянь одни «тузы».

 

Самоуверенность какая.

Здесь все поставлено «на кон».

Прохлада, ночью, чуть живая

Спасает нас и дарит сон.

 

А днем, светило куролесит.

Кичиться летнею жарой.

А где-то август тучи «месит».

Готовит ливни он с грозой.

 

Не знает пекло о причине

Нас освежающей всегда.

Всех перемены ждут большие…

Эй, Солнце, видишь облака.

 

Они изменят всю погоду.

Прохладно станет и свежо.

Ну, а пока за непогоду

Мы держим кулаки давно.

28.07.2010

 

ЛУНА СКОЛЬЗИТ ПО НЕБОСВОДУ

Луна скользит по небосводу

Меняя имидж цветовой.

Под вечер, с легкой желтизной.

На зорьке, с белой сединой.

 

А ночью, отраженным светом

Все освещает на Земле.

Блестит серебряной монетой,

Прокладывая путь во тьме.

 

Болтают всякое в народе.

Мол, волки воют на Луну.

Танцуют ведьмы в хороводе.

И черти путают судьбу.

 

Не верьте сплетням и гаданьям.

Рассказам страшным при Луне.

Лучше прислушайтесь к желаньям.

Любви, струящейся в душе.

 

Луна чиста и не порочна.

Открыто смотрит нам в глаза.

Отлив, прилив – все очень точно.

Верна всегда Земле она.

 

В холодном космосе подругу,

Прижав к себе, летит Земля.

Кружит размеренно по кругу

С ней белокурая Луна.

 

И понимаешь, что едины

Планеты, звезды, человек.

Рожденье, молодости взрывы,

Горенье в зрелости и век.

09.08.2010

 

ОБЛАКА ЗАРДЕЛИСЬ НА ЗАКАТЕ

Облака зарделись на закате

Словно щеки девичьи горят.

Небосвод укрыли тучи-латы.

Пропускать к нам солнце не хотят.

 

Мы на них, конечно, не в обиде.

Нас ведь так замучила жара.

Тень, прохладу облака верните.

Хоть на время, ну хоть до утра.

 

Пот ручьем и голова кружиться.

Мухи роем, комары гурьбой.

Вот бы в водоеме освежиться.

А не «плыть» по городу с толпой.

 

День за днем, что льдинка, лето тает.

Осень, улыбаясь, нас манит.

Час придет и вновь похолодает.

Брызнет дождь и листик закружит.

09.08.2010

 

РАЗМЕЧТАЛСЯ

Тень по сопкам, по равнинам,

По деревьям, по кустам

Пробежалась и красиво

Улеглась к моим ногам.

 

Стало сразу мне прохладно

И спокойно, как во сне.

Тень укрыла местность ладно.

Тень уверена в себе.

 

Она знает, что мы рады.

Словно маленькая ночь

Подарила час прохлады

И скользнула дальше прочь.

 

Вновь сверкает солнце ярко.

Снова вянет все вокруг.

Стало душно, стало жарко.

Тополиный валит пух.

 

Если б в снег он превратился.

Стало б сразу хорошо.

Я б на лыжах прокатился,

На коньках… Ну, что еще?

 

В бок меня сосед толкает.

Предлагает мне воды.

Мир фантазий исчезает.

В прозе жизни снова мы.

19.08.2010

 

НА СТЫКЕ СОЛНЦА И ДОЖДЯ

Сегодня лето. Завтра осень.

На стыке солнца и дождя

Меня сонливость вдаль уносит,

Где хорошо, где ждут меня.

 

Остатки августа срывает

Вместе с желтеющей листвой.

День, постепенно, убывает.

Свет, заменяя темнотой.

 

Подумать только… Жизнь, как птица

Парит над вечной суетой.

Желанье быть, творить, гордиться

Покрылось праздной мишурой.

 

А начинаешь возмущаться

Несправедливости такой,

Когда со старостью встречаться

Вдруг начинаешь, Боже мой!

 

Зачем откладывать на завтра

Нам этот день календаря?

Довольно спать! Давай сражаться,

Чтобы бессмыслица ушла.

 

Пусть холодает и природа

Вновь затаиться до весны.

Пусть изменяется погода

Трудись, чтобы вкусить плоды.

27.08.2010

 

ПУСТЬ ВРЕМЯ ДНЯМИ ШЕЛЕСТИТ

Сосна, посаженная мной,

Когда-то много лет назад

Стоит, укрывшись сединой,

Вся в белом, словно на парад.

 

А помнишь прежние года,

Как вместе начинали мы.

Какой зеленой ты была.

Как в праздник наряжалась ты.

 

Как разноцветный свет гирлянд

Игриво в темноте мерцал.

И я, развязывая бант,

Подарок, нежно, в руки брал.

 

А помнишь, вместе всей семьей

Водили дружно хоровод…

Малыш мой стал совсем большой.

Отдельно в городе живет.

 

Пусть время днями шелестит,

Отсчитывая ритм годам.

Нам есть о чем поговорить.

О личном, ну и по делам.

 

Конечно, я уже не тот.

И, ты, не так уж зелена.

Жизнь не крутнуть наоборот.

Такие вот у нас дела.

 

«К чему, — ответила сосна, -

И так все ясно мне без слов.

Жизнь, хоть у каждого одна,

Но не разжечь костер без дров.

 

Не будем долго говорить

О том, что было так давно.

Ведь, ты, пришел меня срубить.

Стара, я стала, вот и все».

 

Сосна подставила свой ствол

Покрытый бархатистым мхом.

И наземь шлепнулся топор.

И показалось все мне сном.

 

И слезы брызнули из глаз.

Мне стало стыдно за себя.

И радостно, что смог хоть раз

Сменить расчет на дружбу я.

31.08.2010

 

ЖИЗНЬ РАЗЫГРАЛАСЬ НЕ НА ШУТКУ

Жизнь разыгралась не на шутку.

Бежит, что спринтер налегке.

Мне б остановку на минутку.

Ведь аутсайдер я уже.

 

Но нет на трассе остановки.

Всегда в пути, всегда в делах.

Шепчу себе я для сноровки:

«Не поскользнись на пустяках».

 

Нас ждут такие приключенья,

Что и не снились никому.

Расчет ничто, ноль без везенья.

Удача, поддержи судьбу.

 

Всегда транзитом мчится время.

Мелькают мимо нас года.

Движенья, сладостное бремя,

Сквозь забытье несет меня.

 

Как удержаться, не свалиться,

Не оказаться там, в пыли?

А честно надобно трудиться

И не застрянешь на мели.

 

Ведь остановка – смерть для мысли,

Ведущей нас вперед всегда.

И не ленись, что бы ни скисли

В мозгу идеи никогда.

 

Пускай бурлит фонтан желаний.

Сомненья льются через край.

Дух закалиться от скитаний.

Ты только шевелись, давай.

06.09.2010

 

ИДИЛИЮ ЖИЗНИ УСЕРДНО ИЩУ

Стою у истока осенней поры.

Деревья наряды сменили свои.

На пышном ковре разноцветной листвы

Играют со мною в прядки грибы.

 

По небу стадами бредут облака.

Приветливо им улыбаюсь я.

Прохладный, сырой по спине ветерок

Похлопал меня, словно старый дружек.

 

А солнышко смотрит на все, что внизу

И слабенько греет макушку мою.

А птицы к зиме накопили жирок.

Готовы к отлету со дня на денек.

 

Идиллию жизни усердно ищу.

Я полного счастья от жизни хочу.

Мне так одиноко и скучно в пути.

Хочу, чтобы рядом по жизни мы шли.

 

Природа едва улыбнулась в ответ.

И, грустно, сказала: «Я жду столько лет,

Когда, наконец, ты заметишь меня,

Чтоб чистыми стали везде города.

 

Прозрачное море плескалось у ног.

Чтоб лес от пожаров и рубки сберег.

Чтоб мусора стало поменьше везде.

Чтоб звери и птицы сказали тебе:

 

«Спасибо, за то, что меня не ловил,

За то, что в засаде меня не убил».

И только тогда на планете Земля

Гармонию мы создадим навсегда».

 

Затылок, задумчиво, я почесал.

Ответить бы надо, но я промолчал.

Давать обещаний пустых не хочу.

Ведь я не ее, а себя обману.

 

Природа не стала меня торопить

С ответом о том, как вместе нам жить.

Бездумно планету легко погубить.

И так нелегко ее вновь возродить.

 

Чтоб чистою стала, как прежде вода.

И слушать могли мы опять соловья.

И воздух не копоть, а запах цветов…

И станет планета для всех милый дом.

14.09.2010

 

КОГДА ИДЕШЬ КО МНЕ НЕСМЕЛО

Когда любовь роняет слезы

На лист, исписанный рукой

Опять, как ночь темнеют грезы.

А так хотелось быть с тобой.

 

Когда пронзает жизнь кинжалом

Рассудка древнего, как мир.

И взором глаз следит усталым

За тем, как празднует страсть пир.

 

Смысл укрывает все туманом.

Не видно пламени любви.

Лишь треск потерь и дым скитаний.

Горят сомненья, как мосты.

 

Что делать? Биться или сдаться?

А может быстро все забыть?

Взять с безразличьем обвенчаться.

И перестать тебя любить?

 

Как гиря тяжкая проблема.

Грохочет сердце у меня,

Когда идешь ко мне несмело

И тихо шепчешь: «Я, твоя».

 

Безумный ангел мой летает

В расстройствах, чем бы мне помочь?

А мысль, тем временем, мечтает.

Эх, будь, что будет в эту ночь.

18.09.2010

 

ПРОМЧАЛОСЬ ВРЕМЯ

Природа вновь наряд сменила.

Желтеют листья, ветер, дождь.

Жизнь, лучше ты бы не спешила.

Зачем идти с тобой нам врозь?

 

Подумать страшно. Ведь недавно

Я был ребенком и шалил.

Потом был школьником и славно

Свое я время проводил.

 

Затем учился и работал.

Женился и растил детей.

Короче, я по жизни топал,

Бежал, летел… быстрей, быстрей!

 

Все думал, только начинаю,

А главное будет потом.

Сейчас черновичек мараю.

Писать же набело, потом.

 

Еще успею насладиться.

Вкусить созревшие «плоды».

И, вдруг, «стоп-кадр». Остановиться

Пора на жизненном пути.

 

Года срывает словно листья.

Осталось мало раз, два, три…

Так разминуться, ошибиться…

Все жить готовился, увы…

 

Промчалось время. Не воротишь.

Не крикнешь в форточку: «Постой!»

Как осень пасмурный все ходишь.

А что поделать? Боже мой!

 

Зачем так долго собирался?

Надеялся все «поживу».

По жизни ведь не шел, скитался.

Себя, теряя на ходу.

 

Темнеет, листья опадают.

И дождь накрапывает в ночь.

Мороз. Снежинки покрывают,

Что седина дорогу. Прочь!

 

Гоню я старость, лежебоку.

Хочу вернуться я назад.

А мне: «Не будет, братец, проку.

Жизнь не «сыграть» на новый лад».

 

По лестнице во двор спустился.

К природе вышел погрустить.

А заодно с мечтой проститься.

Зачем за мною ей ходить?

 

Прости такого недотепу.

Пойми нежившего меня.

И в эту слякоть, непогоду.

Согрей в последний раз меня.

30.10.2010

 

МОЛОДОЙ МЕСЯЦ

Молодой месяц звезду увидал.

И подбоченившись важно сказал:

 

«Знаешь, красотка,

Вас здесь не счесть.

Я же, «малявка»,

Такой один здесь.

Ты поскорее давай говори,

Будешь моею во мраке ночи?»

 

Звездочка глянула на наглеца

И говорила такие слова:

 

«Знаешь, приятель, тебя я прощу,

Если исполнишь волю мою.

Будешь крутиться, вертеться волчком,

Или исчезнешь во мраке ночном.

Черные дыры проглотят тебя,

Если на миг оттолкну от себя».

 

Тут же притих, присмирел молодец.

И поспешил со звездой под венец.

 

Звезды во мраке ночном так малы,

Кажется, дунь, и погаснут они.

Но стоит пальчиком им шевельнуть,

И превращается в пепел наш путь.

17.11.2010

 

ИЗ ЖИЗНИ ОКЕАНСКОГО ЛАЙНЕРА

Огромный словно гора.

Белый словно зима.

Железный идет небоскреб

Курсом своим прямо в порт.

 

Порт, как обычно, принял «гостя» лично.

И тот оперся бортом о причал.

По трапу хлынул в город хаотично

Вал пассажиров по своим делам.

 

А пароход, прошедший столько миль,

Один остался. И, вздохнув устало,

Заснул. Гиганту снился полный штиль…

Вдруг голос властный капитана.

 

И снова винт взбивает океан.

И звезды путь указывают сами.

Идет обратно, к дому, великан.

И шторм стучит по корпусу волнами.

20.05.2011

 

МОРСКАЯ АРЕНА

Солнце закат окрасило алым.

Пухлые тучи скрыл горизонт.

Облаком белым парус поставив

Бот накренившись, быстро идет.

 

Брызги соленые, белая пена,

Чайки по курсу и ветер в ушах.

В солнечном блеске морская арена.

Трюмы готовы. Все на местах.

 

Слева полоска бугристая – берег.

Справа грозный, как бык океан.

А под водой сети, как веер.

Ловят заблудшую сельдь тут и там.

20.05.2011

 

МОРСКОЙ ПОРТ

Стою, любуюсь рукотворной силою

На исходе солнечного дня.

Предо мною порт живой картиною:

Мачты, трубы, рубки, якоря.

 

Яхты, словно барышни на выданье,

Юркие моторки-воробьи,

Теплоходы важные, красивые

И суда трудяги-муравьи.

 

Всех качает сильная, соленая,

Пеною покрытая волна.

Лижет языкастая, веселая

Кораблей упругие борта.

 

Обниму покрепче я любимую,

Предложу прогулку под закат.

И дорожкой солнечной, игривою

Мы пойдем под парусом гулять.

23.06.2011

 

МОРСКАЯ ВОЛНА

Гибкая, нежная, мягкая.

Словно девичий стан.

Стройная и лучезарная

Жмется волна к кораблям.

 

Смотрят они на прозрачную

В пене пушистой волну.

Знают ее суть коварную,

Как отправляет ко дну.

 

Катится дальше игривая,

Вовсе ручная волна.

Вся в лучах солнца красивая,

Словно невеста она.

 

Берега камни точеные

Путь преградили волне.

Брызнули капли соленые

И испарились в жаре.

 

В море открытом суровая.

Не подходи расшибет.

В гавани тихая, скромная

Вслед за приливом идет.

07.07.2011

 

МАРШ ПОЛИЦИИ

На просторах великой державы,

Чтоб закон утвердить на Руси

Установлены властью заставы

Для защиты людей и казны.

 

Припев:

Полиция российская традицией сильна.

Полицией российскою гордись наша страна.

На страже конституции, порядка и добра

Полиция российская стоит наша всегда.

 

Там особые люди на службе.

Там законность превыше всего.

Там серьезно относятся к службе,

Не щадя живота своего.

 

Припев.

 

Пешим ходом, верхом, на машине.

Полицейские службу несут.

Чтоб народ не увяз в криминальной трясине

Пресекают разбой, сыск ведут.

 

Припев.

 

Человек, будь достоин свободы.

Для тебя мир открыт. И пойми,

Уважая других и законы,

Ты на правильном, верном пути.

 

Припев.

04.08.2011

 

ЧЕТЫРЕ ДНЯ И ПЯТЬ НОЧЕЙ

Решили с «Водоходом»

Мы летом отдохнуть.

Его суда по водам

К святым местам идут.

 

Путевки мы купили

И на речной вокзал.

Нас теплоход красивый

Большой, как айсберг, ждал.

 

С названием известным

И славным на борту.

«Кронштадт» с форпостом невским

Связал свою судьбу.

 

Вот теплоход отчалил.

«Прощай, речной вокзал!»

На Ладогу курс взяли.

На остров Валаам.

 

Монахами прилежно

Освоен здесь гранит.

Намоленное место.

И крест-маяк стоит.

 

Идет «Кронштадт» наш дальше.

По берегам Свири

Природа кружит в вальсе

Извилистой реки.

 

Кижи блестят парадно.

На берег поскорей.

Собор построен ладно

И ловко без гвоздей.

 

Петрозаводск встречает,

Раскинув берега.

Наш теплоход ласкает

Онежская вода.

 

Карелии столица.

Петром утверждена.

«Кронштадт» на курс ложиться.

Домой, друзья, пора.

 

Идем. И снова пристань.

Все в Мандроги гулять.

По-русски веселиться.

Душою отдыхать.

 

Красивая деревня.

Крестьянские дома.

Народные ремесла

И жизнь чудес полна.

 

Нас в Питер плавно вводит

Любимая Нева.

Швартовка, трап… Мы сходим.

Прощай, «Кронштадт», пока.

 

Спасибо добрый, милый,

Надежный «Водоход».

Пусть теплоход твой белый

Всегда идет вперед.

26.08.2011

 

СТУПЕНЬ К НЕБУ…

«Валаам, на котором вы видите гранитные уступы и высокие горы, сделается для вас ступенью к небу, той духовной высотой, с которой удобен переход в обитель рая»

 

Святитель Игнатий

 

Валаам славен силой духовной,

Что прочнее, чем скальный гранит.

В послушании с верою твердой

Среди вод студеных стоит.

 

Здесь природа красы уникальной.

Скалы, бухты, озера, леса.

И собор стоит православный.

Монастырь – Валаама душа.

 

Здесь Апостол Андрей Первозванный,

Просвещая и сея добро,

Крест навечно воздвиг каменный.

Благодатью наполнилось все.

 

Преподобные Сергий и Герман

Основали мужской монастырь.

Расцвела каменистая твердь там.

Превращая жизнь райскую в быль.

 

С кротким сердцем к скитам подойдите.

Здесь подвижники жили всегда.

Доброту этих мест ощутите.

Станет чистой и светлой душа.

 

По тропе водоносов идите.

По щербатым скалам крутым.

Чудо-сад на камнях посетите.

И в Собор к мощам святым.

 

Монастырь разрушался врагами.

В запустенье стоял он года.

Несмотря на невзгоды, он с нами,

Возродился во славу Христа.

24.09.2011

 

НЕСУРАЗНЫЕ МЫСЛИ

В жизни так всегда бывает.

Вроде хорошо, прилично.

Вдруг проблема разметает

Все, что было так отлично.

 

И так хочется собраться.

По местам ловко расставить.

Перестать, как лист метаться.

Быть готовым, если грянет.

 

Но всегда одно и, то же.

Мысли носятся, как белки.

Жизнь с погодой очень схожи.

Мы у них простые клерки.

 

Как ни бьемся, ни стремимся.

Попадаем пальцем в небо.

Нервничаем, очень злимся.

Жизнь уходит, дрябнет тело.

 

Не от нас ведь все зависит.

Хоть и хочется, конечно.

Это-то нас всех и бесит.

Хорошо бы жить нам вечно.

 

Вот тогда б другое дело.

Вот тогда б мы поквитались.

Ишь ты, как я начал смело…

Вмиг проблемы испугались.

 

Ну, кого же я дурачу?

Буд-то грешник Богу каюсь.

Оседлаю судьбу-клячу.

И с гордыней распрощаюсь.

 

Буду я, как все трудиться.

Не «выпазить» без причины.

А мечта пусть удалиться.

Видно, нет во мне той силы.

28.09.2011

 

ДРЕВЕСНЫЙ РАЗГОВОР

Смотрите, осень наступила.

Деревья в золоте стоят.

Луна трон солнцу уступила.

И листья бурые блестят.

 

Березка, грустная, вздыхает,

Роняя желтую листву.

Лишь ель зеленым вся сияет.

К зиме готовит красоту.

 

Не понимает ель березу:

«Зачем грустишь, роняя лист?

Ведь, несмотря на непогоду,

Весною вновь зашелестишь.

 

А я, пушистая такая,

Навряд ли зиму пережду.

Понравлюсь и рука лихая

Изрубит молодость мою.

 

Нарядят всякими вещами.

И буду идолом стоять.

Вокруг меня пойдут кругами

Людишки радостно скакать.

 

И никому не будет дела,

Что погубили жизнь мою…

Тебя лелеют – королева.

Я же умру за красоту».

 

Березка плакать перестала.

И закричала всей листвой:

«Я тебя спрячу, дорогая!

И не найдет тебя топор.

 

Эй, братья, сестры подходите!

Укройте ель в свою листву.

Жизнь молодую сохраните,

Чтоб вместе встретить нам весну».

 

«Весною буду не красивой,

– вдохнула молодая ель.

– Покроюсь иглами сухими…

Красивой быть хочу. А смерть…

 

Меня нисколько не пугает.

У каждого свой в жизни путь.

А в моде всякое бывает…

Может пластмассу предпочтут».

16.10.2011

 

КОГДА ШАГАЕШЬ ПО ДОРОГЕ

Когда шагаешь по дороге,

Навстречу солнечным лучам.

И в кровь истоптанные ноги

Относишь просто к мелочам.

 

Когда есть цель и есть задача.

Решать которую готов.

Когда зовет тебя удача

И свято веришь в свой улов.

 

Тогда работа – не работа.

Тогда усталость – нипочем.

Тогда готов ты делать что-то,

Борясь с преградами и сном.

 

Рвать на себе готов рубаху.

И прыгать выше головы.

Готов судьбу свою, как птаху

Вдруг выпустить из-под полы.

 

Пусть улетит она высоко.

Пусть будет трудно мне в пути.

Но бьется сердце, видит око

И я готов вперед идти.

 

Идти туда, где непонятно.

Наперекор всему и вся.

Чтоб получилось что-то, как-то

И стало смыслом навсегда.

 

Я ратую за жизнь без брода.

С такой хочу я ношей жить.

Ведь нам, друзья, дана свобода

Не волочиться, а парить.

23.03.2020

 

СТРАТЕГ COVID-19

Вирусов много, конечно.

Есть среди них и такой.

Стал он недавно известен.

По позывному «Корон».

Ходит, летает по миру

Важный в короне такой.

Маленький очень, конечно,

И незаметный «герой».

Всюду пролезть он стремиться

И обозначить себя.

Вот он уже к человеку

Проситься очень в «друзья».

В мысли проник наши быстро.

Ловко залез в кошельки.

К славе «Корон» не стремиться.

Хочет быть Властью судьбы.

Жаждет «Корон» отличиться,

Всюду оставить свой «след».

Он ничего не боится.

Бросил «перчатку» нам всем.

Дерзко «Корон» хулиганит.

Всех рассовал по «углам».

Ловко он «гол» забивает

На европейских полях.

Цену всему назначает.

Правит свой «бал» неспеша.

Страны ему «присягают»

Смирно стоят чуть дыша.

Ловкий смышленый парнишка

Сразу смекнул, что к чему.

Нагло коварная «шишка»

Всем объявила войну.

Всех под себя «подминает».

Всюду «агенты» свои.

Щедро он всех заражает.

Дарит болезнь от души.

Вроде все очень прозрачно.

Только о нем и твердят.

И позабыли, конечно.

Что это просто «солдат».

Ведь за короной «солдата»

Действуют власти жрецы.

И, пока он отвлекает,

Делят они барыши.

Им все предельно понятно.

Будет хороший «улов».

«Новой войной» аккуратно

Нас погружают в «мир снов».

Чтоб, как в тумане, размыто

Видели только черты.

И принимали корыто

За суперлайнер все мы.

09.04.2020

 

КАПРИЗЫ ПОГОДЫ

Только что было все хорошо.

Светит Солнце, тепло, сухо.

И вдруг неожиданно замело.

На улице холод, ветер, вьюга.

 

Не понимаю к чему кавардак?

Почему шалит от души природа?

Словно в цирке клоун-чудак

Сыпет сюрпризами погода.

 

В комнате пасмурно и темно.

Не по-весеннему как-то даже.

Беру «трубку» и с раздражением: «Ало!

Официально заявляю о пропаже.

 

Что значит художественная мазня

По холсту-улице малярной кистью?

Вы понимаете, что говорите? А?

Я, спокоен и здраво мыслю».

 

Жду. Надеюсь. В ответ тишина.

Убил время. Диалога не вышло.

Весна игнорирует меня.

Думал природа расцветет пышно.

 

Мне все ясно. Я не у дел.

Отхожу от окна и «умываю руки».

Даже и у металла бывает предел.

От тяжелой работы. Какие муки!

 

Какая несуразная ерунда!

Стоп. Переживать зачем, когда не решаешь?

Понимаешь от игнорирования твердеет душа.

Мысли путаются и себя забываешь.

12.03.2021

 

ДВИЖЕНИЕ

Строка за строкою

Волною бежит.

Строка за строкою

Куда-то спешит.

 

Скажите, барашки,

Скажите, слова,

Куда ваши буквы

Несутся? Куда?

 

Глубокие смыслы.

Такие, что дна

Энергия мысли

Достигнет едва.

 

Коснется лишь только

И быстро наверх.

Обидно и больно

За весть этот… Эх!

 

О чем распинаюсь?

Чего я хочу?

Зачем я все каюсь

И что-то ищу?

 

Подумаешь дело.

Слова подбирать.

В то время, как тело

Желает кричать.

 

Бежать, что есть мочи

За мыслью туда,

Куда смотрят очи

И льется душа.

 

Под парусом счастья,

Навстречу судьбе,

Пронзая ненастья

Идет стих к тебе.

14.04.2021

 

СМЕЛО ПО ЖИЗНИ

Солнце огромное по небосклону

Важно шагает с восхода в закат.

И подчиняясь природы закону

С Солнца на Землю нейтрино летят.

 

Люди работают и отдыхают.

Им невдомек, что ему не до игр.

Ведь его лучики, как пробуждают,

Так и сражают жизнь в один миг.

 

Зорька прохладою нас освежает.

Теплое утро нежно бодрит.

Днем же природа слегка увядает.

Вечером сладко зевает и спит.

 

Солнце ж без отдыха светит и греет.

Без остановки, как лампа горит.

Солнце, конечно, тоже стареет,

Но остывать, как бульон, не спешит.

 

Будь же достоин Солнца Землянин.

Ярко живи и пылко люби.

Голову выше! Чем опечален?

Смело по жизни нейтрино лети!

27.04.2021

 

РАДУЙТЕСЬ

Эй, вы, Крикуны-землеройки!

Что кочевряжитесь, как червяк на крючке?

Желторотые птенцы демостройки,

Живите, радуйтесь в свободной стране.

Что вам все не так, мои милые?

Что вы пищите: «Кушать давай!»

Мало взяли во времена оные?

Заводы, фабрики из «карманов» торчат.

Что вам еще? Живите, радуйтесь.

Обустраивайте в офшорах свои дела.

Что вы по улице недовольные шляетесь?

Делом займитесь. Покупайте дома

Там… за границей. Или летите на острова.

Радуйтесь, что парите в свободной стране

С неограниченными возможностями.

А не влачите существование на глубоком «дне»

С социально-экономическими сложностями.

28.04.2021

 

ВОТ ТАКИЕ ДЕЛА

Вот такие дела, вот такие.

Чему удивляться, язвить и бузить?

Было бы лучше скрепы родные

Нам не слащавить, а честно любить.

Нам говорят: «Волны крутые.

Может и смыть ведь. Крепче держись.

Айсберги белые мили морские,

Льдами пронзая, ввысь вознеслись.

Волны, набычившись в бок их толкают.

Тщетно стараясь путь изменить.

Днями, ночами лед подмывают,

Чтобы потом «кувырок» совершить.

Горе тому, кто поблизости будет.

Перевернет кверху килем в момент.

И все на свете он позабудет.

Станет в «психушке» жить «пациент»».

Чтобы остаться здоровым духовно,

Помнить и чтить, все что было у нас,

Сбросить нам надо «платье» чужое.

Хватит дырявить жизни «баркас».

03.05.2021

 

ЧТО ТАКОЕ

Что такое? Что такое?

Не пойму ни как, друзья.

Что-то, где-то происходит.

Ну, а что? Не знаю сам.

Может кто-то мне подскажет?

Может кто и просветит?

Может «карта» ловко «ляжет».

Иль удача подфартит.

Ну, а может, закорючка?

Быстрым росчерком пера

Все пропишет моя ручка.

И прозрею я тогда.

Может быть.

Конечно может!

И наладится мой быт.

По местам расставить сможет

Моих мыслей пухлых прыть.

Заживу тогда по-барски.

Все имея, всех любя.

Только вот скажу вам, братцы,

Мне не нужно это. Да.

Да, конечно, жить так легче.

Все понятно «от» и «до».

Но, для духа нужны свечи,

Тихий угол, вот и все.

Только там, в тиши спокойной,

Без крикливой суеты,

Можно жизнь прожить достойно

Без вранья и черноты.

Кто-то скажет: «Эко право,

Тоже мне еще забава.

Захочу пойду «налево».

Захочу пойду «направо».

Захочу буду стоять.

В воздухе ворон считать.

Я свободен от всех дел».

Неужели наш удел

Оставаться не у дел?

Почему так, вдруг, случилось?

Что такое приключилось?

Что стоим мы рот разиня

У разбитого «корыта»?

Жизнь закончится, конечно.

Жаль, что так неинтересно.

Скромно пожимать плечами,

И твердить, что мы не знали.

Объясняясь поколеньям,

Что профукали их время.

Бросили на пустяки.

На богатства сундуки.

Что ничем не занимались,

Только лишь обогащались.

А теперь вот ерунда

Получилась, как всегда.

Но, мы это все исправим.

«Латки» всюду понаставим.

И, как прежде заживем.

Если душу мы вернем.

Ведь ее мы заложили.

Чтоб жить «круто» до могилы.

04.05.2021

 

СЛОВО

Слов много на свете всяких.

Слов много на свете разных.

Есть просто так «брякать».

И говорить о делах важных.

Есть слова-закорючки,

Обыденные такие.

Когда дойдешь «до ручки»,

То пошлые и плохие.

Есть слова надежды,

Слова любви и разлуки.

Есть слова-одежды.

Веселые есть от скуки.

 

А есть слова-монолиты.

Как скалы они из гранита.

Большие у них габариты,

Не из мещанского быта.

Слова эти нас спасают.

Слова эти в бой бросают.

Слова эти нас заставляют,

Требуют и убеждают.

Есть среди них слово

Важное, коренное.

Оно выдержанно-сурово,

Радостно-дорогое.

 

Оно надежно, величаво.

Стоит не прошибешь ничем.

Оно с боями прошагало

По странам нам известным всем.

Упорно двигаясь на Запад

И тяжело дыша в дыму,

Оно ведь знало, знало, знало,

Что верят, верят все ему.

И оно шло туда, откуда

Все начиналось, как игра.

Откуда разразилась злая

И беспощадная война.

И слово шло и шло упорно,

Не поддаваясь ничему.

И было, было оно гордо

Тем, что доверили ему.

 

Взметнулось Знамя над Рейхстагом.

И выдохнул боец устало:

«Победа, братцы. Смерть врагу.

Пришел конец, конец ему».

И взвилось ввысь тогда ракетой,

И пронеслось над всей Землей

Одно простое слово это,

С которым шли солдаты в бой.

Победа! Да! Мы победили!

Мы с этим словом шли вперед,

Чтоб поколенья наши жили

И счастлив был всегда народ.

Победа – слово не простое.

За ним стоит судьба страны.

В нем содержание святое.

И это помним, помним мы.

05.05.2021

 

СЕРДЦЕ

Сердце стучит в грудной клетке.

Бьется оно неустанно.

Рвется из реберной клетки.

Только куда? Очень странно.

 

Что ему все не сидится,

Как остальным частям тела?

Ведь никого не боится.

Громкая часть эта тела.

 

Что оно гонит так рьяно?

Кровь неустанно качает.

Может оно слегка пьяно?

В жизни такое бывает.

 

Нет, не случаен, конечно,

Стук барабанный у сердца.

Этот набат будет вечно

Нам задавать щедро «перца».

 

Помните, помните люди,

Жизнь прожигая беспечно,

Ваши туманные судьбы

Будут длиться не вечно.

 

Знай, что пока громыхает

Сердце браво по жизни,

Смерть тихо рядом шагает.

Анализирует мысли.

 

Ждет, когда сердце устанет

В ногу шагать с человеком.

И в разнобой биться станет

С кем-то отмеренным веком.

 

Только случиться такое.

Смерть тут как тут. «Козыряет».

И по всему, что родное

Лихо косою махает.

 

Чтобы у бренного тельца

Сила была, как у сердца,

Наперекор смерти бейся.

Громко живи в такте сердца!

16.05.2021

 

ПРИЕХАЛ ОТДОХНУТЬ

Я загород приехал отдохнуть.

Дом деревянный искренен и прост.

Пораньше встал, чтоб силу вновь вернуть

Земли родимой, где я в детстве рос.

 

Живой природы свежий аромат

Мне разноцветьем ноздри теребит.

Петух шагает, словно на парад.

Хор птичий звонко трелями звенит.

 

А в вышине несутся облака

Друг с другом соревнуясь, кто быстрей.

И небо синее, как классная доска

Расчерчено полосками лучей.

 

И рыхлая, как борозда струя

От самолета белая висит.

Ковровой зеленью пушистая трава.

И дятел громко, как топор стучит.

 

Погрязший в «топи» жизни городской.

«Забитый в доску» суматохой дел.

Глаза, раскрыв, любуюсь красотой.

И улыбнувшись, весело запел.

20.05.2021

 

ЖИВЫЕ «СИНОНИМЫ»

Люди, как деревья.

Разные такие.

Одни на поленья.

На корабли другие.

 

Одни пускают корень

Попробуй-ка достань.

Другие с травой в вровень

Бегут, летят, как лань.

 

Одни с широкой кроной

По жизни шелестят.

Другие тонкой свечкой

Едва, едва горят.

 

Одни сорят листвой,

Чтоб вышел перегной.

Другие вмиг иглой

Заколют в «штыковой».

 

Одни стоят веками.

Не сдвинешь их с пути.

Другие жизнь годами

Измерили, увы.

 

Деревья ведь, как люди.

Попробуй их пойми.

Одни пускают «слюни».

Другие «сухари».

 

Живые те и эти.

А значит мы всегда

Играть будем, как дети

Друг в друга за глаза.

21.05.2021

 

В ПОТОКЕ

В потоке жизни существует человек.

В потоке странствий он проводит век.

Потоки эти бешено бурлят.

Вперед толкают и несут назад.

Потоков много всяких у тебя.

Все перечесть конечно же нельзя.

Они прозрачны, сказка, просто миф

Если не веришь в мощь и силу их.

Но, если ты задумался хоть раз

И оценил, настал твой звездный час.

 

Поток физического роста бьет ключом.

Поток духовного струиться над тобой.

В потоке знаний ты с трудом идешь.

В потоке удовольствий ты плывешь.

В потоке пробок еле ты ползешь.

В потоке грез ты мысленно живешь.

В потоке безразличья ты стоишь.

В потоке «мутном» скромно ты молчишь.

В потоке склок отчаянно кричишь.

В потоке дружбы резко рвешься в высь.

В потоке одиночества поник.

В потоке смерти чист и светел лик.

В потоке дел ты борешься с судьбой.

В потоке счастья крылья за спиной.

 

Потоки, как дороги, иногда

Приводят нас, ну вовсе ни туда.

Так что подумай, прежде чем ступить,

Чтобы потом себя же не винить.

22.05.2021

 

ДОЖДЬ И Я

Дождь барабанит по стеклу.

Дождь барабанит пустоту.

Дождь барабанит, барабанит

И барабанить не устанет.

 

А я под зонтиком иду.

На лужи пухлые смотрю.

Дождь барабанит по зонту.

А я иду, иду, иду.

 

Вошел весенний дождь в азарт.

Вбивает капли он в асфальт.

Деревья моет и траву.

Везде наводит чистоту.

 

По крышам громко он стучит.

И по машинам он шуршит.

По стеклам зданий он скользит.

Он от души полить спешит.

 

Насупив тучи, небеса

Пускают молнии в глаза.

Грохочут громом тра-та-та.

И хлещут ветром все и вся.

 

А я шагаю под зонтом.

Под проливным иду дождем.

И жду, когда проснется в нем

Желанье прекратить погром.

 

С дождем мне не впервой шагать.

Весь мокрый с головы до пят.

Ему хочу я доказать

Для нас с ним нет нигде преград.

 

Дождь покосился на меня

И ливанул, как из ведра.

А, я? А я бегом туда,

Где сухо и тепло всегда.

 

А, что же дождь? А дождь идет.

Без остановки льет и льет.

Наверно, он меня все ждет.

Когда со мной опять пойдет?

 

Отдых закончится и я

Под дождик выйду, как всегда.

Мы стали с ним теперь друзья.

Ну, прямо не разлей вода.

23.05.2021

 

ТВОРИ СВОЙ МИР

Удача, рок, судьба, везенье

Нас направляют и ведут.

А наше пылкое стремленье

Вместе с желаньем что-то ждут.

 

Нам говорили: «Не кричите.

Держи в смирении свой нрав.

От дела к делу не скачите.

Тушите дьявольский запал».

 

И вот мы выросли такие,

Что пластилин стал тверже нас.

В замазку чувства превратили

И сочность крови в кислый квас.

 

Вдруг жизнь ударила по струнам

И зазвучал свободы глас.

Мы надуваем щеки, губы,

А все безлико, как матрац.

 

Не понимаем, что случилось,

И почему все плохо так?

Ведь мы прилежно же учились

И двигались все ровно в такт.

 

А, оказалось, эффективность

И путь свой надо нам искать.

Не расцветает креативность

Если под барабан шагать.

 

Свободу мысли и движений

На всю смелее ты включай.

Искореняй нытье страданий.

Твори свой мир и в нем дерзай!

27.05.2021

 

О САМОМ ГЛАВНОМ

Стихи рождаются спонтанно.

Строка шагает за строкой.

На белый лист ложатся плавно

Идеи, мысли. Мы с тобой

Здесь говорим о самом главном.

О том насущном, что порой

Вдруг ускользает незаметно

За суетою бурных дней.

И в уголке храниться где-то

Обширной памяти твоей.

Мы основное время тратим

На важные для нас дела.

Сизифов камень катим, катим.

Передвигаем вверх себя.

Срываемся и вновь по скалам

Карабкаемся чуть дыша.

И нам все мало, мало, мало.

Хотим все больше для себя.

Не забивайте пустяками

И мусором свои мозги.

Не прячьте мысли за словами,

Туманной мишурой судьбы.

Найдите главное, такое…

Смотрите вон лежит в пыли…

И это важное, большое,

Как Знамя гордо ты неси.

И шанс появиться. Твой, личный.

И ввысь взлетишь под небеса.

И кругозор будет приличный,

А не кусками у тебя.

Давай, давай скорей, товарищ,

Очисти голову свою.

И ты суть истины познаешь.

И повлияешь на судьбу.

Энергия рванет наружу.

И станешь счастлив ты тогда.

Выходим из зловонной лужи

На космоса простор друзья!

29.05.2021

 

ДЛЯ ВСЕХ

По небу солнце важно катиться.

И на людей небрежно пялиться.

Оно ничем не занимается.

Туда-сюда от скуки шарится.

 

Если ему ты не понравишься,

То будешь целый день ты маяться.

Словно в парилке жаркой париться.

Пока оно вниз не закатиться.

 

А утром вновь оно появиться.

И вновь на нас всех будет пялиться.

Но если ты ему понравишься,

То урожаем будешь славиться.

 

Не слушай тех, кто возмущается

Буд-то бездельем солнце мается.

Оно ведь там не просто шляется.

Оно для нас, для всех старается.

01.06.2021

 

УРОЖАЙНЫЙ ГОД

Красно-бурые вишни

Висят на вишне.

Висят на вишне

Красно-бурые вишни.

 

Красивые, крупные,

Сочные, спелые.

Очень вкусные.

Очень зрелые.

 

Укрывшись от зноя

Зеленой листвой,

Гордятся собою.

Своею красою.

 

Стою и любуюсь.

От счастья волнуюсь.

От гордости дуюсь.

Как вишня красуюсь.

 

Как вишни чудесны!

Жаль только не вечны.

Наивны, беспечны…

И очень полезны.

08.06.2021

 

ЖИВИ НА МАКСИМУМ

Придумывай, дерзай, твори.

Шквал мыслей в жизни воплоти.

Иди вперед на радость всем.

И не тушуйся «скользких» тем.

 

Учись и помогай другим.

Стремись и будет мир твоим.

И превратится в вечность миг.

Для малых дел и для больших.

 

И отдохнувшая Земля

Усталость сбросит всю с себя.

Луна придвинется опять.

Не станет больше убегать.

 

Планет веселый хоровод

За Солнцем радостно плывет.

И изогнувшись, как волна

Галактика несет тебя.

 

И звезды освещают путь,

Чтоб в темноте не утонуть.

Не бойся быть самим собой.

В морозный холод, в жаркий зной.

 

Свой шанс, мой друг, не упускай.

Не уклоняйся, а дерзай.

И след оставишь свой тогда

Ты в поколеньях навсегда.

09.06.2021

 

ЛОГИКА ЧУВСТВ

Любовь скользит, летит, играет.

И за собой нас увлекает.

Она одна лишь точно знает,

Как страсть цветами расцветает.

 

Понять любовь стремится мозг.

И начинает он всерьез

Логически решать вопрос,

Как уберечь меня от грез.

 

А чувств широкая река

Плывет, несет меня туда,

Где ласк прелестных кутерьма

И где лишь только ты да я.

 

Эмоции, как бубенцы.

Звенят с заката до зари.

Попробуй страсти догони,

Когда любви полны они.

 

Мозг на все это посмотрел

И как-то стразу присмирел.

Иначе мыслить захотел.

Наверно, быстро поумнел.

 

Проходит дней калейдоскоп.

Пора нажать на кнопку «Стоп»,

Но разум мне кричит: «Вперед!»

Поддерживая чувств полет.

 

И вот понятный всем конец.

Иду охотно под венец.

И разум, шустрый сорванец,

Кричит вдогонку: «Молодец!»

17.06.2021

 

НА РАСПУТЬЕ

Прививаться или нет.

Кто мне ясный даст ответ?

Кто поможет мне понять

Как все это понимать?

 

Я спешу по тротуару

Никого не задеваю.

В маске в магазин иду.

Ничего не узнаю.

 

Все как-то переменилось.

Стало так, как и не снилось.

То не трогай. Здесь нельзя.

Где дистанция твоя?

 

Словно двигаюсь в игре.

В нарисованной стране.

С той лишь разницей, друзья,

Что здесь жизнь всего одна.

 

Для спасения, конечно,

Вам прекрасно всем известно

Надо силы прокачать.

Свой ресурс слегка поднять.

 

«Как? — вы спросите меня.

— Ведь здесь явь, а не игра!»

Чтобы с жизнью не расстаться

Надо всем нам прививаться.

 

Вот такой будет ответ.

Нравиться вам или нет,

Но прививка нам нужна,

Чтобы в гору жизнь пошла.

 

Так привиться или нет?

Где тот правильный ответ?

Сам решай, но помни, вдруг,

Не кричит даже петух.

 

Думайте везде, всегда.

Ошибаться здесь нельзя.

Быть здоровым или нет…

Очевиден всем ответ.

 

Так что будьте все здоровы.

Всем на счастье по подкове.

И кэшбек всем для порядка.

Долгих лет! Живите сладко!

19.06.2021

 

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФОНТАН В ПЕТЕРГОФЕ

Спокойно, плавно, осторожно

Фонтан пускает воду вверх.

Он задремал? Вполне возможно,

Устал от зноя и потех.

 

Но музыка лишь заиграет

И вмиг фонтан наш оживает.

Сверкает в небе брызг полет

И веселится весь народ.

 

Фонтан выстреливает вверх

Из капель шумный фейерверк.

И дети весело играют,

В фонтанных брызгах пробегают.

 

И громкий голос детворы

Звенит, летит во все дворы.

Шустрый на новости народ

Снимает в космос струй полет.

 

Фонтан искрит, бурлит, играет.

И радуга над ним порхает.

Фонтан жаре не поддается.

И вверх он смело к солнцу рвется.

 

Заметив эдакую прыть,

Шар раскаленный усмирить,

Победоносно на фонтан

Взглянуло солнце: «Как он там?»

 

А наш герой все не уймется,

Все выше, выше в небо рвется.

В такт музыки танцует он,

А рядом слышен Мендельсон.

03.07.2021

 

ЧТОБЫ ПАМЯТЬ ВЕЛА

На кладбище тихо и мирно.

Не хоронят покойников здесь.

Заросло травой оно сильно.

И таблички уже не прочесть.

 

А когда-то его посещали.

Навещали могильный гранит.

Аккуратно везде убирали.

Очищали от мха холод плит.

 

А теперь? А теперь позабыто.

Стало ветхим, не нужным оно.

Вся в провалах земля, словно сито.

Обвалились могилы на дно.

 

Не приходят сюда больше люди.

А зачем? Столько дел в жизни есть.

Мы, конечно, с вами не судьи.

Не твердят нам слова: «Ваша честь».

 

Да, не судьи. Мы просто, случайно,

Мимоходом, с экскурсией здесь.

Наблюдаем, как память банально

Превращается в «идолов смесь».

 

Как живые, веселые люди

Мимо чьих-то проходят могил.

Их усопших не трогают судьбы.

Где взять время на них, ну и сил?

 

Кто такие? Откуда? Скажите.

Расскажите свою нам судьбу.

Что безмолвствуете, что молчите?

Говорите скорее. Я жду.

 

Ни словечка в ответ. Мертво, тихо.

Только ветер щебечет в листве.

Через плиты скачем мы лихо.

И не ёкает в нашей душе.

 

Годы быстро летят, скоротечно.

Жизнь промчится, и ты уже там.

И другой кто-то ходит беспечно

И топочет ногами по нам.

 

И не вспомнит никто, и не глянет:

Кто, зачем, почему здесь лежит?

Жизнь наверх за собой не поманит.

Из могильных не выбраться плит.

 

Проходя, проезжая, невольно

Мы бросаем свой взор на кресты,

На заброшенные надгробья…

Все мы смертны, не вечны, увы.

 

Так давайте помнить друг друга,

Уважать хоть немного других,

Чтобы память вела, а не вьюга

Вдоль надгробий предков твоих.

12.07.2021

 

ЛЮБОВЬ – ЭТО…

Любовь – это солнечный луч на заре.

Любовь – это облако, там в синеве.

Любовь – это факел, горящий во тьме.

Любовь – это крепость твоя на горе.

 

Любовь – бездонный колодец в степи,

Страстью питающий чувства твои.

Любовь – это горных вершин высота,

В воздушных потоках скольженье орла.

 

Любовь – это дерзкий, безжалостный бой,

Наполненный смыслом и чепухой.

Любовь – водопад живительных струй.

Любовь – это холод метелей и бурь.

 

Любовь – кутерьма и порядок во всем.

Любовь – это времени вечность вдвоем.

Любовь – это верность и чистота.

Любовь – это нежность и красота.

14.07.2021

 

ПОСТОРОННИЕ

Жара сменяется прохладой,

Свет темнотой, а радость грустью.

Губы украшены помадой.

Ресницы, брови темной тушью.

 

Рубашка, галстук и платочек

В кармашке смотрится отлично,

Словно луны торчит кусочек

На темном фоне неба-ситца.

 

Идем с тобой по тротуару.

Фонариками звезды светят.

А хорошо земному шару -

Его большого вмиг заметят.

 

Шагают ноги сквозь безмолвье.

Звук каблучков, как колокольчик.

А где-то дружное застолье.

В парк катиться трамвай-вагончик.

 

Нас разъедает горечь сердца.

Как пересечься параллелям?

От пустоты куда нам деться?

Как подружиться разным целям?

 

Идем, молчим потупив взоры,

С лицом чужим и недовольным.

У нас украли чувства воры

И заменили посторонним.

22.07.2021

 

НАСТОЯЩИЙ ДРУГ

Сегодня визг и шум с утра.

В деревню привезли щенка.

И веселится детвора,

Гоняя с ним туда-сюда.

 

Щенок хоть маленький совсем,

Но в беге даст он фору всем.

Он стал своим среди детей.

Ему комфортно у людей.

 

Кур потревожили мы вдруг.

И к нам направился петух.

Проснулся в нем бойцовский дух.

Двор стал ареной. Летит пух…

 

Нас защищая от врага,

Щенок рванул на петуха,

Хвост потрепал ему слегка…

С победой к нам пришел: «Ура!»

 

Вдруг папа выглянул в окно,

А мама вышла на крыльцо:

«У вас здесь происходит что?

Цветы помял на клумбе кто?

 

Так, где собачка? Где дружок?

Преподадим ему урок.

Щенка посадим под замок,

Чтоб во дворе шалить не мог».

 

Загородив щенка собой,

Мы говорим на перебой:

«Он не проказник, он герой,

Он наш товарищ боевой.

 

Когда опасно стало вдруг,

И разбежались все вокруг,

Не победил щенка испуг.

Он – настоящий, верный друг».

25.07.2021

 

НЕРВНЫЙ СРЫВ

Я посмотрел, что, где.

Я посмотрел, там как.

Опять в душе

Сплошной бардак.

 

Опять сквозняк,

Опять темно.

А дождь-чудак

Стучит в окно.

 

Самим собой

Я быть хочу:

«Эй, мыслей рой,

Куда лечу?

 

Где тот конец,

Та полоса,

Чтоб под венец

Пошла душа?»

 

Срываю маску

Вечной лжи,

Порядка сказку,

Слов миражи.

 

Я обнажаю

Чувств маразм,

Их выставляю

На показ.

 

А разум тихо:

«Не жужжи.

Судить ты лихо

Не спеши.

 

Что потеряешь -

Не вернешь.

Бездумно хаешь

Чем живешь.

 

Свои капризы

Спрячь в карман.

Смотри березы

Какие там».

 

Я успокоюсь

И прощу.

Я раскаюсь

И полюблю.

30.07.2021

Пьеса ВЫХОД ИЗ ЛАБИРИНТА

Автор: Юрченко Михаил Петрович

E-mail: Mixail1966@yandex.ru

 

ПЬЕСА

 

ВЫХОД ИЗ ЛАБИРИНТА

 

(научная одержимость в 5-и действиях)

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

БОРИС СЕРГЕЕВИЧ, известный ученый-генетик. Руководитель научно-исследовательской лаборатории.

АННА, начинающий, перспективный ученый.

АНТОН, начинающий, перспективный ученый.

ВИКТОРИЯ, корреспондент.

ЭДУАРД, корреспондент.

СТАНИСЛАВ ВИКТОРОВИЧ, заинтересованное лицо. Представляет интересы бизнеса.

ИВАН ИВАНОВИЧ, куратор научных разработок.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Научно-исследовательская лаборатория в научно-исследовательском институте.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Научно-исследовательская лаборатория в научно-исследовательском институте. Борис Сергеевич, Анна, Антон.

 

Борис Сергеевич, Анна, Антон выходят на сцену.

 

Борис Сергеевич. Сегодня, уважаемые коллеги, у нас ответственный день.

Анна. Надеюсь, он будет для нас удачным.

Антон. Занимаемся таким важным делом, а повлиять на него не можем!

Анна. Действительно! Как будто не общественным, а своим личным делом заняты.

Борис Сергеевич. Это вы о чем?

Антон. Каждая копейка на счету. Совершенно нет никаких финансовых возможностей основательно заниматься серьезной научной деятельностью.

Борис Сергеевич. Ах, вот вы о чем!

Анна. Сколько можно «сидеть» на коротком финансовом «поводке»? Безобразие!

Антон. Такое предположение, что здесь совершенно никто не заинтересовать в положительном конечном результате.

Анна. Я, тоже ничего не понимаю. Нам же обещали, Борис Сергеевич!

Борис Сергеевич. Я полностью разделяю ваше негодование по существу вопроса. Я ходил, убеждал, доказывал, но они совершенно не хотят меня слушать. Более того. они уверенны, что у нас все если и не очень хорошо, то вполне прилично.

Антон. Видимо, они не знают фактического положения дел в нашей научной лаборатории. Завтра я пойду вместе с вами.

Анна. Я тоже пойду. Все пойдем. И пусть только попробуют нам отказать.

Антон. Правильно! Надо не просить, а требовать!

Борис Сергеевич. И просил, и требовал, и даже по столу кулаком стучал.

Анна. А они?

Борис Сергеевич. Они спокойным, невозмутимым голосом отвечают, что желающих заниматься научной деятельностью много, а денег мало.

Антон. Завтра я «стукну».

Анна. И я!

Борис Сергеевич. Думаете я тихо стучал? Да я так колошматил, что в приемной слышно было. Бесполезно. Только руки отобьете. Их нахрапом не возьмешь. Здесь надо, что-то другое придумать.

Антон. Все уже перепробовали.

Анна. Они нас не слышат и не видят. Думают, что положительный результат не из многочисленных экспериментов, а из воздуха сам собой рождается.

Антон. Без проб и ошибок. Сразу на «чистовик» пишется.

Борис Сергеевич. Что поделаешь, когда у определенной части населения бытует мнение о нецелесообразности крупных затрат на непонятную им «экзотическую» научную деятельность.

Анна. Чтобы подготовить хорошего ученого надо порядком потратиться. Или они думают, что наукой может любой «ботаник» заниматься?

Антон. Серьезная наука – это вам не «художественная самодеятельность» на уроке химии.

Борис Сергеевич. Полностью с вами согласен, коллеги. Но сегодняшние реалии таковы, что история нашего научного проекта мало кого интересует.

Анна. Это потому, что они мыслят шаблонно.

Антон. Кейсовое восприятие окружающей действительности. Полное отсутствие нестандартного, творческого мышления.

Борис Сергеевич. Неординарных людей и там хватает. Некоторые добиваются высоких результатов. Правда специализируются они по другим направлениям. Отсюда и конфликт интересов. Мы – наукой хотим заниматься, а они – деньги зарабатывать. Но, кое в чем мы с ними едины.

Анна. И в чем же это интересно?

Борис Сергеевич. Как можно быстрее добиться успеха.

Антон. Прежде чем что-то получить надо вначале что-то вложить.

Борис Сергеевич. У меня, на вскидку, есть несколько…

Анна. Нетривиальных идей!

Борис Сергеевич. Громко сказано. Просто идей.

Антон. Не скромничайте, Борис Сергеевич. Озвучьте их нам, пожалуйста.

Борис Сергеевич. Разумеется. А у вас, Антон, Анна есть что ни будь стоящее на примете? Не стесняйтесь. Предлагайте.

Анна. Я бы с удовольствием, но что-то на ум ничего так сразу не приходит. Может, ты, Антон, что ни будь стоящее предложишь?

Антон. Откуда, Анна. У меня, как и у тебя, «бензин на нуле».

Анна. Вся надежда на вас, Борис Сергеевич.

Борис Сергеевич. Что ж… будем думать вместе.

Антон. Я, согласен! Мозговой штурм нам поможет.

Анна. Форма – это конечно хорошо, но и о содержании забывать не стоит.

Борис Сергеевич. Полностью с вами согласен. Для получения искомого результата нам необходимо разработать и использовать «многоходовку». Останавливаться нельзя. Затрачено много интеллектуальных сил и энергетического потенциала. Я уверен. Мы найдем выход из этого финансового лабиринта.

Антон. И успешно завершим наш инновационный проект.

Анна. Жаль, что у меня нет достаточной суммы для финансирования научных исследований. Я бы их не задумываясь вложила в наш суперперспективный проект.

Антон. Таких денег мы даже в складчину не сможем собрать. Лично мне моей зарплаты едва хватает на оплату коммунальных услуг и прочих атрибутов современной жизни. На одежду уже надо копить. О хорошем, качественном отдыхе можно только мечтать. Для наших с вами бюджетов – это неподъемная сумма.

Борис Сергеевич. Будем оптимистами. Главное – развитие генетических технологий. Проект большой, сложный, затратный. Выше голову, коллеги! Придет время и наш стартап «выстрелит».

Анна. Борис Сергеевич, вы что-то хотели нам предложить.

Антон. Точно! Тащите из своего волшебного «рукава» интеллектуального «козырного туза».

Борис Сергеевич. Пошутили, расслабились, немного отдохнули, отвлеклись от созданных кем-то трудностей и высосанных из пальца проблем и довольно. Пора заняться делом.

Антон. Я, готов!

Анна. Всегда готова!

Борис Сергеевич. Чудесно! Мне приятно, что бодрый оптимизм и уверенность в своих силах вновь вернулись к вам. Значит так. Переходим от слов к делу. Рассмотрим несколько моделей-вероятностей решения нашей научно-экспериментальной, творческой задачи, увязшей своим острием в финансовом «болоте» непонимания, узкого кругозора, тактического местничества.

Антон. Вот именно! Полное отсутствие стратегического «оттенка» в мышлении некоторых светил-менеджеров от науки и чиновников-хозяйственников.

Анна. Не будем зацикливаться на изучении и обсуждении степени узости научно-хозяйственного кругозора некоторых «князьков», мечтающих о личном обогащении и совершенно не думающих о развитии вверенного им участка территории. Сколько можно виснуть в виртуальных облаках заполненных фейковыми эмоциями и лженаучными сплетнями. Хочется настоящего, реального, качественного, сделанного на века.

Борис Сергеевич. Что ж… тогда давайте выбирать.

Антон. Но не методом «проб и ошибок» и привлечением искусственного, машинного интеллекта, а с использованием проверенного биологического «инструмента» — человеческого мозга.

Анна. Все средства хороши. Человеческий мозг создает идею-импульс, задает творческий вектор направления, а специальные приборы и техника, снабженные соответствующим программным обеспечением позволяют нам всесторонне, качественно и как можно быстрее изучать и получать искомый результат посредством многочисленных научно-исследовательских экспериментов и опытов.

Борис Сергеевич. Разумеется, коллеги. Я полностью с вами согласен. Значит так. Рассмотрим несколько вероятных направлений дорожных карт которые могут привести наш проект к успешному завершению.

Антон. Отлично! Давайте рассмотрим, обсудим и выберем.

Анна. Должен же быть какой-то выход из сложившейся патовой ситуации. Идеи полностью осознанны, сформулированы и разработаны. Специалисты, готовые и способные воплотить их, в наличии. Оборудование, пусть скромное, имеется. Недостает какой-то малости, пустяка для продолжения наших научных исследований.

Антон. Именно этот несущественный пустячок и встает непреодолимой преградой на нашем и без того непростом творческом пути. В общем, без нормального финансирования, стоящую перед нами творческую задачу не решить. Казалось бы, какой примитивный парадокс, но как его преодолеть?

Борис Сергеевич. Можно ходить по вышестоящим инстанциям и убеждать чиновников, курирующих всякого рода научные исследования, выделить материальные средства на перспективный проект. Еще можно посмотреть, что за «пределами» нашего региона твориться. Осмотреться, выбрать прорывное, востребованное направление. Участвовать в конкурсе. Выиграть его. И, заинтересовав людей бизнеса, получить от них материальную поддержку. А можно и вовсе ничего не предпринимать. Пусть все идет своим чередом. Катиться, как катиться. Глядишь и выгорит что ни будь.

Анна. Несмотря на имеющееся в нашем распоряжении ресурсы многодорожья, какое-то полное бездорожье. Мрачная картина.

Антон. Кромешная тьма! Почему нас лишают возможности нормально трудиться, создавать что-то новое, необходимое человечеству?

Анна. Творческой мысли «кислород перекрыли». Она в буквальном смысле слова «задыхается» без финансовой поддержки. Нам бы хоть какое-то финансирование, чтобы продолжить научные исследования. Главное – научная деятельность, а не внешние условия. Ясное дело, что «здесь» вам не «там». О каком научно-исследовательском комфорте мы мечтаем? Я согласна на профессионально-исследовательский аскетизм. Узконаправленный, научный минимализм. Я, на все согласна!

Антон. А я – нет! Если им нужна современная наука, то пусть вкладываются в нее, пусть платят деньги, а не ждут от нас халявной «маны небесной»! Это только в сказке «суп из топора» варится. В реальной жизни положительный результат не из воздуха получается. а в процессе кропотливого, напряженного труда, многочисленных экспериментов и финансовых вложений.

Борис Сергеевич. Экономика влияет на поведение человека. Научный аскетизм, бунтарские настроения. Зачем такие радикальные крайности? Я, кое-что по-гуманистичнее придумал. Свой план хоть сейчас готов изложить. Если, конечно, вы пожелаете с ним ознакомиться.

Антон. Я, готов! Уверен, что это будет высокоинтеллектуальный, экологически чистый выход из нашего плачевного финансового положения.

Анна. Говорите! Очень интересно! Я в виртуальных облаках изысканных претензий к продолжению нашей научно-экспериментальной деятельности не летаю. Предпочитаю прочно стоять на ногах.

Антон. Довольно самолюбований! Говорите, Борис Сергеевич. Может и «выгорит» у нас хоть что-то!

Борис Сергеевич. А что, если получить грант за рубежом и часть сэкономленных денег вложить в наш проект? Работать сразу на два направления, конечно, не просто. Кто-то должен остаться здесь, а кто-то должен уехать. Ведь деньги надо будет отработать.

Анна. Я хочу работать в своем регионе. Развивать науку здесь.

Антон. Какие комплексы! Наука вне границ! Что за надуманные «привязки»? Наука интернациональна! Где платят там и надо работать. Вот я, например, согласен работать, где угодно. Лишь бы достойно оплачивали мой труд и своевременно финансировали проект, чтобы можно было творчески развиваться.

Борис Сергеевич. Значит вы согласны?

Анна. Идея хорошая. Но как распределить силы? Нас всего трое.

Борис Сергеевич. Кто-то едет отрабатывать грант, а кто-то продолжает работать здесь. Я буду работать сразу по двум направлениям.

Антон. Это не просто. Хотя с вашим, Борис Сергеевич, интеллектуальным потенциалом такие творческие нагрузки вполне по силам.

Анна. Дело за малым. Где грант получить?

Антон. Действительно. Размечтались.

Борис Сергеевич. С этим вопросом, коллеги, заминки не будет. Одна крупная компания мне уже сделала интересное предложение. Заказ специфический, но деньги хорошие. Так что на наш проект вполне хватит. Если не передумали, то я готов выслушать ваши предложения.

Анна. А это не опасно? В смысле не противозаконно? Что за заказ?

Борис Сергеевич. Даже переходя на зеленый свет через дорогу, рискуешь попасть под машину.

Антон. Что тут думать! Надо решать здесь и сейчас! Такой реальный шанс упускать нельзя. Заниматься разработкой специфических научных направлений, конечно, рискованно, но это бодрит. Порция адреналина пойдет только на пользу.

Анна. Может я в ваших глазах и выгляжу трусихой, но я бы хотела продолжить научные исследования на «местном» проекте.

Борис Сергеевич. Никто никого не принуждает. Это свободный выбор каждого.

Антон. А я согласен работать там. Какая разница? Для меня главное – это заниматься наукой, а не «выбиванием» денег. Ученый исследует, изучает, находит решение, ответ, а не клянчит. Я – не менеджер. Я – ученый! Избавьте меня, пожалуйста. от этой необходимости «просить».

Борис Сергеевич. Отлично! С кадровым вопросом разобрались. Я, с вашего позволения, коллеги, буду работать сразу в двух проектах. Не возражаете?

Анна. Какие могут быть возражения! Вы – светила. Это мы – начинающие ученые.

Антон. Вас хорошо знает мировое научное сообщество. Одно ваше имя чего стоит. С вашей помощью и мы маститыми учеными станем.

Борис Сергеевич. Моего имени маловато будет для вашего становления, как ученых. Надо еще вам и личные усилия приложить. Показать, так сказать, свой творческий потенциал интеллектуалов. Так что «засучив рукава» приступайте к работе.

Анна. Я работы не боюсь! Скорей бы продолжить нашу научную деятельность.

Антон. Я тоже не из «слабого десятка» буду. Напрягусь и сделаю.

Борис Сергеевич. Чудесно! Но должен вас сразу предупредить. Вернуть, так сказать, из «небес» на «землю», что искать инвесторов будем сами. Никто нам не поможет. В современном мире напичканном всякого рода «изобретателями» наука финансируется избирательно. Только то, что надо. Все остальное – «субъективная блажь».

Анна. Как же теперь наукой заниматься?

Антон. Что за «урезанный» подход?

Борис Сергеевич. Запомните, коллеги, даже занимаясь своим любимым делом – наукой вы должны уметь говорить себе «стоп». Выдержка и целеустремленность – вот составляющие вашего успеха на выбранном вами научном поприще.

Анна. Хорошо. Я согласна работать в условиях «научного минимализма». Только то, что необходимо. Остальное пусть делают другие.

Антон. А если хочешь работать «широко», а не «узко»? Если хочешь развивать разные компетенции. Работать на стыке наук.

Борис Сергеевич. Развиваться гармонично может далеко не каждый. Но мы попробуем на свой страх и риск. Запускаем сразу два проекта?

Анна. Стартуем!

Антон. Давно хотел посмотреть, как за «забором» нашего региона ученые науку вперед «двигают». Работа в международной команде тонизирует. Начинаешь понимать, чего ты реально стоишь, как ученый.

Борис Сергеевич. В таком случае идемте заключать договор. Я хочу, чтобы вы тоже присутствовали при этом эксклюзивном, корпоративном мероприятии. Мы – одна команда! Наша сила в единстве! Пойдемте, коллеги.

Антон. Я еду с вами, Борис Сергеевич?

Борис Сергеевич. Разумеется, Антон.

Антон. Работать в перспективной научной команде молодых ученых, нацеленных на результат, не просто здорово – это круто! Такая возможность дорогого стоит!

Анна. А я буду, Борис Сергеевич, вас ждать здесь. Вместе мы доработаем наш научный проект. Тем более, что деньги у нас уже есть. Вернее сказать, скоро появятся у нас в достаточном объеме.

Борис Сергеевич. Вы, Анна, пока мы с Антоном над коммерческих заказом работать будем времени зря не теряйте. Проводите намеченные нами плановые исследования. (Смотрит на ручные часы.) Времени в обрез. Пойдемте. Нас уже ждут.

 

Борис Сергеевич, Анна, Антон уходят со сцены.

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Помещение кафе. На сцене стоят столики и стулья.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Помещение кафе. За столиком сидит Виктория.

 

Виктория разговаривает по телефону.

 

Виктория. Да, да… конечно. «Горячая» тема. Я уверена, что получится хороший репортаж на злобу дня. Это не стандартная лаборатория. Не просто ученые, занимающиеся неизвестно чем. Это настоящая современная наука завтрашнего дня. Согласна. Тема затаскана дежурными интервью с дежурными учеными. Однако… разрешите я все-таки договорю. Спасибо. Значит так. Это интервью с известнейшим ученым и его учениками. В своем репортаже я расскажу о настоящем прорыве в науке. Это свежая научная мысль. Совершенно иные взгляды и подходы. Да, да… Я уверена, что получится очень интересный «ершистый» материал. В нем будет все. Я раскрою, какое влияние оказывают на развитие нашей научной мысли предоставляемые ей возможности в современных условиях. Сильные и слабые стороны научной деятельности в целом. Я сделаю все чтобы репортаж получился на злобу дня. Не волнуйтесь. Разумеется, вы лично посмотрите мой материал и, если необходимо подредактируете его. Да, да… я согласна. Конечно. Никакой самодеятельности. Я все понимаю. Изложено будет в рамках принятого и утвержденного вами формата. Значит вы согласны? Отлично! Не волнуйтесь. Я вас не подведу. Разумеется, весь материал вначале показываю вам, а потом уже в открытый доступ. Когда планирую встречу? Завтра. Хорошо. Все будет сделано в лучшем виде. Никакой рутинной «прилизанности». Беру «быка за рога» и переворачиваю взгляд обывателя на существующий научный мир «с ног на голову». Будет очень интересно. Ясно. Все сделаю, как вы сказали. После интервью сразу к вам. Хорошо. Спасибо за методическую помощь. До встречи. Разумеется. До свидания. (Смотрит на экран смартфона. Кладет телефон на стол. Разговаривает сама с собой.) Вот перестраховщик. Хочет, чтобы было и интересно и в тоже время совершенно безопасно. Так не бывает. Или дремать на диване тихонько посапывая в свое удовольствие. Или адреналин брызжет через край. Хотя, может быть, он в чем-то и прав. «Беззубому» обывателю с клиповым мышлением «сухая корка» эзопова языка не по его интеллектуальным «зубам». Интересно получилось. «Беззубому» не по зубам. А надо сделать так, чтобы даже «беззубый» все понял и осознал. «Разжевал» и «проглотил» мой материал ни сколечко не поперхнувшись. Работенка не простая, но жутко интересная. Поджилки трясутся от страха. (Берет в руки телефон. Смотрит на экран смартфона.) Как время бежит. Пора и мне бежать. Рабочий вопрос решила. Посплетничала сама с собой. Теперь «ноги в руки» и вперед. Труба зовет.

 

На сцену выходит Эдуард.

 

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Помещение кафе. Виктория, Эдуард.

 

Эдуард беглым взглядом осматривает зал и быстро подходит к столику, за которым сидит Виктория.

 

Эдуард (бодрым голосом обращается к Виктории). Какая встреча! Надо же! Давненько не виделись!

Виктория (с удивлением смотрит на Эдуарда). Извините. Разве мы знакомы? Мне кажется, вы ошиблись «номером».

Эдуард. Вы, что меня не узнали?

Виктория. Извините, не узнала.

Эдуард. Это же – я! Эдуард!

Виктория. Еще раз извините, но я вас не знаю. Разрешите. (Встает.) Мне надо идти. До свидания.

Эдуард (быстро берет Викторию за руку). Куда же ты, Виктория?

Виктория (отдергивает свою руку). Извините! Это не лучшая ваша идея. И вообще, что за вольности и наигранная фамильярность? Я же вам кажется ясно сказала, что я вас не знаю. Довольно кривляться. Это вам не идет.

Эдуард. Ничего не понимаю. Или, ты, действительно меня не узнаешь или просто претворяешься. Но зачем?

Виктория (уперев руки в бока с грозным видом). Не понимаю. В чем собственно дело, уважаемый?

Эдуард (машинально делает шаг назад). Извините. Неужели я действительно ошибся?

Виктория. Наконец-то дошло.

Эдуард. Но, вы же Виктория?

Виктория. Это не важно. Что дальше?

Эдуард. Я – Эдуард. Мы вместе учились в университете. Неужели не помните? Мы еще на практике вместе в одном информационном агентстве стажировались.

Виктория. Стажировались? (Всматривается в Эдуарда.) На четвертом курсе?

Эдуард. Точно! Вспомнили?

Виктория. Вы сильно изменились, Эдуард. Возмужали. И вообще…

Эдуард. Я вижу, что вы еще сомневаетесь. Сейчас я вам докажу. Я вам сейчас покажу свой паспорт. Правда это загранпаспорт, но ничего. Главное там фотография. На ней я еще так сильно не изменился. (Вынимает паспорт из кармана пиджака и показывает его Виктории.) Вот смотрите. Узнаете?

Виктория. А зачем вам загранпаспорт? Почему отечественный не носите? Вы же не за границей.

Эдуард. Только что прилетел из-за рубежа. Отечественный в портфеле, а портфель дома. Я здесь недалеко живу. Прилетел, вещи дома оставил и сюда. Перекусить.

Виктория. «Нам дым Отечества и сладок, и приятен».

Эдуард. Что-то в этом роде. А вообще я везде себя комфортно чувствую и дома и в гостях.

Виктория. А где ваш «дом» и где «гости»?

Эдуард. Теперь это уже не важно. Я – человек мира! Да здравствует великая конвергенция!

Виктория. Процесс синтеза. Увлекаетесь трансгуманизмом?

Эдуард. Рьяной поклонник!

Виктория. Разрешите полюбопытствовать. (Берет в руки паспорт Эдуарда и смотрит на фотографию.) Действительно. Здесь вы больше на себя похожи. Я имею ввиду того тогдашнего.

Эдуард. Наконец-то узнали. Я очень рад. Может присядем пообщаемся.

Виктория. Вообще-то я собиралась уходить.

Эдуард. Дела, дела. Понимаю. А я вот наоборот никуда не спешу. Только что решил свой вопрос. Заработал приличную сумму в финансовом эквиваленте. Разрешите, Виктория, вас угостить. Посидим, поболтаем. Столько лет не виделись.

Виктория. Ну, если только на несколько минут. Мне действительно надо работать. Завтра серьезное интервью. Надо хорошенько подготовиться. Главный редактор столько вводных «насовал». Надо все «переварить», взвесить, оценить. Придумать как сделать.

Эдуард. Понимаю, понимаю. Сам когда-то был в этой подневольной «шкуре» «служебного человека». Редактор – это серьезно. Теперь все по-другому. Сейчас я свободная «птица». Чистый фриланс. Свободный, независимый «игрок». В смысле корреспондент. Пишу о чем хочу. Никто мне не указ. Никакой редакции, коррекции, цензуры. Полная творческая свобода и реализация творческих амбициозных планов.

Виктория. Я рада за вас, Эдуард.

Эдуард. Если вы не против, то может присядем на несколько минут за столик. Поговорим. Может быть, найдем какие-нибудь точки соприкосновения.

Виктория. «Точки соприкосновения»? Извините, не понимаю.

Эдуард. Я о нашей с вами профессиональной работе говорю.

Виктория. Ах, о работе! Действительно. Кстати, возьмите свой загранпаспорт. Он вам еще пригодится, «человек мира».

Эдуард. Разумеется пригодится. (Прячет паспорт в карман пиджака.) Присядем?

Виктория. Буквально на несколько минут.

Эдуард. Я буду краток.

 

Виктория, Эдуард присаживаются за столик.

 

Виктория. Как дела, Эдуард?

Эдуард. Отлично! Полная творческая свобода! Мой материал очень хорошо оплачивается. А как у вас, Виктория, дела?

Виктория. Тоже неплохо. Но, до полной творческой свободы, граничащей с анархией, мне еще очень далеко. Хотя, тоже есть чем похвастать. Вот, например, завтра у меня большое интервью с одним крупным ученым с мировым именем. Так что и я не только на бытовые темы пописываю.

Эдуард. Здорово! Отлично! Как хорошо, что мы с вами встретились! А что ученый действительно крупная фигура в научном «шахматном мире»?

Виктория. Разумеется. Вы мне не верите?

Эдуард. Значит не все еще уехали. Даже странно. Тем лучше для нас с вами.

Виктория. Думаете, что только за границей большая наука делается? Ошибаетесь. Здесь тоже кое-что имеется. Только вот объясните мне в двух словах при чем здесь мы с вами?

Эдуард. Оказывается, мы с вами пишем на одни и те же темы.

Виктория. Не понимаю.

Эдуард. Вы готовите материал о состоянии дел в современной науке, и я тоже собираю материал на эту тему.

Виктория. Где печатаетесь?

Эдуард. В основном в зарубежье. Впрочем, и в здешних журналах проскальзываю. Там масштабы совершенно другие и соответственно деньги за статьи другие. Вы, Виктория, в зарубежных журналах печатаетесь?

Виктория. Честно признаюсь. Не печатаюсь. Я сотрудничаю с отечественными журналами и информационными агентствами.

Эдуард. Так это мы исправить можем. Все в наших руках.

Виктория. Как?

Эдуард. Очень просто. Мы вместе пойдем на встречу с этим великим ученым и возьмем у него интервью. А потом напишем вместе статью, и я организую ее публикацию в закрытом, элитном источнике для избранных за рубежом.

Виктория. А разве такое возможно?

Эдуард. А почему и нет? Я уже несколько лет сотрудничаю с одним покупателем. Источник надежный. И опять же имя на глянцевой странице зарубежного издания. Можно здесь при случае и «козырнуть» сотрудничеством с зарубежной прессой. Сразу ваш профессиональный рейтинг взлетит под облака. И опять же финансовое вознаграждение. Размер тех гонораров со здешними гонорарами не идет ни в какое сравнение. Вы меня понимаете?

Виктория. Понимаю. Предложение не только деловое, но и интересное.

Эдуард. А я о чем толкую. Перспектива профессионального роста так и прет из всех щелей. Не упускайте свой шанс.

Виктория. Мне надо подумать. Я должна свою статью редактору представить для дальнейшей ее публикации в нашем агентстве.

Эдуард. Тоже мне «проблема»! Печатайте себе на здоровье. Одно другому не мешает.

Виктория. Не красиво получиться. Надо будет редактора ввести в курс дела.

Эдуард. Это вовсе не обязательно. О том, что вы отдадите наработанный материал кому-то еще, он никогда не узнает. Я же вам сказал, что журнал для избранных. Распространяется по подписке. Здесь он никогда не появиться. Так что не волнуйтесь. Не «засветитесь».

Виктория. Такое неожиданное предложение. Даже не знаю.

Эдуард. Пока есть возможность надо «имя» себе делать, выходить на международный уровень и деньги хорошие зарабатывать, а не «барахтаться» на «мелководье» местной прессы перебиваясь «с хлеба на квас». Вы же настоящий профессионал и способны на большее.

Виктория. Предположим, я согласна, что тогда?

Эдуард. Работаем вместе. Я везу материал за рубеж. Там его печатают. Гонорар пополам. Местному редактору смело несите что хотите. Я в этом деле не участвую. Для меня это, извините, «мелкая рыбешка». Даже связываться не буду.

Виктория. А если кто узнает? Скандал получится. Один материал в разных изданиях. Претензий к нам не будет?

Эдуард. Никаких. Это я вам гарантирую. Я сам начинал также. Печатаю здесь и печатаю там. Потом освоился. Сошелся с нужными людьми и теперь сотрудничаю с ними по освещению прорывных научно-исследовательских разработок. Гонорары достойные. Приятно, когда твой труд соответствующим образом оплачивается.

Виктория. Заманчиво. Международный уровень. Да и деньги хорошие не помешают. Хочу построить свой дом недалеко от города.

Эдуард. Будем сотрудничать и ваша мечта, Виктория, приобретет четкие, реальные очертания. Ведь «мысль материальна». И в этом вы, в скором времени, убедитесь. Представьте. Выходите на балкон собственного дома. Вдыхаете полной грудью чистый, свежий воздух. И осознаете, что жизнь удалась. Вот оно счастье, к которому стремиться каждый из нас!

Виктория. Заманчиво. Хорошо. Я – согласна.

Эдуард. Отлично! Я – тоже.

Виктория. Тогда обменяемся номерами телефонов и завтра работаем вместе.

Эдуард. Я вам сегодня вечером позвоню, и мы оговорим все тонкости и время встречи.

Виктория. Позвоните мне часиков в девять вечера. А сейчас, извините, но мне надо идти. Дел выше «крыши». (Встает из-за стола.)

Эдуард. Понимаю. (Встает из-за стола.)

Виктория. Эдуард, вы же собирались поесть.

Эдуард. Что-то перехотелось. Тоже пойду готовиться к завтрашней встрече. Не до обеда. Потом поем.

 

Виктория, Эдуард уходят со сцены.

 

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Научно-исследовательская лаборатория в научно-исследовательском институте.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Научно-исследовательская лаборатория в научно-исследовательском институте. Борис Сергеевич, Анна, Антон, Виктория, Эдуард.

 

На сцену выходят Борис Сергеевич, Анна, Антон, Виктория, Эдуард.

 

Борис Сергеевич. В этой научно-исследовательской лаборатории мы работаем.

Эдуард. Интересно, интересно. (Внимательно осматривает лабораторию.)

Борис Сергеевич. Конечно, сильно похвастать нам пока нечем. Но, не одни мы в таком скромном положении находимся. Многие научно-исследовательские лаборатории не оборудованы должным образом современным оборудованием.

Эдуард. Понимаю, понимаю.

Борис Сергеевич. Что поделаешь. Приходится жертвовать меньшим ради большего.

Виктория. Разверните свою мысль, пожалуйста.

Борис Сергеевич. Настоящего, истинного ученного влекут заниматься серьезной наукой не карьерные помыслы, не нацеленность на практическое применение его разработок и даже не польза для общества, а поиск научной истины! Да, да… Поиск научной истины. Я вижу по вашим лицам, что вы крайне удивлены.

Виктория. Настоящее элитарное образование, блестящий интеллектуальный мир, полный радости познания – это конечно хорошо, но не уводит ли такая творческая самоизоляция, если не сказать резче, научный аскетизм, защищающий узконаправленные научные интересы к отрыву ученого от реальной жизни?

Эдуард. Пестование своей интеллектуальной исключительности, самолюбование своими профессиональными компетенциями, узконаправленными интересами присущее некоторым научным исследователям вызывает соответствующую ответную реакцию у определенной части населения нашего региона «приземленного» массовой культурой. В настоящее время у отдельных мыслящих людей, предпочитающих не «плыть по течению», а оказывать посильное интеллектуальное сопротивление «научному чванству» наблюдается своеобразный «синдром катара» по отношению к нашей научной жизни. Ее способности творить, создавать действительно что-то новое, свое не ангажированное «заморским» мышлением.

Антон. Что вы, Эдуард, этим хотите сказать?

Эдуард. Некоторые интеллектуалы и не только они в этом регионе уже не верят в себя, свои способности, возможности.

Борис Сергеевич. Конечно, вы в чем-то правы. Надо нам освободиться от позиции «неудачника-двоечника» способного только на списывание с тетради «просвещенного отличника».

Анна. Надо учиться гордиться собой, своими возможностями и достижениями, а не бездумно, на автомате, лебезить перед всякого рода чужеродной мыслью. «Сдувая пылинки» с постороннего и не протягивая руку помощи ближнему.

Виктория. И все-таки, что первично? Наличие современного оборудования или свежего, нестандартного, креативного мышления?

Борис Сергеевич. Одно другому не мешает, а наоборот только способствует развитию научной мысли. Опасно другое – модное умозаключение, обосновавшееся в головах некоторой части населения нашего региона, отрицающее существование объективной истины в наших научных разработках. Кое-кто ошибочно думает, что наше «непреодолимое отставание» в современных областях знаний не позволяет нам претендовать на какие-либо самостоятельные, без кураторства из вне, серьезные разработки. Нам навязчиво предлагают передать все наши передовые технологии кому-то более «продвинутому» в научном плане. Мол «не по Сеньке шапка».

Анна. Это крайне ошибочное и вредное мнение.

Эдуард. Вы считаете, что все эти «местнические» умозаключения об ущербности нашей научной мысли не имеют под собой никакой твердой основы?

Антон. Разумеется! Но и замыкаться в себе тоже не стоит! Необходимо культивировать научный интернационализм! Если хотите знать мое мнение. То лично я считаю, что научный прогресс страдает от всякого рода ограничений. Наука не должна быть жертвой каких-либо распрей. Международная команда единомышленников может многое. Что далеко ходить. Вот Борис Сергеевич, например, уже руководит такой командой.

Борис Сергеевич. Спасибо за комплимент, Антон, но здесь разговор не об этом.

Эдуард. Почему же? Это направление научной организации нам тоже интересно.

Антон. А я о чем говорю! Разумеется, за интернациональными научными командами будущее научных открытий!

Виктория. А не кажется ли вам, что эта позиция напоминает научную феерию? Не скучно жить в искусственно созданном сказочном мире мечты, где смесь сна и реальности волшебным образом визуализирует вашу идею о «чистой науке» без каких-либо примесей «грязной» реальности?

Анна. Вы считаете, что наши прорывные наработки в генной инженерии, не имеющие аналогов в мире, тоже фантазия?

Антон. Идея творит и развивает материю!

Эдуард. Вот это уже действительно интересно. Пожалуйста, несколько слов о вашем открытии. Это стартап вашей научно-исследовательской команды или международная разработка?

Анна. Разумеется нашей! Удивлены? Думаете, что только другие умеют?

Виктория. Наоборот! Нам очень приятно. Правда, Эдуард?

Эдуард. И интересно. Какие-нибудь подробности можете сообщит о вашем научном открытии?

Борис Сергеевич. Всему свое время. Не будем торопить события.

Эдуард. Понимаю. Интеллектуальная собственность и все такое прочее. Понимаю.

Анна. Вы, что-то говорили о международных проектах. Можете назвать несколько примеров на вскидку?

Эдуард. Антон, что-то говорил о масштабном научном мышлении.

Антон. Так это я о интернациональной команде ученых вам говорил. Если, Борис Сергеевич меня возьмет в свою команду, то и я приложу к этому делу свою руку. Вернее, свои интеллектуальные способности.

Эдуард. Очень интересно! Борис Сергеевич, буквально несколько слов о вашей научной команде. Чем занимаетесь? Где находится эта научно-исследовательская лаборатория? Каковы успехи?

Виктория. И где больше перспектив для научного и профессионального развития в этой «скромной» лаборатории или в хорошо оборудованной, оснащенной по последнему слову науки и техники той лаборатории?

Эдуард. Где качество интеллектуального роста выше?

Борис Сергеевич. Сколько много вопросов.

Виктория. Извините, за навязанный вам «интеллектуальный штурм».

Эдуард. Но, вы, как ученый международного уровня, ведь любите решать сложные, неоднозначные и неудобные задачи.

Борис Сергеевич. Как исследователю мне, конечно, интересно распутывать сложные задачки. Но, давайте я буду отвечать на ваши вопросы по порядку. По мере поступления. Не возражаете?

Виктория. Нет.

Эдуард. Мы вас внимательно слушаем.

Борис Сергеевич. Мне действительно предложено некоторой крупной структурой-инвестором возглавить решение вопросов глобального характера по некоторому научному направлению, более конкретно, сами понимаете, я не могу говорить. Набрана международная команда из молодых перспективных ученых. Научная лаборатория находится не здесь. Успехи хорошие. Скоро получим необходимый результат.

Эдуард. Ох, и сорвет же кто-то крупный коммерческий куш! Извините.

Борис Сергеевич. Ничего, ничего. Мне понятен ваш неподдельный интерес.

Виктория. Мы – корреспонденты. И «жареные факты» с «передовой» научных исследований для нас, как «глоток свежей воды» для заблудившегося в бескрайних песчаных просторах пустыни.

Борис Сергеевич. Понимаю и продолжаю отвечать по существу заданных вами мне вопросов. Теперь несколько слов о перспективах научно-профессионального, интеллектуального роста. По большому счету дело не в степени «комфортабельности» той или иной научно-исследовательской лаборатории, а в степени качественного развития интеллектуальной составляющей «серого вещества». Талант нуждается в условиях и поддержке из вне. Гениальность сама создает условия и поддерживает других. Дело не в «наличии» или «отсутствии» чего либо, а в умении создавать что-то из ничего. Генерация новых идей и воплощение их в жизнь зависит не от географического местоположения исследовательской базы, а от интеллектуальных способностей человека. Умения их использовать на все сто процентов. Это я к тому говорю, что вовсе не важно, где живет и работает тот или иной мыслитель-теоретик или исследователь-практик, а в реальной возможности влиять непосредственно или опосредованно на результат деятельность конкретного научного коллектива.

Виктория. Значит кто где находится для процесса научной деятельности не важно, не критично.

Борис Сергеевич. Генераторам новых идей необходимы не внешние, а внутренние условия.

Эдуард. Почему же тогда некоторые ученые активно «дрейфуют» к другим «берегам»? Теория без ее использования в практической деятельности – абстракция. Придумывают здесь, а воплощать едут туда. Почему? Не потому ли, что условия для научной деятельности там лучше и востребованность на креативный интеллект выше?

Борис Сергеевич. В определенных случаях там реализация интеллектуального продукта проще, а дивиденды, получаемые от научной деятельности весомее. Но это не правило профессионального развития человека, а его неудержимое желание к самореализации любым путем. Ученые такие же люди, как и все прочие. Модная тенденция «засветится» на стороне, чтобы заметили здесь также оказывает определенное влияние на поведение ученой братии.

Эдуард. Получается, что «дрейфуют» к иным берегам не от «хорошей жизни»?

Борис Сергеевич. Степень востребованности предлагаемой научным коллективом идеи существенно влияет на скорость ее реализации где бы то ни было. Если будет «заказчик», то будут созданы для ученого и соответствующие условия для работы.

Виктория. А, что думают по этому поводу молодые ученые, пока еще не обремененные широким признанием?

Анна. Не все активно «гребут» куда-то в даль. Я, например, не собираюсь покидать свой регион. Просто надо научиться самореализовываться в местной среде. И здесь можно «горы свернуть». Было бы только желание. Дело не только в условиях, а и в специфике организации научной деятельности. Если технология действительно прорывная, то и здесь финансирование обеспечат. Мы уже работаем сейчас над одним проектом. Спрос на продукт нашей научной деятельности имеется. Вот только что-то на данный момент с финансированием заминка.

Борис Сергеевич. Мы этот вопрос практически уже решили. Не волнуйся, Анна, деньги на завершение нашего проекта будут.

Анна. Не сомневаюсь. Это я просто так сказала. Для создания напряженной атмосферы. Подкинуть порцию адреналина читателям будущей статьи.

Эдуард. Кризис делу не помеха.

Борис Сергеевич. Какой кризис? Наш научно-исследовательский коллектив находится в точке творческого подъема. Незначительные финансовые затруднения у всякого случиться могут. Не обращайте внимания. Рабочий момент.

Эдуард. И все-таки современная наука – это не лапти шить. На голом энтузиазме открытие глобального масштаба не сделаешь. Однако мы отвлеклись от темы. Антон, теперь мы хотим услышать ваше мнение по существу развернувшейся здесь дискуссии.

Антон. А я так считаю, что работа в международной команде пойдет ученому на пользу. Можно сравнить сильные и слабые стороны того и этого «берега». Это расширит научный кругозор ученого. Обогатит его не только материально, но и профессионально. Я, например, готов к такого рода деятельности. Как говориться «одно другому не мешает». Разнообразие мест работы дает дополнительную интеллектуальную «пищу» для «серого вещества».

Эдуард. Но ведь идеи «утекают» вместе с их носителями? Где же здесь рациональное начало? Для кого учим? Кто зарабатывает на нашем человеческом капитале?

Виктория. Что делать? Как остановить «отток креатива» из нашего региона?

Анна. Создать соответствующие условия для научной работы и реализации творческого потенциала. Как только ученый народ увидит, что в нем действительно заинтересованы и способствуют развитию его творческого потенциала, то он успокоиться. Если возможность творить здесь равнозначна возможности творить там, то зачем куда-то ехать? Ученые предпочитают заниматься серьезной наукой, а не вынужденным «научным туризмом». Кому охота быть «интеллектуальным гастарбайтером»?

Антон. «Закупориваться» в своем научном мире не разумно. Вот тогда точно отстанешь. Вся научная мысль пройдет мимо. Надо быть открытым миру. Ученый – человек творческий. Он на благо всех старается. Ведь то или иное открытие приносит пользу всему социуму, а не только лично ему самому. Чтобы гармонично развиваться надо быть в курсе дел во всем научном мире, а не только своей любимой «лаборатории-песочнице». Работать на разных «платформах» надо, но с умом.

Эдуард. Вы, Антон, против «местничества» в науке? Вы за создание глобальный научных корпораций с узкопрофессиональными ответвлениями?

Антон. Я, лично, ничего не имею против совместной деятельности. Наука интернациональна. Международные команды ученых трудятся над прорывными технологиями в различных областях научной деятельности. Что же в этом плохого?

Анна. Хочу добавить, что я не против международного сотрудничества. Я против искусственного «перекачивания» научной мысли из одного «неперспективного» региона в другой якобы очень «перспективный». Финансирование, создание условия для работы – все это фикция. Главная задача всей этой «закулисной возни» — задержать развитие научной мысли в регионе-конкуренте с помощью искусно созданных бутафорских перспектив. А на самом деле люди работают не на развитие мировой науки «без границ», а на развитие конкретного региона. Создание для него вне конкурентного превосходства.

Виктория. То есть скупив «оптом» ученых можно управлять менее развитыми в интеллектуальном плане регионами?

Анна. Такой «сценарий развития» тоже имеет место быть. Просто я хочу сказать, что я не считаю свой регион каким-то «ущербным», не дееспособным.

Эдуард. Разве принципиально, где работать? Ведь главное, чтобы способствовали твоему развитию и финансовому благополучию. Как вы думаете?

Антон. Дело не только в денежном эквиваленте, хотя, конечно, и он не маловажен. Главное – «не ставьте палки в колеса»!

Анна. Уважать себя надо, как личность, как человека, а не опускаться до чей-то «вещи».

Виктория. Уж очень вы резко выражаетесь.

Эдуард. Каждый имеет право высказать свое мнение по существу вопроса. А вы, Борис Сергеевич, что думаете по этому поводу? Интересно услышать и ваше мнение, как более опытного, уже состоявшегося ученого с мировым именем.

Борис Сергеевич. Имя здесь не причем. Тем более. Что я его не вчера сделал. Тогда другие времена и соответственно возможности были. Сейчас ситуация кардинально изменилась. А. что касается научной деятельности, то все зависит от конкретной ситуации. Развитие профессионального мастерства не «прямая столбовая дорога», уходящая вверх, а извилистая «тропинка», вьющаяся вокруг да около, петляющая заячьими следами. Со временем она, конечно, выведет из «чащи». Так что кого-либо осуждать не корректно. Главное – в правильном направлении двигаться и не забывать о своих «корнях». Работать можно где угодно. А вот жить надо дома, а не в «гостях». Кстати, у работы дома свои особенности. А у работы за рубежом свои особенности. Разносторонний опыт никогда не помешает. Он расширяет профессиональный кругозор. Позволяет видеть происходящее в научном мире более выпукло и в цвете. Я это по себе знаю. Работаю, как говориться, и там, и сям. Тружусь «в поте лица» пока востребован. Выполнять качественно свою работу надо. Любить, понимать ее. Тогда и «имя» будет и деньги появятся на исследования и на карманные расходы. Вот так-то.

Виктория. Туманно, как-то. Такое ощущение, что вы нам главного не договариваете.

Эдуард. А, по-моему, все ясно. Где условия для работы созданы – там и результат. А все остальное просто надуманные слова о высоких, абстрактных материях. Гордиться надо не словами о какой-то там преданности к чему-то, а реальными условиями и возможностями, позволяющими получить искомый результат.

Анна. Не совсем так. Суперсовременная аппаратура ничего сама по себе не решает. Необходимы суперсовершенные интеллектуальные способности и продвинутые профессиональные возможности. Без опыта творческого развития любая аппаратура просто нагромождение различных приборов.

Антон. А я о чем говорю. Настоящее развитие возможно только в интернациональной команде единомышленников. В интересах науки надо присутствовать везде и всюду, а не зацикливаться в «четырех стенах» своей лаборатории. Я всесторонне развиваться хочу. Работать на стыке наук. Одним словом, заниматься мультиинтеллектуальной деятельностью.

Эдуард. Такой деятельностью вы, Антон, конечно же по-настоящему, на все сто, можете заниматься только в зарубежных, интернациональных научных коллективах.

Виктория. Мне, кажется, что не все присутствующие здесь и участвующие в нашей интересной дискуссии согласны с таким форматом вектора развития.

Анна. А как же наши достижения? Мы их достигли в этой, относительно скромной, научно-исследовательской лаборатории.

Антон. Удачная случайность. Я не о единичных прорывах, а о широкомасштабных достижениях говорю.

Эдуард. Очень интересно. Если возможно, то приведите для наглядности несколько примеров на вскидку.

Борис Сергеевич. На вскидку? Можно и на вскидку. Проиллюстрировать, так сказать, цветной «гравюрой» происходящее в сфере влияния наших научных интересов.

Виктория. Вот это уже более предметный разговор. Мы вас внимательно слушаем.

Борис Сергеевич. Не за горами время, когда биоинженерия изменит человека. В научно-исследовательской лаборатории наш исследовательский коллектив занимается проектированием и синтезом искусственных материалов, имитирующих структуру, механические свойства и функциональные возможности биологических клеток.

Эдуард. Вот это достижения! Надеюсь, это не генно-инженерная фантазия?

Борис Сергеевич. Удивляетесь. Что мы в таких скромных условиях тоже кое-что можем? Например, в этой лаборатории разработаны искусственные «эритроциты», которые эффективнее природных.

Виктория. Прямо-таки феерия какая-то!

Борис Сергеевич. Эти крошечные «киборги» могут быть модифицированы для доставки лекарств, например убивающие злокачественные опухоли, нести на себе различные сенсоры, контролирующие состояние организма в реальном времени и многое другое, что было в свое время уделом фантастических произведений.

Эдуард. Создание препаратов «бьющих» именно по необходимым клеткам-мишеням – это такое объемное решение. Вам бы хорошего инвестора и получилась бы предельно рациональная креативная индустрия.

Борис Сергеевич. Заманчивое предложение. Но не все так просто. Некоторые вирусы используют «мимикрию». Например, имитируют иммунные белки человека. Мы еще не знаем, как белки сворачиваются в определенные структуры. Мы еще не научились управлять структурой белка. Проблема сворачивания белков пока не решена. Как правильно свернуть белок мы еще не знаем. Форма определяет функцию белка. Правильность сворачивания белка нам еще не ясна. Изучая денатурацию белка, его разворачивание, то есть уничтожение, мы стараемся понять внутренние механизмы его работы. И высокой степени рациональности при принятии решения уже недостаточно. Ученый должен обладать предвидением, смекливостью, способностью строить сложные вещи, способностью рассуждать.

Виктория. Как все непросто.

Эдуард. Столько полезной информации получили.

Анна. Вот такими мы здесь исследованиями занимаемся.

Антон. А будет возможность так и за рубежом займемся. Нетривиальный идей хоть отбавляй.

Борис Сергеевич. Поговорили и хватит. Пора делами заниматься. (Обращается к Виктории и Эдуарду.) Вы нас извините, но нам пора продолжить свою научную работу.

Виктория. Спасибо за такое содержательное интервью.

Эдуард. Не будем вам мешать заниматься научной деятельностью.

Борис Сергеевич. Спасибо за понимание. Через некоторое время приходите. Мы вам еще что ни будь интересное расскажем.

Виктория. Тогда до скорой встречи.

Эдуард. До свидания.

Борис Сергеевич. До свидания.

 

Виктория, Эдуард уходят со сцены.

 

Борис Сергеевич. Поговорили, расслабились. Теперь за работу.

 

Борис Сергеевич, Анна, Антон рассаживаются по своим рабочим местам и начинают работать.

 

Анна. Крепко мы корреспондентов «загрузили». Как бы чего не перепутали.

Антон. Вот именно. Выйдет статья «корявая» и подумают наши коллеги, что мы пиаримся, а не серьезной наукой занимаемся.

Анна. Может все обойдется? Как думаете, Борис Сергеевич?

Антон. То, что наши имена в прессе «засветятся» — это хорошо.  Может кто нас заметит и что ни будь приличное предложит. Поработать, например, над разработкой интересной идеи и доведением ее до внедрения. А если они «засветятся» с отрицательным знаком, то мы из «генераторов идей» превратимся в распространителей «белого шума».

Анна. Борис Сергеевич, что же вы молчите? Мы переживаем, а вам как будто все равно!

Борис Сергеевич. У вас это первое интервью, вот вы места себе найти и не можете. Для меня же это ничем не примечательное очередное, «дежурное» интервью. А вообще-то ясность рассудка должна всегда присутствовать. Особенно когда интервью на профессиональную тематику освещаешь. В целом же получилось не плохо. Считайте, что визитная карточка сделана. Теперь только бы «дров не наломать». Чую, что скоро «клюнет» крупная рыба.

Антон. Скорей бы уж! Не «киснуть» в одной единственной лаборатории, а развиваться творчески, широко, «на всю катушку» хочется.

Анна. Это кто здесь «киснет»? На кого это ты, Антон, намекаешь?

Антон. И ничего не «намекаю». Просто думать о науке хочется, а не о «хлебе насущном».

Борис Сергеевич. Для осуществления задуманного надо не балагурить на профессиональные темы, а действительно работать и еще раз работать. Только так настоящие ученые «рождаются на свет». Ясно?

Анна. Ясно.

Антон. Если мысль материальна, то можно немного и по рассуждать. Что же здесь такого «поверхностного»? А впрочем, давайте работать. У нас столько возможностей еще не реализовано.

Борис Сергеевич. Выговорились? Легче стало? Теперь за работу, коллеги! За работу.

 

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Помещение кафе. На сцене стоят столики и стулья.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Помещение кафе. Виктория, Эдуард.

 

Виктория, Эдуард входят в помещение кафе, осматривают зал и подходят к столику.

 

Эдуард. Располагаемся здесь?

Виктория. Можно и за этот столик. Я не против.

 

Виктория, Эдуард присаживаются за столик.

 

Эдуард. Не вижу официанта.

Виктория. Я есть не хочу. И вообще. Я здесь по делу, а не на свидании.

Эдуард. И я есть не хочу. Кстати, я тоже здесь по делу.

Виктория. Довольно паясничать. Давай к делу. У меня времени в обрез.

Эдуард. С удовольствием. У меня тоже, между прочим, времени свободного совершенно нет.

Виктория. Ты обещал, что статья выйдет через неделю. Прошло две недели, а статьи нет. В чем дело?

Эдуард. Так вот почему ты недовольна. Это недоразумение мы сейчас быстро поправим. (Вынимает из внутреннего кармана пиджака сверток и кладет его на стол.) Вот. Твоя доля. Как видишь все честно.

Виктория. Что это?

Эдуард. Деньги. Гонорар за статью. Твоя доля.

Виктория. Странно. Статьи в журнале нет, а гонорар за нее уже заплачен и поделен.

Эдуард. Я тебе обещал деньги за статью. Вот деньги. Напечатана, не напечатана. Какая разница. Главное – хорошо платят за информацию.

Виктория. Ты же говорил, что статья будет напечатана. Где статья?

Эдуард. Информация, изложенная в нашей с тобой статье, имеет значимую ценность, поэтому не будет напечатана в открытом, публичном издании.

Виктория. Что значит не будет напечатана? За что же нам тогда заплатили?

Эдуард. За качественно проделанную работу. Кстати, наша статья уже напечатана, но только в закрытом источнике.

Виктория. Не понимаю. Что за тайны?

Эдуард. Какая разница. Я сам толком ничего не знаю про этот источник. Главное – щедро платят. Что еще надо для полного счастья?

Виктория. Что-то меня настораживает такое «туманное» сотрудничество с неизвестным источником. Нам платят деньги за информацию, которую печатать никто не собирается. Что это значит? Почему статья не напечатана? А может быть необходима была вовсе не статья о проблемах и удачах нашей науки, а информация о конкретных достижениях и конкретных открытиях? Нас использовали, как информаторов? Знаешь, как это называется?

Эдуард. Не забивай себе голову всякого рода пустяками. Есть реальная возможность заработать хорошие деньги и устроиться в дальнейшем за рубежом.

Виктория. Ты как хочешь, но я больше не буду посылать свои статьи в «сомнительные» организации. Все это «дурно пахнет».

Эдуард. Зря отказываешься от сотрудничества. Это «живые» деньги, которые в разы расширяют твои возможности и качество твоей жизни.

Виктория. Меня не устраивает такое сотрудничество. Гонорар забираю, так как я его заработала.

Эдуард. Разумеется. Это твои деньги. Но. я все-таки предлагаю тебе не спешить с решением основанном на скороспелых выводах щедро заправленных какими-то непонятными эмоциями. Зачем отказываться от такого выгодного в финансовом плане и перспективного в профессиональном плане сотрудничества? Заказчику очень понравилась наша с тобой статья, насыщенная важной с научной точки зрения информацией. Предлагаю продолжить так удачно начавшийся проект. Имя за рубежом себе сделаешь, обзаведешься недвижимостью и все такое прочее.

Виктория. И много ты заработал и получил всякого рода благ от своих «заказчиков»?

Эдуард. Не жалуюсь. Надо уже в молодости готовиться к обеспеченной, достойной старости. Потом будет поздно.

Виктория. Как ты можешь так спокойно об этом говорить? Ведь это же чистой воды предательство!

Эдуард. Какие громкие слова. Жаль вот только, что они могут лишь сотрясать воздух. Сейчас такое своеобразное время. Одним словом, многие так деньги делают. Кстати, сильно не волнуйся и не переживай. Ведь ты же знаешь, что деньги не «пахнут».

Виктория. Мне кажется, что это не твоя твердая позиция убежденного в своей правоте человека, а просто ширма, за которой ты так усиленно стараешься спрятать свой страх «быть неуспешным».

Эдуард. Опять красивые слова. Я перед тобой честен и прямо говорю, что это реальный шанс заработать и стать известным.

Виктория. Как ты собираешься стать известным если нашу статью не напечатали в открытом источнике? И вообще напечатали ее хоть где-то? Что-то я сомневаюсь. Может быть, нам заплатили за то, чтобы мы ее как раз и не стали печатать?

Эдуард. Какая не конструктивная позиция, базирующаяся на выработавшей все свои сроки культурной платформе. Сейчас так не мыслят и не используют какие-то там благородные принципы. Эта поведенческая модель уже не в моде. Более того. Все эти сказки, как «должно быть» бесперспективны и чужды новым поколениям. Они выросли совершенно на иных традициях и моделях поведения.

Виктория. Если кто-то в силу тех или иных причин и обстоятельств не способен здраво рассуждать и делать правильные выводы, то это вовсе не общее правило. Не надо мне навязывать какие-то измененные состояния сознания. Я пока еще в здравом уме. Научные достижения распространять нелегально по всему миру не собираюсь.

Эдуард. Отстаешь от жизни. Пиратство раньше было, а сейчас во времена постнауки в ходу постнаучные отношения. В результате масштабной глобализации произошла десакрализация места развития науки. Напористее надо быть и смелее. Я понимаю, что страх разъедает мозги и лишает ясности мышление, однако надо идти вперед, а не то станешь хроническим аутсайдером.

Виктория. Я понимаю, что наука развивается гораздо медленнее чем могла бы и научное сообщество сильно деформировано всякого рода околонаучными группировками и их интересами.

Эдуард. А я о чем тебе говорю. Нас окружает ядовитая, агрессивная социальная среда. Каждый сам за себя, «токсичные» отношения. Скорость изменения образования и устаревания знаний невероятно большая.

Виктория. Суть конкуренции не только в постоянном обучении. Способности, позволяющие творить что-то новое, важнее статичных знаний.

Эдуард. В природе человека заложена возможность пройти выше. Так что столкновение с действительностью станет неизбежным и надо будет принять решение.

Виктория. Я его уже приняла. Спасибо за совместную работу и пока. Я ухожу. Мне здесь больше нечего делать.

Эдуард. У тебя я вижу полное отрицание окружающей нас жизни. Непогрешимые представители науки умерли. Прямо-таки «синдром Катара». Думай больше о позитиве. Есть возможность – пользуйся на всю катушку. Пока финансовые потоки не перекрыли.

Виктория. Логика распада современного научного мира мне понятна. Я не желаю участвовать в его «погребении». Я за чистую, прозрачную, открытую позицию. Без «кукиша» в кармане.

Эдуард. Так не бывает. Это твой выбор?

Виктория. Да. Извини, но мне надо идти. До свидания. Спасибо за совместную работу. Мне было интересно. Жаль только, что твой чересчур модернистский взгляд на суть вещей ведет тебя не по тому пути. Впрочем, это мое личное мнение, которое конечно-же может быть и ошибочно.

Эдуард. Не будем так категоричны. Мои координаты у тебя есть. Если что, то я всегда готов к сотрудничеству. Я открыт для общения, дискуссий и прочей творческой мишуры. Одним словом, я на связи. До встречи.

 

Виктория уходит из помещения кафе.

 

Станислав Викторович входит в помещение кафе.

 

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Помещение кафе. Станислав Викторович, Эдуард.

 

Станислав Викторович осматривает зал и подходит к столику, за которым сидит Эдуард.

 

Станислав Викторович. Здравствуйте, Эдуард!

Эдуард. Приветствую, Станислав Викторович!

Станислав Викторович. Куда это ваша коллега по литературному цеху так быстро удалилась? Уж не повздорили на почве финансового вопроса?

Эдуард. Нет! Что вы! Гонораром довольна.

Станислав Викторович. Я по лицу ее видел, что что-то не так.

Эдуард. А вы, Станислав Викторович, внимательный.

Станислав Викторович. Работа у меня такая щекотливая, что надо быть бдительным, чтобы не «поскользнутся» на ровном месте.

Эдуард. Присаживайтесь, пожалуйста. Внимание привлекаете.

Станислав Викторович. Так в кафе кроме нас никого нет. Время сейчас не вечернее. Как говорят в курортных регионах «мертвый сезон».

Эдуард. Скоро должна прийти ученая братия. Зачем афишировать себя раньше времени.

Станислав Викторович. Вы, Эдуард, не ответили на поставленный мною вопрос. Я жду объяснений. Только после вашего ответа я приму решение стоит мне присаживаться с вами за один столик или это пустая затея.

Эдуард. Хорошо. Отвечу вам в «морском стиле». На вашем «туристическом языке». Моя коллега взяла паузу.

Станислав Викторович. Отказалась? Гонорар не впечатлил?

Эдуард. С этим все нормально. Я о другом. Вам, как заядлому путешественнику, должно быть известно о таком явлении, как литораль.

Станислав Викторович. С чего вы взяли, что я активно путешествую по миру? Не уходите от ответа! Да, специфика моей деятельности требует, чтобы я передвигался в межрегиональном пространстве, но я не отдыхаю. Я – работаю. Мне некогда загорать на пляже.

Эдуард. Разумеется, Станислав Викторович. Это я так, художественный оборот. Для красоты вставил. Что, вы, так переполошились? Вы же не контрабанду возите в конце концов. Так несколько страничек печатного текста на которых изложены кое какие мыслишки.

Станислав Викторович. «Мыслишки»? Ну вы, Эдуард, и шутник. Не зря говорят, что все творческая богема какая-то чокнутая, не от мира сего. Однако, мы отвлеклись от нашей темы. Я вас слушаю. Продолжайте. Часы тикают, стрелки бегут, время уходит, а у меня еще столько дел впереди.

Эдуард. Я сам человек не праздный. И еще я не люблю, когда со мной разговаривают в таком тоне. Я не «пустышка» какая-то вам! Вы сомневаетесь в моих профессиональных способностях? Что за высокомерно-пренебрежительный тон? Я себя уважаю, как личность, как профессионала, как человека в широком смысле этого слова. И в снисхождении не нуждаюсь!

Станислав Викторович. Довольно ходить вокруг да около. Если «прокололись», то так и скажите. Нечего «тень на плетень» наводить.

Эдуард. Так вот. Литораль – это зона побережья. Где происходят отливы и приливы. Затапливает и осушает.

Станислав Викторович. Хорошо. Я понял. Что дальше?

Эдуард. Вчера сотрудничали, сегодня не сотрудничаем, а завтра опять сотрудничаем. Творческий процесс – это отливы и приливы. Сегодня есть вдохновение, а завтра нет. Послезавтра опять появилось. Ясно?

Станислав Викторович. Я тебя услышал. Теперь, что у нас с учеными?

Эдуард. Все нормально. С минуту на минуту они появятся в этом кафе, и я вас с ними познакомлю. Предварительно подготовив, конечно.

Станислав Викторович. Уговорил. Я присяду с тобой за один столик. (Присаживается за столик.) Но не забывайся. Помни, что за все что здесь происходит и будет происходить плачу я. Так что попрошу соблюдать субординацию.

Эдуард. Львиную долю прибыли тоже вы получаете.

Станислав Викторович. Не забывайте, что и вы, Эдуард, тоже часть из этой прибыли имеете. Или и вам тоже уже мало?

Эдуард. В самый раз. Кстати, вы, Станислав Викторович, тоже в какой-то степени от меня зависите. Человеческий капитал, наполненный креативными идеями, я вам поставляю. Так что мы партнеры. Только у вас акций в нашем совместном предприятии больше, а у меня меньше. Бизнес на прибыль опирается, а не на субординацию. Кушать будете или у нас с вами чисто деловое свидание?

Станислав Викторович. Спасибо, не буду. У нас с вами чисто деловой разговор. Представьте, что мы свами не в кафе, а в офисе находимся.

Эдуард. Представил.

Станислав Викторович. Вот и хорошо.

Эдуард (смотрит на ручные часы). Что-то задерживаются наши ученые.

Станислав Викторович. Вы с ними точно условились? Или как с корреспондентом в юбке получится? Я привык получать прибыль от вложенных в проект денег. Одно перспективное начинание сорвалось, второе даже не началось. Много «промахов», Эдуард. Вы мне обещали приличный человеческий капитал на платформе этого региона. Я поверил и инвестировал в ваши предложения. Где отдача? Я жду. Эдуард, вы же не мошенник. Или я ошибаюсь?

Эдуард. Не волнуйтесь. Все будет нормально. Я – слипер. Оператор умеющий снимать высокоинтеллектуальную информацию из «серого вещества», хранящегося в черепной коробке.

Станислав Викторович. Знаете, что, «хранитель вечности», вы в последнее время много говорите и мало делаете. Мне это не нравиться.

Эдуард. В мире творческих идей, наполненном направлениями вероятных событий, не просто поймать за «хвост» крупную удачу. Надо повозиться. Да. Бывают промахи, ошибки. А как без них? Все ошибаются. Но вы, Станислав Викторович, забыли, что у меня нюх на наукоемкий интеллектуальный продукт. Я уже какой год, сотрудничая с вами, вскрываю, как консервную банку, «механизм» эвристического развития научной мысли. Свежие идеи, а не какую-то там устаревшую «тухлятину» поставляю. А вы меня «мошенником» называете. Капитал к вам через меня пришел. За что же вы так компаньона своего не любите?

Станислав Викторович. Ну, ладно, ладно. Побузили и хватит. Что ссориться почем зря. «Ноев ковчег» хоть и один, но большой. Места всем хватит. Будем спасаться от «волн» кризиса и резких, леденящих «порывов» инфляции вместе. Твое чутье на прорывные технологии и мои денежки, вложенные в правильное научно-техническое направление, уберегут нас от всякого рода «напастей» бедного существования.

Эдуард. Вот это совсем другой разговор. Узнаю прежнего жизнелюбивого Станислава Викторовича.

Станислав Викторович. Однако, пока что зубы скалить рано. Первый проект сработал по минимуму. Я ожидал от него гораздо большей монетарной отдачи. Посмотрим, что второй проект нам выдаст.

Эдуард. Не волнуйтесь вы так. Окупится.

Станислав Викторович. Мне прибыль нужна, а не покрытие убытков.

Эдуард. Будет вам прибыль. Когда считать ее будете про меня не забудьте. Надеюсь, в процентной составляющей наш договор в силе?

Станислав Викторович. В силе.

 

Борис Сергеевич, Анна, Антон входят в помещение кафе.

 

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Помещение кафе. Станислав Викторович, Эдуард, Борис Сергеевич, Анна, Антон.

 

Борис Сергеевич, Анна, Антон осматривают зал, подходят к свободному столику, присаживаются за столик.

 

Станислав Викторович, Эдуард разговариваю между собой.

 

Эдуард. Пришли. Сейчас вы увидите работу настоявшего профессионала по «ловле» суперновых идей.

Станислав Викторович. Не обижайтесь, Эдуард, но вы мне сейчас напоминаете паука, который ловко сворачивает в кокон попавшего в его сети интеллектуала-мотылька и «впрыснув» в запутавшийся «мозг» несчастного «яд изобилия» в предвкушении финансовой «трапезы» отползает в свою офшорную «норку».

Эдуард. Думайте, что хотите. Если это дело выгорит я с вас двойной тариф потребую.

Станислав Викторович. «Вдохнешь жизнь» в еле теплящийся стартап будет и на твоей улице праздник.

Эдуард. Реанимирую. Оглянуться не успеете, как переведут в «палату выздоравливающих».

Станислав Викторович. Надеюсь.

Эдуард. Я пошел.

 

Эдуард встает и подходит к столику, за которым сидят Борис Сергеевич, Анна, Антон. Учтиво раскланивается с учеными.

 

Борис Сергеевич. Здравствуйте, Эдуард. Почему один? Вы же собирались вместе с Викторией с нами встретиться.

Эдуард. Все правильно. Но, к сожалению, Викторию неожиданно для нее и нас свами направили вести какой-то неотложный репортаж на «злобу дня». Толи несистемная оппозиция голову поднимает, толи по вопросам пандемии и прививок от коронавируса, толи очередной тайник с запрещенными предметами нашли…

Анна. Виктория, вроде говорила, что она специализируется на научной тематике. Статьи о науке пишет.

Эдуард. В том-то и дело. Там у них, в редакции, какая-то накладка получилась. Толи заболел кто-то, толи уехал куда-то… В общем ее направили. Какая жалость. Она сама в шоке. Но что поделаешь. Вынуждена была уехать. Работа. Извините.

Антон. Понимаем. Сами в таком положении частенько оказываемся. То есть финансирование, а то нет и неизвестно когда будет. Как в таких условиях фундаментальной наукой заниматься? Прорывные научные открытия без серьезных финансовых вложений в современное лабораторное оборудование не сделаешь. На «волонтерах» от науки далеко не уедешь. Реальная помощь нужна.

Эдуард. Спасибо за понимание. В свою очередь я вас так же отлично понимаю. Найти свободные деньги сейчас не легко, но возможно.

Борис Сергеевич. Присаживайтесь, пожалуйста, Эдуард за наш столик. Разговор предстоит серьезный. На ходу не решишь.

Эдуард. Спасибо за приглашение. (Присаживается за столик.) Разговор, вернее сказать, предложение у меня к вам очень даже серьезное и суперделовое.

Антон. Мы вас внимательно слушаем.

Анна. Надеюсь, что это не общие фразы о том, как надо учиться работать в режиме перманентного недофинансирования.

Борис Сергеевич. Зачем так жестко. Эдуард приличный человек. зачем ему зря болтать.

Эдуард. Благодарю за поддержку, Борис Сергеевич. Я действительно уполномочен одним заинтересованным в вашем научном проекте лицом с вами провести предварительные переговоры. Если мы придем с вами к «общему знаменателю», найдем с вами «общий язык», то я вас с этим лицом познакомлю и вы окончательно решите все интересующие вас вопросы уже с ним.

Борис Сергеевич. Хорошо. давайте договариваться. У нас научные опыты застопорились.

Антон. Деньги кончились.

Анна. Дело даже не в финансах. Дело в несерьезном отношении к научной мысли и науке в целом. Научная мысль не вечный двигатель. Носителям научной мысли есть, пить, где-то ночевать тоже надо. Потом еще современные лаборатории необходимы. «На коленке» серьезные технологии не делаются.

Эдуард. Понимаю. В «гараже» без регулярного финансирования и современного оборудования «на-гора» супер-пупер прорыв в той или иной научной области не сделаешь.

Борис Сергеевич. Вообще-то говоря, если захотеть и очень постараться, то и в «гараже» кое-что сделать можно, но только не в нашем случае. У нас проект «не точечный», а «глобальный». Понимаете?

Эдуард. Разумеется. Вот эта «глобальность» и заинтересовала моего клиента. Он не вкладывает большие деньги в копеечные пустышки.

Антон. Это хорошо. Нам деньги нужны.

Анна. Не нам лично, а на проведение соответствующих опытов в хорошо оборудованной научной лаборатории.

Борис Сергеевич. А если что-то и нам припадет в качестве оплаты интеллектуального труда, то мы не откажемся. Будет очень приятно.

Эдуард. Разумеется. Оплата по мировым стандартам и расценкам. Все как положено. А если вы готовы уехать работать за рубеж, то и говорить нечего. Будете там жить в «шоколаде». Это я вам гарантирую. Да что я вам говорю, Борис Сергеевич, вы сами там работали в свое время и все тамошние условия лучше меня знаете.

Борис Сергеевич. Да я в курсе.

Антон. Неужели смогу в нормальных условиях наукой заниматься?

Анна. Здесь тоже условия создать можно. если деньги вложить.

Антон. То-то и оно. Все в деньги упирается. А так, конечно, и здесь работать можно.

Анна. И нужно.

Антон. Только когда эта «эра» наступит? Большой заинтересованности я пока что у чиновников от науки не вижу.

Борис Сергеевич. Довольно хныкать. Сами деньги заработаем и продолжим здесь наши исследования. Мы же договорились.

Анна (радостно). Договорились.

Антон (вялым голосом). Договорились.

Эдуард. Вот и хорошо. Если у вас консенсус найдет, то и с нашей стороны мы к открытому диалогу готовы. Создаваемую интеллектуальную платформу с удовольствием финансово поддержим и в соответствующих чиновничьих кругах пролоббируем. Деньги, как волшебная палочка, с ними все можно и даже больше.

Борис Сергеевич. Вы, Эдуард, еще интеллект упомянуть забыли. Без серьезного образования наука деградирует.

Эдуард. Конечно, конечно. Спасибо за подсказку. Талант, творческое начало, упорный труд и немного везения – все это составляющие удачного проекта. Я понимаю, что стартапы просто так не «выстреливают». Напоминаю, что работа ваша кажется одному заинтересованному лицу сверхъестественно своевременной.

Борис Сергеевич. Вот как. Тогда познакомьте нас, пожалуйста, с этим «заинтересованным лицом». Надеюсь, он живой человек, а не виртуальное облако-меценат.

Эдуард. Разумеется, это конкретное лицо. Если вы готовы сесть с ним за стол переговоров, то хоть сейчас познакомлю.

Анна. Как у вас все «схвачено».

Антон. Деловой подход. Сразу видно, что имеешь дело с серьезным человеком, а не дилетантами-чиновниками. Ради своей личной прибыли готовы науку вовсе в «угол загнать».

Эдуард. Мы – люди дела. У нас все, наоборот. Всячески поддерживаем приносящих прибыль.

Борис Сергеевич. Мы готовы. Куда прикажете пройти?

Эдуард. Не беспокойтесь. Он сейчас к вам сам подойдет. А я, познакомив вас друг с другом, с вашего позволения откланяюсь. Дела. Надо очередную статью закончить и сдать редактору. Сроки горят. Буквально «взял за горло».

Борис Сергеевич. Понимаем. Сами находимся между «молотом и наковальней».

Эдуард. Приятно иметь дело с говорящими с тобой на «одном языке» людьми. так я приглашаю?

Борис Сергеевич. Сделайте одолжение.

 

Эдуард машет рукой Станиславу Викторовичу.

 

Станислав Викторович встает и подходит к столику, за которым сидят Борис Сергеевич, Анна, Антон, Эдуард.

 

Эдуард встает из-за стола.

 

Эдуард. Разрешите уважаемые ученые представить вам делового человека. Это Станислав Викторович. Как говориться, собственной персоной. А это (указывает рукой на сидящих за столиком) Борис Сергеевич, Анна, Антон. Маститые и перспективные ученые. Теперь, Станислав Викторович, присаживайтесь на мое место. Всем вам удачи. Держу за вас «кулаки». До свидания.

 

Эдуард прощается с присутствующими и уходит из помещения кафе.

 

Станислав Викторович присаживается за столик.

 

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Помещение кафе. Станислав Викторович, Борис Сергеевич, Анна, Антон.

 

Станислав Викторович. Разрешите, господа, перейти сразу к делу.

Борис Сергеевич. Разумеется. У нас же деловая встреча.

Станислав Викторович. Я ценю свое время и время моих партнеров по переговорам, поэтому буду краток. Изложу суть моего к вам предложения.

Борис Сергеевич. Мы вас внимательно слушаем.

Станислав Викторович. Я принадлежу к группе людей, которая занимается серьезным делом. Мы, представители бизнеса, совместно с широко образованными и высокопрофессиональными эрудитами-интеллектуалами готовим человечество к тому, что, образно выражаясь, в завтрашнем мире будет доминировать разум, интеллект. И те регионы, которые смогут обеспечить возможность реализации своих интеллектуальных способностей в полной мере, смогут, объединив свои усилия, лидировать в будущем.

Борис Сергеевич. Нам, ученым, ваша мысль, художественно запечатленная в «карандашном наброске» понятна. Мы согласны, что все идет к тому, что вы так лаконично нам изложили. Вы правы. Создаваемые в научно-исследовательских лабораториях новые материалы действительно способны преобразить жизнь человечества.

Станислав Викторович. Мне приятно, что мы говорим на «одной волне». Создаваемая в ваших лабораториях супермощь новых материалов позволит человечеству не только повысить в разы производительность труда и качество жизни, но и отправиться в космические странствия.

Антон. В принципе уже сейчас роботизированные системы в виде космических зондов бороздят просторы вселенной, собирая и передавая нам ценную информацию обо всем встречающемся на их космическом пути.

Анна. Довольно общих слов. Хватит «летать в облаках», вернее в космосе. Надо довести до представителя бизнеса основную мысль, что наша команда специализируется на генной инженерии, а не создании аппаратов для перемещения по космическим просторам.

Станислав Викторович. Я прекрасно осведомлен о смысле вашей деятельности. Для решения определенного рода вопросов нам ваша специализация и понадобилась. Для создания интеллектуального ресурса в нужном нам направлении мы привлекаем ученых из разных регионов. Кстати, в наших лабораториях все оборудование и приборы суперсовременные.

Борис Сергеевич. Не сомневаюсь.

Станислав Викторович. Для удобства решения всякого рода задач мы создаем научные учреждения и лаборатории и объединяем их в разумные межрегиональные сетевые структуры, которые не зависят в научном плане от руководителя региона, в котором они находятся, потому что эти руководители и лаборатории финансируются и направляются нами, как заказчиками результатов и управляющими научно-техническим прогрессом в целом.

Анна. То есть вы целенаправленно «скупаете» человеческий капитал и размещаете его на созданной вами научно-исследовательской платформе, на которой «монтируются» специализирующиеся на конкретном направлении лаборатории с имеющим соответствующую профессиональную специализацию персоналом.

Антон. А вот наша лаборатория, с человеческими интеллектуальными ресурсами, к примеру, никому не принадлежит. Формально она государственная, но удовлетворение научного любопытства за государственный счет не представляется возможным, так как нас это государство в лице всякого рода учреждений не финансирует должным образом.

Анна. Они игнорируют запросы научного мира.

Борис Сергеевич. Чиновники от науки больше заняты вопросом не развития научной жизни в регионе, а решением вопроса, что делать с обширными интеллектуальными «отходами», доставшимися в наследство от прежней государственной структуры, что «архивировать», что «утилизировать», что вставить в современную «картину» технологического знания.

Антон. Творческим коллективам надо предоставлять пространство и финансовые возможности для создания своего высокотехнологического будущего. В противном случае мы окажемся в этом будущем в качестве интеллектуального пролетариата, работающего на чье-то, чужое будущее.

Анна. При таком отношении к науке регион может оказаться вовсе без своего будущего. Необходимо поддерживать специалистов, чтобы попасть в будущее полноценными его управляющими, а не маргиналами из прошлого.

Борис Сергеевич. Обыденное сознание видит объекты. Остро заточенный знаниями и умениями ум видит процессы.

Анна. Хотя, обыденное мышление, надо заметить, сильно здравым смыслом, но опираясь в своей работе на «примитивы» оно снижает свой потенциал.

Антон. Что там говорить. Кризис обыденного мышления мы наблюдаем всюду. Его такие характеристики, как предметность и «наивная вера» теснят креативное, творческое начало. Такой перекос в расстановке «интеллектуальных сил» ведет к тому, что все больше научной реальности попадает за грань понимания и анализа.

Станислав Викторович. Согласен. Чем больше «примитивов», тем меньше мышления. Поэтому, чтобы не скатиться всем нам в «новое средневековье» мы и создаем единую научно-исследовательскую платформу для креативно думающих творческих личностей с хорошо развитым стратегическим мышлением. Повторяю, что финансирование нами гарантируется в полной мере. Только предоставьте нам рабочий результат, чтобы мы действовать могли. Создайте нам «чудо инструментарий» напичканный всякого рода новосозданными «наворотами». Помогите нам ускорить переход в виртуальное пространство. Мы вам все разрешаем. Нам совершенно не важно, как вы выглядите, чем занимаетесь и с кем встречаетесь. Главное – работайте и создавайте. Все расходы оплатим и хорошо вам заплатим.

Борис Сергеевич. Режим выживания, признаться, уже порядком напрягает. Конечно, мы можем, в меру своих сил, «закусив удила» продолжать заниматься наукой абстрагировавшись от «беспорядка» и умелой демагогии в научной среде, но научная деятельность «атакуемая» финансовой неопределенностью, страхом, порожденным вероятностью закрытия проекта, получаемым от всего этого бесполезного «движения» стрессом превращает любой поступательный процесс в «импульсивное поведение».

Станислав Викторович. Известное дело. Манипулирование сознанием человека поставлено в чиновничьей среде на «поток». Формируя чувство «псевдородства» они практически бесплатно пользуются интеллектуальным капиталом ученых.

Борис Сергеевич. В альтруизм в сотрудничестве я, признаюсь, не верю. Любые отношения зависят от контекста. Несмотря на «распирающий» нас творческий энтузиазм я все-таки хочу уточнить вот какой вопрос, Станислав Викторович.

Станислав Викторович. Я вас слушаю, Борис Сергеевич.

Борис Сергеевич. Занимаясь разработкой и подготовкой к внедрению новых технологий, я хочу знать кому на самом деле будут разработанные нами технологии принадлежать? И кто получит патент на их использование. Из истории прикладной части научного процесса можно сделать вывод, что внедрение новых технологий зачастую невозможно в силу того, что конкуренция живет не по научным, а по своим законам. Рынок не допустит их внедрения. Корпорации скупают свежие идеи и до поры до времени прячут их под «сукно». Одним словом, не внедряют в производство и не используют их. Вам может показаться, что у меня «туннельное мышление», но у наших разработок действительно существуют сложности при попытке внедрить бизнес-модели с различного рода новшествами.

Антон. Проше говоря, у нас не хватает полномочий для решения такого рода проблем при попытке создания эффективного производства.

Анна. Такое ощущение, что у определенного круга ответственных людей отсутствует четкое понимание выгоды от внедрения на практике наших бизнес-моделей.

Станислав Викторович. Некоторые люди и корпорации действительно не спешат с внедрение прорывных технологий даже если их эффективность позволит сократить издержки в разы и получить ощутимое повышение по шкале прибыли. Корпорации, интересы которых я представляю, ждут от вас создания конкретной технологии и ее внедрения. Что же касается прав на научные разработки, то мы вас финансово отблагодарим. Все, что вы сделаете станет собственностью соответствующих корпораций. Вы же получите щедрые дивиденды от практического использования ваших индивидуальных разработок.

Борис Сергеевич. Это утверждение вполне логично и ожидаемо. Кто платит того и «товар».

Станислав Викторович. Очень хорошо платит. Кстати, этих денег вполне хватит на продолжение вашей продуктивной деятельности по завершению научных изысканий здесь в вашей лаборатории с «прохудившимся» бюджетом. Генная инженерия представляет людям беспрецедентную возможность изменить фундаментальную структуру биологического мира.

Борис Сергеевич. Я вижу вы, Станислав Викторович, в курсе наших научных дел.

Станислав Викторович. Разумеется. Я внимательно прочитал статью известных вам корреспондентов о ваших достижениях. Более того. В нашей лаборатории вы будете заниматься в таком же направлении.

Борис Сергеевич. В таком случае хочу сразу же вам заметить, что хоть новые достижения в области генетического декодирования и редактирования генов появляются с большой скоростью и энтузиазмом, но экологические системы, которые они могут изменить, остаются чрезвычайно сложными и недостаточно изученными. Так что многие разработки в силу всякого рода объективных обстоятельств и субъективных опасений не применяются в официальном плане.

Станислав Викторович. Не волнуйтесь. Мы не стремимся к афишированию своих исследований. Для нас главное – это обладание разработкой, а не этическая сторона ее применения. Финансируемая нами научная деятельность основана на командном взаимодействии научных сотрудников, обладающих широким набором различных знаний и компетенций и ориентированных на достижение общего результата. Кстати, чуть не забыл, вам, Борис Сергеевич, мы предлагаем возглавить этот «разношерстный» коллектив ученых.

Борис Сергеевич. Нам надо посоветоваться, обсудить ваше конкретное, заманчивое предложение.

Станислав Викторович. Разумеется. Вы пока совещаетесь я сделаю деловой звонок. Не возражаете если я отойду на несколько шагов в сторону.

Борис Сергеевич. Пожалуйста. Мы все понимаем. Конфиденциальность в деловой среде превыше всего.

 

Станислав Викторович отходит в сторону и разговаривает по сотовому телефону.

 

Борис Сергеевич, Анна, Антон разговаривают между собой.

 

Борис Сергеевич. Уважаемые коллеги, попрошу каждого из вас высказать свое мнение, по существу, конкретного предложения Станислава Викторовича.

Анна. Я свое мнение высказала вам ранее. Могу только его повторить. Я не собираюсь никуда уезжать, так как моя научная тема напрямую связана с работой, которая проводится в нашей лаборатории. Правда, мои исследования временно «заморожены» из-за отсутствия должного финансирования, но я уверена, что все скоро изменится в лучшую сторону. Пока я занимаюсь теоретическими наработками. Как только пройдет финансирование я начну на практике проверять свои теоретические «выкладки». У меня достаточно свежих идей по существу моей научной темы. В общем я ехать никуда не могу. Иначе моя исследовательская работа и вовсе остановится.

Борис Сергеевич. Я согласен с вами, Анна. У вас действительно перспективное направление и для работы в выбранном вами векторе развития куда-либо ехать вовсе не обязательно.

Антон. Я тоже подтверждаю свои слова, сказанные ранее. Я готов ехать и работать в том или ином направлении в международной научной лаборатории. И это вовсе не потому, что у меня нет конкретной своей темы. У меня тоже мыслей полно. Просто сейчас, на данный момент, для меня главное – это занятие научной деятельностью. И не важно где. Важно с кем. Я хочу получить опыт работы в международном научном коллективе. Понять их стиль работы. Оценить их способности и возможности. Так что я готов работать на «заказчика» как здесь, так и там. Я готов работать за рубежом.

Борис Сергеевич. Позиция Антона мне тоже понятна. В свое время я тоже работал в международных командах. В такого рода опыте профессионального роста и личном участии в глобальных проектах без сомнения есть свои «плюсы». Теперь несколько слов о себе и наших общих научных планах. Я соглашаюсь на предложение Станислав Викторович. Мне предложили должность руководителя научного проекта. Предложение заманчивое. Посмотрю, чем «дышит» современный научный мир. Тем более, что этот международный проект по многим параметрам перекликается с нашим проектом. Разработанные там технологии конечно же останутся у заказчика. Наши же технологии я им не продам ни за какие деньги. они знают это поэтому и предложили нам участвовать в их исследовательской программе. Денег на исследования они не пожалеют. За приобретение «мозгов» они тоже готовы заплатить. Воспользуемся тем, что там крутятся большие деньги. Повысим свои профессиональные возможности. На их базе проведем для себя некоторые опыты, заработаем деньги и приедем сюда. Вложим заработанные нами деньги в свой проект и завершим его. Значит так. Я и Антон едем работать за рубеж, а Анна остается здесь. Мы зарабатываем деньги и собираем практический материал для своей научной деятельности. Анна занимается теоретическими вопросами по разработанному нами плану. Все согласны?

Анна. Я согласна.

Антон. Разумеется согласны.

Борис Сергеевич. Тогда я зову Станислава Викторовича.

 

Борис Сергеевич машет рукой Станиславу Викторовичу.

 

Станислав Викторович подходит к столу и садится на свое место.

 

Станислав Викторович. Я вас слушаю.

Борис Сергеевич. Мы принимаем ваше предложение. Я с Антоном еду. Анна остается.

Станислав Викторович. Какая жалость. Мы надеялись, что вы все поедете к нам. У вас, как я понял из предоставленной нам статьи, много свежих идей. Нам очень не хватает вашего нестандартного смекалистого мышления.

Анна. Я бы с удовольствием поехала, но у меня непреодолимые обстоятельства.

Станислав Викторович. Понимаю. Ну ничего. Если что вы же, Анна, всегда дистанционно сможете проконсультировать ваших коллег посредством современных способов связи.

Анна. Разумеется, Станислав Викторович.

Борис Сергеевич. Ничего мы справимся. У нас есть кое какие творческие задумки инновационного плана.

Станислав Викторович. Очень хорошо. В таком случае приступим к юридической стороне вопроса. Нам надо с вами заключить договор и согласовать прочие административные мелочи.

Борис Сергеевич. Мы готовы подписать пакет документов сразу же после юридической экспертизы экономической платформы, к которой он прикреплен.

Станислав Викторович. Очень хорошо. Тогда я подготовлю соответствующие документы и передам вам для изучения. Если вас все устроит, то мы сразу же их подписываем и приступаем к работе.

Борис Сергеевич. Согласны.

Станислав Викторович. Не будем терять время. Я немедленно отправляюсь готовить пакет документов.

Борис Сергеевич. А мы пойдем складывать чемоданы.

Антон. И паковать творческие заготовки и наработки.

Станислав Викторович. Нам так не хватает вашей непредсказуемой креативности.

 

Станислав Викторович, Борис Сергеевич, Анна, Антон. уходят из помещения кафе.

 

Проходит некоторое время.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

Научно-исследовательская лаборатория в научно-исследовательском институте.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Научно-исследовательская лаборатория в научно-исследовательском институте. Борис Сергеевич, Анна, Антон.

 

Анна работает в научно-исследовательской лаборатории.

 

Борис Сергеевич, Антон входят в научно-исследовательскую лабораторию.

 

Борис Сергеевич. Здравствуйте, Анна!

Антон. Привет, Анна! Вот мы и вернулись.

Анна. Здравствуйте, Борис Сергеевич и Антон! Так быстро время пролетело! Как я рада вас видеть! Вы, как всегда, вовремя.

Антон. Мы всегда вовремя. Как успехи? Времени хватило для решения своих задач пока мы на международном уровне задачи решали? Ты не стесняйся. Если не успела, то мы выйдем и вернемся через некоторое время.

Анна. Очень остроумно! Я, успела! А, вы?

Антон. У нас все в порядке. (С интересом осматривает научно-исследовательскую лабораторию.) Никаких изменений. Какие древние приборы. И как только мы на них работали?

Анна. Не задавайся. Раньше эти приборы тебе архаичными не казались.

Антон. Так-то «раньше». Теперь, когда я поработал на суперсовременной аппаратуре, эти пробирки и колбочки кажутся такими игрушечными, не настоящими. И как мы только с помощью этих приборов открытия делали? Даже удивительно.

Анна. А ты походи, осмотрись, одним словом, привыкай потихоньку. Или вы назад туда махнете? Лично меня ваша научная «всеядность» что-то настораживает.

Антон. Предложение заманчивое, но у нас здесь кое какие дела незавершенные остались. Теперь у нас есть деньги на проведение исследований, так что очередное открытие сделаем и махнем обратно. Правда, Борис Сергеевич? И потом. Почему я должен скромничать и не говорить во всеуслышание о своих научных достижениях и своем профессиональном развитии?

Анна. Научные доклады дают почувствовать «вкус» науки, но для проводимой нами научной работы подобной «теории» недостаточно. Ученому-исследователю надо обладать особым складом мышления, чтобы понимать происходящее в разных разделах науки.

Антон. Это ты на кого сейчас намекаешь? Лично мне одна теория помогает строить другую теорию.

Борис Сергеевич. Прямо дуэль какая-то. Скрестили шпаги. Довольно колкостей. Вы не на ринге, а в нашей лаборатории. Посерьезней коллеги, посерьезней. У нас не первенство, а очень непростая, но интересная научная работа. Мы разрабатываем теорию воздействия на организм и взаимодействие с организмом. И мы должны учитывать кроме сугубо научных подходов и всякого рода экспериментов так же и такой немаловажный момент, как информация об этом явлении повлияет на поведение человека. (Обращается к Анне.) Теперь о научной работе здесь. Как продвигаются дела по интересующим нас вопросам?

Анна. В целом хорошо. Вот только…

Антон. Что такое? Только не говори о каких-то там трудностях! Мы уже здесь. А это значит, что все трудности уже позади!

Борис Сергеевич. Это верно. Мы привезли достаточное количество денег, чтобы продолжить наш проект здесь.

Антон. И успешно завершить его.

Борис Сергеевич. Спасибо, Антон, за важное уточнение.

Анна. Деньги – это конечно хорошо, но нам необходимы свежие идеи и нестандартные решения. Причем всесторонне взвешенные и обоснованные.

Борис Сергеевич. В таком случае к твоим услугам наш интеллект. Можешь полностью располагать нашими знаниями и опытом. В чем загвоздка? Или это чисто финансовая проблема?

Антон. Не волнуйся. Теперь все будет по-другому. Деньги есть. Можно смело завершать наши творческие начинания.

Анна. Как кишечные бактерии в какой-то мере определяют поведение и характер человека, так и деньги оказывают заметное влияние на развитие науки в целом. Деньги, конечно, хорошо и очень важно для любой деятельности, но необходимо и ясное понимание создаваемого нами продукта. Что мы создаем и в чьих интересах?

Антон. Надуманная проблема. Главное – успешное решение поставленной задачи. Мы – ученые, а не борцы за формальную справедливость в виртуальном «облаке» интеллектуалов одиночек. В конце концов нам за результат деньги платят, а не за всеобщую любовь ко всему человечеству. Надо реально смотреть на жизнь. Если есть возможность заработать, так почему бы и не заработать? А ответственность должны нести заказчики продукта, а не его изготовители. Я так понимаю и решаю для себя весь этот вопрос. Почему я должен нести ответственность за чьи-то интересы когда у меня есть свои?

Борис Сергеевич. Антон, перестаньте умничать. Это вам не идет. Лучше помогите Анне. Займитесь, пожалуйста, нашими исследованиями. Вникните в проблему и предложите ее решение. А я тем временем пробегусь по маршруту наших исследований. Проверю его логистические возможности на степень верности. Может быть, где-то вкралась неучтенная нами неточность.

Анна. Наши расчеты правильные. Необходимо их всестороннее осмысление и принятие приемлемого для большинства решения, а не выгодного для узкой группы лиц результата.

Антон. Оглянись вокруг. Где, ты, увидела бескорыстный альтруизм? Конечно, он существует в виде небольших анклавов. Подавляющей массе народа нужен прогресс, как гарант все возрастающего комфорта.

Борис Сергеевич. Уровень жизни не мячик. Он не «скачет» вверх или вниз сам по себе. Этим процессом управляют транснациональные корпорации, нанимающие интеллектуалов от науки для решения своих корпоративных, а не чьих-то общих интересов.

Анна. Но не в ущерб нашему региону.

Антон. Часть целого не есть целое. Если, конечно, эта часть не будет позиционировать себя, как целое, выступая в роли глобального куратора.

Анна. Не умничай. Борис Сергеевич тебе уже сказал, что надо знать свое место в иерархии развивающегося процесса. Научно-технический прогресс не остановить, но при правильной постановке вопроса, правильной расстановке сил и средств можно им успешно управлять.

Антон. Я же не против контроля в целом. Разумеется, надо действовать в рамках закона, но научные прорывы не терпят строгих рамок и ограничений. Научные открытия совершаются вопреки и наперекор всему старому и отжившему. Так что без нарушений общепринятых норм науке никак не обойтись. Все новое строится на преодолении старого.

Анна. Предлагаю прекратить словоблудие и заняться делом.

Борис Сергеевич. Наконец-то угомонились. Всем работать. Научную дискуссию продолжите после рабочего дня. Ясно?

Антон. Ясно.

Анна. Двумя руками голосую за продолжение работы.

Борис Сергеевич. Вот и хорошо, коллеги. Спасибо за понимание.

 

Борис Сергеевич, Анна, Антон работают в научно-исследовательской лаборатории.

 

Виктория, Эдуард входят в научно-исследовательскую лабораторию.

 

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Научно-исследовательская лаборатория в научно-исследовательском институте. Борис Сергеевич, Анна, Антон, Виктория, Эдуард.

 

Эдуард. Здравствуйте, дорогие друзья!

Виктория. Здравствуйте, мы очень рады вас видеть!

Антон. Привет! Какими судьбами?

Анна. Здравствуйте! Мы вроде бы вам все еще в прошлый раз рассказали.

Эдуард. Неужели нет ничего новенького?

Анна. Открытия так быстро не рождаются. Мы не маги, а ученые. По взмаху волшебной палочки ничего не происходит. Необходимы долгие эксперименты, опыты. Опять же теоретическая и технические базы должны быть на должном уровне развиты. Рановато пришли.

Виктория. Неужели у вас для нас нет ничего новенького?

Антон. Почему «нет». Есть! Только не новое, а сверхновое!

Эдуард. Вот видите. Все-таки мы не зря к вам заглянули на «огонек». Научная мысль кипит.

Антон. Не то слово. Бьет ключом!

Борис Сергеевич. Здравствуйте, уважаемые корреспонденты. С какой целью пожаловали?

Эдуард. Извините за вторжение в ваши «владения» без приглашения.

Виктория. Мы вам уже говорили, что научная тематика наш «хлеб». Поэтому мы вновь у вас в гостях.

Борис Сергеевич. Помню, понимаю. Извините. У нас много работы накопилось за время отсутствия. Так что предлагаю перейти сразу к делу, без всякого рода расшаркиваний и разговоров о погоде.

Эдуард. Люблю прямой, открытый, честный разговор о деле. Ни чего лишнего. Только труд, созидательная деятельность и желание познать неизвестное.

Виктория. Так значит все-таки что-то произошло в вашей профессиональной деятельности? Если вы оторвались от своей научной работы здесь значит вам предложили еще более грандиозное, более глобальное исследование там? Вы куда-то ездили?

Эдуард. Очень интересно! Сгораю от любопытства! Буквально несколько слов или хотя бы туманных намеков.

Антон. Мы ученые с уникальной специализацией. Без нашего участия ни один масштабный международный проект не запускается.

Виктория. Вы так молоды, а у вас уже на мировом уровне есть свое «имя».

Анна. Никакого «мирового имени» у меня и у Антона еще нет.

Антон. Пока нет.

Эдуард. Согласен. Это дело наживное.

Виктория. Однако вы ведь тоже подаете большие надежды, как ученые, двигающие все вперед и вперед этот самый передний край науки.

Анна. Это у нас Борис Сергеевич уважаемый ученый с мировым именем. Мы только нарабатываем опыт, «набиваем руку» занимаясь теоретической и практической наукой под его руководством.

Антон. А я о чем говорю? Я же к этому и вел наш разговор. Только я хотел «развязать», а не «рубить» этот «Гордеев узел».

Анна. При чем здесь какой-то «узел». Мы о науке говорим. Не превращайся в «токующего тетерева». Все норовишь больше о себе любимом поговорить.

Антон. При чем здесь это. Вы же мне слова сказать не даете. Только критикуете. А я с Борисом Сергеевичем, между прочим, буквально на днях успешно закончил работать над одним международным проектом. Заказчики остались очень довольны нашими разработками.

Эдуард. Вот! А вы говорили, что у вас ничего новенького не произошло.

Виктория. «Откровения» от Антона – это так интересно!

Эдуард. Борис Сергеевич, буквально несколько слом о завершенном под вашим руководством международном проекте.

Борис Сергеевич. Так вы и без наших ответов все знаете.

Виктория. Мы слышали только какой-то невнятный «звон». А нам бы хотелось услышать из первых уст и узнать об открытиях, сделанных вами, как говориться, «из первых рук».

Антон. Борис Сергеевич, давайте хоть что-то, хоть «канву» набросаем. Пресса интересуется. А если эта статья появится в международном издании, то глядишь и индекс цитирования вверх подскочит.

Эдуард. Публикацию за рубежом гарантирую.

Виктория. Правда, круг читателей может быть очень узким.

Эдуард. Что поделаешь. Большой наукой интересуются не многие. Это ведь вам не спорт или эстрада. Истинные корифеи науки мало кому известны. Масса предпочитает хлеб и зрелища. Кропотливый труд ученого в научной лаборатории обывателю, к сожалению, не интересен.

Борис Сергеевич. Я это и без ваших умозаключений, Эдуард, прекрасно понимаю и давно уже знаю. Меня этим не удивишь, не испугаешь, не остановишь.

Антон. Действительно, Борис Сергеевич, давайте хоть что-то расскажем. Корреспондентам ведь интересно.

Виктория. И не только нам, а еще и читателям журналов, в которых будет опубликованы наши статьи.

Анна. Статьи? Разве вы не вместе пишите?

Виктория. Раньше писали вместе. Теперь я пишу в отечественные журналы, а Эдуард в зарубежные.

Анна. А я думала, что…

Эдуард. Раньше мы писали вместе. Теперь отдельно. Решили, что так лучше будет. И охват читающей аудитории шире.

Антон. Выстрел «дуплетом». Ловко придумано.

Виктория. Не скромничайте. Вы тоже «стреляете» не хуже нашего. Сразу в двух лабораториях трудитесь и здесь, и там.

Антон. Я активный и любознательный.

Эдуард. Для настоящего ученого-теоретика, ученого-исследователя истина стоит на первом месте.

Антон. Да! Для меня научная истина дороже любого региона!

Анна. Вот так и становятся людьми без «рода и племени». И эти люди двигают науку вперед. Какое самолюбование. Такого рода специалисты-интеллектуалы, может быть, и делают великие дела, но сами для себя, внутри себя даже не удосуживаются разобраться, понять, что они делают и для чего. У них отсутствуют какие-либо ограничения. Для них главное создать инструмент, изменяющий окружающую среду. А тем временем всякого рода бизнес-процессы, управляемые соответствующими человеческими особями, играют этими учеными с большой буквы, как с пушинками. Куда подуют туда они и полетят.

Борис Сергеевич. Извините нас, пожалуйста. Это чисто наша внутренняя дискуссия.

Эдуард. Ничего, ничего. Даже наоборот. В свободных, публичных дебатах разрабатывается новая парадигма.

Виктория. Все правильно. Начинать надо с понимания того, на каких базовых ценностных основах их необходимо строить.

Антон. Прикрываясь всякого рода громкими словами, стараются взять деятельность интеллектуалов под контроль. А в результате творческий тупик. Разложение науки идеологией налицо. Это бесспорный факт. Исторических примеров хоть отбавляй.

Анна. Довольно говорить дежурными «штампами». Это результат не какой-то там идеологии, а отсутствия в научной среде объективных интеллектуальных стандартов.

Антон. Не всем же сидеть на одном месте вечно. Кому-то надо и ездить, обмениваться опытом, работать в международной команде ученых-единомышленников. Интеллектуал должен эволюционировать. Всякое развитие подразумевает прежде всего динамику научной мысли. Если человек в умственном плане чересчур статичен, то есть искусственно ограничивает себя сам или сдерживается его развитие кем-то извне, то такой «комнатный» исследователь «вянет». Происходит его культурная деформация в бесконечном «белом шуме» всем известных банальных истин.

Виктория. То есть вы, Антон, предлагаете эволюционировать в культурном плане не как множество разрозненных интеллектуалов-одиночек, а как единая разумная межрегиональная система. Развитие которой зависит от способности отдельных креативных личностей взаимодействовать и дополнять друг друга при решении поставленных конкретных творческих задач.

Антон. А я о чем вам говорю! При чем здесь какой-то патриотизм, когда мы говорим о науке? Научная мысль наднациональна.

Виктория. Я бы сказала даже интернациональна.

Антон. В какой-то мере это верно, но не стоит игнорировать тот факт, что авторское право на изобретенную технологию никто не отменял.

Виктория. Частная собственность на интеллектуальную информацию.

Антон. Имею право. Это же моя креативная мысль, воплощенная в нечто физически зримое или духовно развивающее.

Эдуард. Прямо-таки новая эволюционная теория использования креативности человеческого капитала на все сто процентов! Чудесно!

Анна. Я не против развития научной жизни и ее творческой эволюции во времени и пространстве. Человеческое мышление делает свой акцент на синтез, целостность своего развития, как единого информационного пространства.

Виктория. То есть человеку необходимо уметь сопереживать в процессе коллективной трудовой деятельности и разделять радость от удачно выполненной задачи со всеми вместе.

Эдуард. Вы предлагаете развивать такие человеческие ценности, как кооперация и партнерство вместо неперспективный конкуренции и господства.

Анна. Для специалиста заинтересованного в повышении своего профессионального мастерства просто необходимо взаимодействовать с другими специалистами. Объединяться в команды профессионалов. Быть одним целым. На современном этапе развития научной мысли – это естественный процесс.

Виктория. Теперь не только ничем не интересующиеся «овощи» будут объединяться в «серую» массу аутсайдеров, а и высокоинтеллектуальные творцы-одиночки выйдут из своих «келий» и создадут единое креативное пространство.

Эдуард. Давно пора избавиться от надоевшего всем регионального «местничества». Надрегиональные корпорации профессионалов-интеллектуалов будут разрабатывать и доводить до промышленного производства всякого рода высокоэффективные разработки.

Виктория. В целях нашей безопасности надо вначале создать цифровую модель развития данного направления и проверить на ней степень эффективности работы межрегиональных команд специалистов. Как вы считаете, Борис Сергеевич?

Борис Сергеевич. Генетическая инженерия, направление в котором мы трудимся, в настоящее время считается самой безопасной и морально принятой нормой изменения жизни человека.

Виктория. А на самом ли деле так? Не получится ли, что, «заигравшись» в своей научно-исследовательской лаборатории-песочнице какая-нибудь международная группа исследователей-интеллектуалов вдруг захочет для удовлетворения своего научного любопытства, финансово «подогретого» какой-нибудь корпорацией, активно заняться «взломом» экосистемы?

Эдуард. Возможность успешного воздействия на ту или иную местную популяцию жизни радикально меняет общепринятые устои. Качество и продолжительность жизни представляют собой уже не спонтанное развитие, а хорошо спланированный, четко продуманный процесс.

Борис Сергеевич. Мы принимаем достаточно действенные меры по мониторингу происходящих на наших глазах глобальных изменений в социальной среде как конкретного региона, так и межрегионального пространства.

Виктория. Вас можно поздравить?

Эдуард. Не зря ездили за рубеж!

Борис Сергеевич. И «да» и «нет». В целом научные открытия сделаны, теоретические обоснования осуществлены и практические результаты получены. Генная инженерия дает возможность людям изменить фундаментальную структуру биологического мира. Тем не менее хоть революционные достижения в области генетического декодирования и редактирования генов и появляются с большой скоростью и энтузиазмом, экологические системы, которые они могут изменить, остаются чрезвычайно сложными и недостаточно изученными.

Анна. Но мы работаем над этим вопросом.

Антон. И уже кое-чему научились.

Борис Сергеевич. Сразу предупреждаю. Что это конфиденциальная информация. Поэтому ни о каких конкретных технологиях мы говорить не будем.

Эдуард. Корпоративная культура научного сообщества. Понимаем. Заказчики таких исследований предпочитают быть в тени и держаться подальше от нашего брата корреспондента.

Виктория. Ничего. И по тем туманным намекам-отрывкам, которые вы нам любезно предоставили можно написать хорошую, добротную статью о перспективах, которые могут нас в буквальном смысле слова «реформировать» как интеллектуально, так и физически.

Борис Сергеевич. Мне приятно, что наш творческий коллектив в какой-то мере смог насытить ваше «проголодавшееся» любопытство пусть «суррогатной», но все-таки съедобной информационной «пищей».

Антон. Приходите попозже. Мы вам еще и не про такое расскажем.

Анна. Антон немного преувеличивает, но все-таки кое в чем он прав. Полученные нами результаты здесь и там мы сейчас обработаем, проанализируем, сделаем выводы, подтвердим их экспериментально и революционное открытие готово. Можно будет его применять в повседневной практической работе.

Эдуард. Спасибо за развернутое интервью.

Виктория. Все что надо мы сами восстановим по крупицам.

Борис Сергеевич. В таком случае будем считать наш с вами разговор завершенным на конструктивной ноте. Надеюсь, мы вписались в формат общения, базирующийся на единой просветительской платформе.

Виктория. Все супер.

Эдуард. Вы точно попали в формат наших статей.

Борис Сергеевич. Нам очень приятно. В таком случае мы продолжим свою научную деятельность во благо человечества.

Виктория. Вы правы. Нам действительно пора.

Эдуард. Дела, дела. Мы уходим осмысливать полученный от вас материал об эффективности научных разработок в нашем регионе и за его пределами.

 

Виктория, Эдуард направляются к выходу из научно-исследовательской лаборатории.

 

Иван Иванович входит в научно-исследовательскую лабораторию.

 

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Научно-исследовательская лаборатория в научно-исследовательском институте. Борис Сергеевич, Анна, Антон, Виктория, Эдуард, Иван Иванович.

 

Иван Иванович встает на пути Виктории, Эдуарда и не дает им выйти из научно-исследовательской лаборатории.

 

Виктория. Извините, разрешите пройти.

Эдуард. Уважаемый, отойдите, пожалуйста, в сторону. Неужели вы не видите, что мы выходим.

Виктория. Вы, что игнорируете нашу просьбу? Что за бестактность!

Эдуард. Любезный, выйти дайте! Что вы стоите, как парализованный.

Виктория. Кто вы такой? Я вас раньше здесь не видела.

Эдуард. На научного работника вы явно не похожи.

Виктория. Мы ждем.

Эдуард. Может вам плохо? Так присядьте. Мы сейчас вызовем карету скорой помощи.

Иван Иванович. Благодарю за участие. Я чувствую себя прекрасно.

Виктория. Очень приятно. Разрешите пройти.

Эдуард. Мы уходим. Отойдите в сторону, пожалуйста.

Иван Иванович. Куда вы так торопитесь? Присаживайтесь. Поговорим о вашей творческой деятельности, а заодно и о научной работе ваших знакомых.

Виктория. Извините, я вас не понимаю.

Эдуард. Вы, корреспондент? Если вы наш коллега, то вы пришли слишком поздно. Мы уже «сняли пенку». Так что можете не утруждаться и не тратить время зря. Мой вам совет, дружище, найдите себе другую «кормушку». Эта уже занята.

Виктория. Хватит кривляться. Отойдите в сторону.

Эдуард. Действительно. Шутка затянулась.

Иван Иванович. Вы предпочитаете «снимать пенки», а я обожаю «снимать сливки». Я не конкурент ваш. Так что присядьте. Теперь я интервьюировать вас буду.

Виктория. Что за плоские шутки!

Эдуард. Сами отойдете в сторону и освободите проход или вам помочь?

Иван Иванович. Успокойтесь. И поговорим лучше здесь. Или вы хотите продолжить разговор в другом месте? Так это я вам мигом организую.

Эдуард. Совершенно не понимаю, о чем вы говорите.

Виктория. Кто вы такой? Предъявите документы!

Борис Сергеевич. В чем дело? (Встает со своего рабочего места и подходит к Ивану Ивановичу.) Вы, кто такой? Как здесь оказались? Это режимное помещение! Попрошу объясниться.

Иван Иванович. Если это режимное помещение, то тогда объясните мне, пожалуйста, почему здесь находятся эти люди? (Указывает рукой на Викторию и Эдуарда.) Как вы прошли сюда, уважаемые? Где ваш пропуск? Почему вы не записаны в журнал посетителей?

Виктория. Я не собираюсь перед вами отчитываться!

Эдуард. Чувствую себя героем какого-то дешевого романа.

Борис Сергеевич. Я сейчас вызову охрану. Немедленно покиньте лабораторию!

Иван Иванович. Не утруждайте себя, Борис Сергеевич. Поверьте, это совершенно не решит вашу проблему, а наоборот только усугубит ее.

Борис Сергеевич. Кто вы такой? Я сейчас сообщу куда следует!

Антон. Борис Сергеевич, не отвлекайтесь. Лучше посмотрите, что у меня получилось.

Анна. Антон, прав. Давайте работать. У нас столько дел.

Борис Сергеевич. Сейчас подойду, коллеги. Вот только разберусь с непрошенным «гостем» и сразу же продолжим.

Иван Иванович. Полно вам, батенька. Откуда столько наивности? Вы, что своего куратора не узнаете?

Борис Сергеевич. Какого такого «куратора»?

Антон. Это что рейдерский захват? Так мы вроде все это в прошлом веке проходили.

Анна. Как вы, извините, не знаю как вас по имени отчеству величают, не вовремя все это затеяли. У нас столько работы накопилось. Столько информации новой. Все надо взвесить, оценить и тщательно проанализировать.

Эдуард. Так это у вас здесь «ролевые игры» проводятся. Интересный подход. Создание стрессовой ситуации для стимуляции «интеллектуального штурма». Нестандартный, свежий ход.

Виктория. Об этом надо написать. Хотя, мне кажется, как-то грубовато получается. В остальном я полностью согласна с Эдуардом. Идея действительно не заезженная, не избитая, свежая.

Борис Сергеевич. Это какое-то недоразумение. Какие «учения»? Что за несанкционированные «интеллектуальные вывихи»? Вы нас своими выдумками на смех перед научным сообществом подымете.

Анна. Действительно. Мы в научной лаборатории, а не в школьном классе находимся.

Антон. Таких «поворотов» даже за границей я не видел. Как форматы взаимодействия меняются быстро. Не успеваешь подстраиваться.

Борис Сергеевич. Пора этот деструктивный «балаган» прекращать. Он мне порядком надоел. Никакой пользы. Все. Попрошу посторонних очистить помещение научной лаборатории. «Спортивные мероприятия» в игровой форме прекращаются. Всем до свидания.

Эдуард. Мы с большим удовольствием выполним ваше пожелание.

Виктория. Как только стоящий на нашем пути «инкогнито» проход к двери освободит.

Анна. Действительно, господин хороший, потрудитесь, пожалуйста, освободить проход для выходящих.

Антон. И сами, пожалуйста, последуйте за ними.

Борис Сергеевич. Мы все ждем.

Иван Иванович. И напрасно. Значит так. Зовут меня Иван Иванович. Я курирую научное направление, в котором вы все развиваетесь и от которого вы все кормитесь. Так что умерьте свой пыл, присаживайтесь и давайте спокойно поговорим в милой комфортной обстановке этой чудной научно-исследовательской лаборатории. Договорились?

Борис Сергеевич. Ерунда какая-то. Хорошо. Мы вас слушаем, но учтите, что у нас всех очень мало свободного времени. Поэтому попрошу вас коротко и ясно изложить цель своего визита. Итак, мы слушаем. Что вам угодно?

Иван Иванович. Мне, представителю соответствующей службы безопасности, угодно проверить вашу научную деятельность на предмет соблюдения вами руководящих документов, регламентирующих защиту государственной тайны.

Эдуард. Мне все ясно. Это внутренние вопросы практической научной деятельности. Пойдем, Виктория. Не будем мешать работать Ивану Ивановичу.

Виктория. Действительно. Дело ясное. Пойдем, Эдуард, отсюда. Мы люди посторонние. К науке имеющие, так сказать, косвенное отношение. А здесь намечается, я так понимаю, конфиденциальный разговор.

Эдуард. Вот именно. А любой серьезный разговор у нас всегда без прессы происходит. Так что нам, корреспондентам, придется удалится. И чем скорее, тем лучше.

Иван Иванович. Антон и Анна, вы мне совершенно не мешаете. Даже наоборот. Защита государственных интересов и вас, как корреспондентов, пишущих на научные темы во всякого рода отечественные и заграничные журналы, очень даже касается. Так что вам придется задержаться на некоторое время.

Эдуард. Извините, не понимаю.

Иван Иванович. Все вы уважаемый прекрасно понимаете.

Виктория. Откуда вы знаете о «географии» наших публикаций?

Эдуард. Это какое-то недоразумение. Мы, свободные люди, у нас свобода слова. Как его…

Виктория. Демократия.

Эдуард. Точно. Демократия. Это, знаете ли, волюнтаризмом попахивает.

Виктория. Мы, представители прессы.

Иван Иванович. А вы не кипятитесь. Что так разошлись? Если у вас все чисто, «по белому», как говорят бухгалтера, то что вы так переполошились?

Эдуард. Мы сотрудничаем с солидными, толстыми журналами.

Виктория. Разве популяризация науки уже правонарушение?

Иван Иванович. Популяризация – нет. А вот передача секретной информации и всякого рода конкретных данных о научных разработках третьим лицам – это уже серьезное нарушение.

Эдуард. Я, работаю…

Иван Иванович. Все работают. Только вот не это главное.

Виктория. А что?

Иван Иванович. Главное – не где работаешь, а на кого работаешь. На чью «мельницу льешь воду».

Эдуард. У нас разговор происходит в разных форматах. Отсюда и непонимание по ключевым вопросам. Лично я – «человек планеты», свободная, независимая личность. Почему я не могу печататься в иностранных изданиях?

Иван Иванович. Даже у «человека мира», «планеты» должен быть свой дом на Земле.

Виктория. Деструктивная ситуация. Мы действительно говорим на «разных языках».

Иван Иванович. Все вы прекрасно понимаете. Надо только помнить «кто ты» и «откуда родом». Гордиться и уважать, а не «распродавать по бросовой цене».

Эдуард. Причем здесь коммерческий проект? Почему мы не можем заработать, если есть интерес к нашей научной деятельности.

Виктория. Мы, творческие работники. Работники слова. Читатель желает знать, что новенького у нас в стране происходит в области науки и техники.

Эдуард. У каждого свой интерес. В мире свободного предпринимательства прибыль стоит не на последнем месте.

Иван Иванович. Интересы «рода» и государства, в котором вы живете нельзя ставить ниже интересов личных.

Виктория. Все зарабатывают и делают деньги. Мы тоже хотим подзаработать.

Эдуард. Что в этом плохого и противоправного? Налоги мы платим исправно. Ваши претензии к нам совершенно не понятны.

Борис Сергеевич. Извините, Иван Иванович, у нас очень много работы, а времени в обрез. Если вы по налоговому вопросу, то уверяю вас, что мы своевременно платим все налоги.

Анна. Так вы из коллекторной агентства?

Антон. Безобразие! Уже сюда добрались!

Анна. Как вы сюда прошли?

Антон. Кто вас сюда пустил?

Эдуард. Финансирование научных разработок слабенькое. Охрана научно-исследовательского института бездействует. Дырка на дырке.

Виктория. На заношенные носки смахивает. Даже удивительно, как в таком запустении из броуновского движения получаются удивительные по своей нестандартной эвристической самобытности сверхпередовые открытия.

Антон. Идей у нас хоть отбавляй. Жаль денег нет на их реализацию.

Анна. Вы же сказали мне, что деньги заработали и их вполне хватит на осуществление наших «задумок».

Антон. Это я вообще говорю, а не конкретно о наших исследованиях.

Анна. Так бы сразу и сказал.

Антон. Так мы тебе сразу и сказали. Что за претензии на «ровном месте»?

Виктория. Нам пора. Разрешите пройти, Иван Иванович.

Эдуард. Иван Иванович — это ваше настоящее имя и отчество или вы работаете «под прикрытием». Коллекторская деятельность, наверно, очень даже небезопасное занятие.

Иван Иванович. В настоящий момент это совершенно не важно. Кстати, что вы топчитесь у двери? Присаживайтесь. Самое интересное только начинается.

Борис Сергеевич. Иван Иванович, или как там вас. Предлагаю по-хорошему покинуть помещение лаборатории. В противном случае я вынужден буду вызвать хоть и малоэффективную, но все-таки реальную охрану.

Иван Иванович. Не утруждайте себя так усердно, уважаемые граждане. Сейчас я вам быстро и доходчиво все объясню не взирая на все ваши доморощенные кривляния. Кстати, охрана работает хорошо. Не стоит на нее наговаривать. Ответственные, бдительные люди.

Анна. Что? Это кто здесь «кривляется»?

Антон. Попрошу выбирать слова.

Эдуард. Интересный сюжет. Не стандартный, не «заезженный».

Виктория. Предлагаю сделать из этого события «анекдот» и опубликовать другим в назидание.

Борис Сергеевич. Действительно фельетоном попахивает. Прямо, как в старые, добрые времена.

Иван Иванович. Не волнуйтесь. Сейчас я вам их быстро напомню.

Анна. Предлагаю затратить несколько минут и выслушать «тезисы» Ивана Ивановича. Иван Иванович, говорите. Неужели вы не видите, что вы нам очень мешаете.

Антон. Вот еще новости! Если мы будем каждого коллектора доводы выслушивать, то на настоящую работу времени и средств не окажется.

Борис Сергеевич. Присаживаемся и слушаем.

 

Все присутствующие рассаживаются кто куда.

 

Иван Иванович. Вот и чудесно. С вашего разрешения я останусь стоять. Так мне сподручней разговаривать с вами будет.

Борис Сергеевич. Озвучивайте скорее свою «домашнюю заготовку». Работа стоит.

Иван Иванович. Озвучиваю. Я, собственно, прибыл сюда провести расследование по факту халатного обращения с конфиденциальной информацией. Ненадлежащего хранения соответствующих открытий и нововведений. Одним словом, утечки секретной информации в «третьи руки».

Борис Сергеевич. Так вы не из коллекторского бюро?

Иван Иванович. Разумеется нет, Борис Сергеевич. Я же вам уже говорил откуда я. А, впрочем, ученые такой рассеянный народ. Все в науке, в перспективе неслыханного открытия.

Антон. Не юродствуйте. Это вам не идет. Кстати. Я тоже не очень понял откуда вы и степень ваших полномочий.

Анна. Действительно. Такие откровенные намеки и жесткие обвинения в наш адрес. Подтвердите ваши полномочия.

Виктория (обращается к Эдуарду). Вот незадача. Я же чувствовала, что наша с тобой затея нехорошо «пахнет».

Эдуард (обращается к Виктории). Пустяки. Мы – простые корреспонденты, пишущие на всякие околонаучные темы. Таких как мы – множество. И вообще, что это за «фрукт», чтобы нас «прижучить»?

Иван Иванович. Вот мои скромные полномочия. Удостоверение сотрудника службы безопасности вас устроит?

Борис Сергеевич. Вполне, но я сразу официально заявляю, что я буду звонить и получать подтверждение.

Иван Иванович. Вот мое удостоверение сотрудника. (Показывает присутствующим в лаборатории удостоверение.) Теперь, Борис Сергеевич можете звонить куда следует. Надеюсь, телефон нашей «конторы» мотаясь по «заграницам» не забыли?

Борис Сергеевич. Разумеется нет. (Разговаривает по телефону.)

Анна. Так бы сразу и сказали. А вы «Ваньку ломать». Мы – взрослые люди, ученые.

Виктория. Мы тоже взрослые и корреспонденты.

Антон. Борис Сергеевич уважаемый в научном мире ученый. Светила. Человек с мировым именем, а вы нас в чем-то подозреваете, «пробиваете». Не серьезно и обидно. Лично мне неприятно.

Анна. Мне тоже.

Виктория. Борис Сергеевич, вы дозвонились?

Эдуард. Какой результат?

Борис Сергеевич. Положительный. Все полномочия однозначно подтверждаются. Настоятельно рекомендовано оказать товарищу из соответствующей организации всяческое содействие для полноты, ясности и скорейшего прояснения «теневой стороны» этого вопроса. Так что займемся своей реабилитацией. Посоветовали говорить правду и только правду.

Эдуард. Какое чудовищное недоразумение. Надеюсь, что мы, рядовые корреспонденты, вне подозрения?

Виктория. Мы популяризаторы науки и не более того.

Иван Иванович. Разберемся, определимся кто «популяризатор», а кто иностранный агент.

Антон. А мы вообще только наукой занимаемся и никуда не лезем.

Анна. Если мы и обращались в вышестоящие инстанции, то только для продления финансирования нашего проекта. Кстати, весьма перспективная тема.

Антон. А нам денег не дают. Приходится самим как-то «выкручиваться». Самим зарабатывать и львиную долю прибыли тратить на финансирование наших перспективных разработок.

Борис Сергеевич. Ситуация в нашей научно-исследовательской деятельности действительно критическая. Выживаем как можем. Приходиться «халтурить», чтобы хоть как-то развиваться. Хорошо корреспонденты нас пропагандируют в околонаучных и научных изданиях. Привлекают потенциальных заказчиков. Без их помощи совсем бы нам туго пришлось. Опять же для рейтинга хорошо. Публикации в иностранных журналах. Индекс цитирования растет. Сейчас без этих публикаций и цитирования ты вроде, как и не ученый вовсе. Весь твой статус в научной среде почему-то теперь на этих «столпах» держится. Раньше было не так. Впрочем, что говорить. Вы, наверняка, по долгу своей службы обо всем этом лучше меня осведомлены.

Иван Иванович. Я не только обо всех ваших трудностях знаю, но и многое другое мне известно.

Борис Сергеевич. На то вы к науке и «приставлены», чтобы всю подноготную этого вопроса знать.

Иван Иванович. Курируя вашу работу и анализируя продукты вашей деятельности, я пришел к выводу, что дела ваши далеки от изложенного здесь «безрадостного прозябания» на бескрайних просторах научной мысли.

Борис Сергеевич. Извините, я вас что-то не очень понимаю. Что, собственно, происходит? В чем вы нас обвиняете? Мы – честные, порядочные профессионалы своего дела. Вы думаете, что мы занимаемся плагиатом и дезинформируем научную общественность выдавая желаемое за действительное?

Иван Иванович. Если бы дело обстояло так, то ничего. А ведь дело обстоит совершенно иначе. Не «дутые открытия», а настоящие, фактические вы передаете нашим «партнерам». А это уже нанесение ущерба нашему региону. На предательство смахивает.

Анна. Ерунда какая-то.

Иван Иванович. Для вас «разбазаривание» государственных интересов – ерунда?

Анна. А никто ничего здесь не нарушает. Все разработанные и разрабатываемые технологии находятся у нас.

Антон. Трудишься, работаешь не покладая рук, а тебе вместо благодарности за прорывное открытие обвинение предъявляется. По отношению к нам не хорошо получается, не честно.

Эдуард. Иногда «тиснишь» небольшой, апробированный для открытой печати материал о науке в журнал для «поддержания штанов». Ведь это же вовсе не нарушения закона, правда?

Виктория. Весь публикуемый нами материал проходит через редакцию. У нас с этим строго. Мы своим именем дорожим и «сомнительным» материалом не пользуемся.

Борис Сергеевич. Вопросов много, а ответа все нет и нет. Мы, Иван Иванович, желаем услышать четкий, внятный ответ.

Иван Иванович. Так это пожалуйста. Значит так. С какой целью, Борис Сергеевич, вы вместе с Антоном за рубеж ездили? Что за научные исследования там проводили? Кому достались полученные вами результаты? Какими разработками вы Анна здесь занимались? Какой информацией обменивались друг с другом? Что за статьи вы Эдуард и Виктория отсылали в закрытый научный журнал? Какую информацию передавали «третьим лицам» под видом научно-популярных статей? Так что я тоже задавать вопросы умею. Только они не запутывают дело и не отвлекают от главного, а наоборот максимально проясняют сложившееся положение дел. Предупреждаю сразу. Ваши ответы определят ваш социальный статус. Кто вы? Злостные нарушители закона о государственной тайне и торговцы государственными секретами или честные ученые и корреспонденты, искренне переживающие за судьбу отечественной науки.

Борис Сергеевич. Хорошо. Мы ответим на все ваши вопросы. Обвинения в наш адрес серьезные, поэтому и мы говорить будем серьезно.

Иван Иванович. Договорились. Давайте вместе разбираться с «серыми непонятностями» и освещать «темные места».

Эдуард. Это недоразумение – результат чудовищной ошибки. Сейчас мы вам все объясним и все станет на свои места.

Иван Иванович. Чудесно! В таком случае начнем с самого начала. Борис Сергеевич, какими разработками вы здесь вместе с Антоном и Анной занимались и почему решили поехать зарубеж вместе с Антоном? Эдуард, когда и зачем вы стали сотрудничать с иностранным журналом? Какую научную информацию вы с Викторией передавали под видом научных статей в этот «закрытый» журнал?

Борис Сергеевич. Иван Иванович, вы задаете чересчур откровенные вопросы. Это конфиденциальная информация.

Эдуард. Разве освещение в популярной форме науки является чем-то противозаконным?

Иван Иванович. Хватит паясничать. Вы подозреваетесь в передаче секретной информации. Это уже не «личное дело» человека, занимающегося научной деятельностью, а государственное. Так называемая «популяризация» просто звук. «Белый шум» для отвлечения внимания от фактического «слива» и продажи за рубеж научных секретов. Так что или мы сейчас здесь во всем разберемся или, как говориться в таких случаях, «пройдемте».

Анна. Вот еще новости. Никуда я из лаборатории не пойду.

Виктория. Я тоже уходить никуда не собираюсь. У меня дела. И вообще, что значит «пройдемте»?

Антон. Приехал домой на свою голову.

Эдуард. Вы, что серьезно? Или это очередная проверка-провокация?

Иван Иванович. Я разговариваю с вами, как официальное лицо, наделенное соответствующими полномочиями.

Борис Сергеевич. Так бы сразу и сказали. Сами юлите туда-сюда, а нас в не откровенности подозреваете. Представиться надо было сразу, а не в прядки с нами играть. Откуда мы знаем какие у вас полномочия.

Иван Иванович. Теперь все стало на свои места и можно продолжать разговор. Скажу сразу, во избежание в дальнейшем всяких недоразумения, что если мы договоримся, то есть вы согласитесь сотрудничать со мной, как представителем государственных интересов, то государственную измену можно будет переквалифицировать в выполнение государственного задания.

Борис Сергеевич. Так бы сразу и сказали, а то петляете, как заяц.

Эдуард. Сотрудничество нас реабилитирует?

Иван Иванович. Мы с вами не на базаре. Не советую торговаться с государственными структурами. Так вы сотрудничаете с нами или заводим уголовное дело?

Анна. Что вы «давите»? Мы ни в чем не виноваты.

Виктория. Действительно. Давайте разберемся. Необходим открытый диалог.

Иван Иванович. Митинг устраивать не будем. Обсудим сложившуюся ситуацию в нашем кругу единомышленников. Или кто-то думает иначе?

Борис Сергеевич. Никто ничего не думает. В смысле все думают одинаково. В нужном, так сказать, направлении. Одним словом, в едином формате.

Иван Иванович. Вот и хорошо. Приятно, когда все механизмы системы работают в унисон. Только так возможно уверенное движение вперед. Так на чем мы там с вами остановились, коллеги?

Борис Сергеевич. На научной деятельности и ее освещении в «серой» печати с сомнительными последствиями.

Иван Иванович. Давайте вместе деструктивную ситуацию преобразуем в логическую, конструктивную информационную среду. Усаживайтесь поудобнее. Я тоже присяду. Все готовы? Тогда «поехали».

Борис Сергеевич. «Поехали». Только не в макромир космоса, а в микромир вирусов и биотехнологий. Вкратце ознакомимся с супермощью новых материалов.

Иван Иванович. И помыслим, как «обуздать» полуподпольный, пиратский рынок прорывных бионанотехнологий? Как сделать так, чтобы представители науки стали делиться в государственных интересах своей личной «интеллектуальной добычей»?

Борис Сергеевич. «Корсарство» конечно вариант, но если вам необходима полная информация, а не отрывочные «фрагменты» научных достижений, то тогда надо действовать наверняка и рейдерство в данном случае куда плодотворней и надежней.

Иван Иванович. Вот если бы создать «добровольный флот» помощников. Разумеется, все расходы и вознаграждения за наш счет в обмен на достоверную информацию. Например, вирус – это уровень наномира. Создаваемые в научных лабораториях различных регионов нанороботы имеют двойное назначение. Вот если бы взять под контроль все работы по изучению нанороботов и производство отдельных частей их двигателей, программ передвижения и самовоспроизведения. Ведь все вы прекрасно понимаете, что, если «дефектные» нанороботы попадут в организм человека и начнут «действовать», размножаться, проникать в объекты живой клетки. В клетке может произойти «сбой программы» ее развития. Ведь такого типа роботы могут перестроить, переработать любую среду, попавшуюся на их пути в популяцию новых роботов.

Борис Сергеевич. Мы понимаем и разделяем ваше опасение, Иван Иванович.

Анна. Этот процесс, то есть якобы «бесконтрольный» рост, будет продолжаться до тех пор, пока доступные энергии и материалы не будут исчерпаны.

Антон. С помощью нанороботов, внедренных в организм человека, можно будет соединять одни атомы с множеством других атомов и заполнять ими все жизненное пространство.

Виктория. Какие научные «страсти» вы сейчас рассказываете! Раньше вы нам ничего такого не говорили.

Анна. Так вы и не спрашивали.

Эдуард. Очень интересно. Продолжайте. Жаль, что нельзя об этом уже написать.

Иван Иванович. Почему же? Придет время, и мы обсудим этот вопрос.

Эдуард. Вот это уже гораздо «теплее».

Виктория. А то такого «холода» нагнали. Душа стынет.

Анна. Мы вам на целую научно-популярную книжку наговорить можем.

Антон. Только успевайте записывать.

Эдуард. Подождите. Не говорите пока. Я сейчас диктофон на смартфоне включу.

Иван Иванович. А вот это делать не стоит.

Эдуард. Ясно. Так запомним.

Виктория. У меня память хорошая. Вот только специфические названия записать надо, а то переврать можем.

Иван Иванович. Потом. Все потом. Сейчас у нас с вами разговор по существу. Борис Сергеевич, вы что-то хотите нам сказать?

Борис Сергеевич. Должен вас, Иван Иванович, поставить в известность, что не только у нас, но и вообще, во всем мире, исследования по безопасности нанотехнологий существенно отстают от их разработки и коммерциализации. А затраты на выявление этических, юридических и социальных последствий внедрения нанотехнологий существенно отстают от исследования влияния на здоровье человека и окружающей среды.

Антон. Вот и приходится мотаться по свету в поисках заработка, чтобы хоть как-то закончить свои исследования.

Анна. А вы нас в предательстве подозреваете. Мы, технологиями не торгуем. А полученные в иностранных лабораториях результаты по договору передаем для использования заказчиком в своих целях.

Антон. Это мировая практика. Кстати, заработанные деньги мы не в «офшорах» держим, а вкладываем в развитие нашего научного проекта здесь.

Виктория. А мы тоже в наших журналах пропагандируем отечественную научную мысль.

Эдуард. На отечественные гонорары не проживешь. Приходится с зарубежными изданиями контактировать.

Иван Иванович. Чересчур контактируете. Наши научные разработки почему-то там раньше, чем здесь «запускаются».

Эдуард. Вам же сказали, что у нас на развитие денег нет в должном количестве. Вот и отстаем.

Иван Иванович. Болтать меньше надо, где не попадя, о чем не следует.

Виктория. Мы не «болтаем», а пишем.

Иван Иванович. От формата передачи секретной информации результат для нашего региона не меняется.

Эдуард. Мы не нарочно. По незнанию.

Иван Иванович. Хватит валять дурака. Все вы прекрасно знали. И ценность передаваемой вами информации и ее стоимость. Теперь по-другому будет. Будете писать только то, что надо и как надо. Ясно?

Эдуард. Ясно.

Виктория. А как же свобода слова и печати?

Иван Иванович. И вы, Виктория, туда же. Не советую. Плохо кончите. За предательство нигде не жалуют. Борис Сергеевич, извините, мы вас перебили. Продолжайте.

Борис Сергеевич. Ничего, ничего. Мы люди уже привычные к тому, что наукой чиновники ничего в ней толком не смыслящие заправляют.

Иван Иванович. Так уж и ничего? Поаккуратней на «поворотах», Борис Сергеевич. Продолжайте. Что же вы замолчали?

Борис Сергеевич. В бездумной гонке за бесконечными инновациями мы можем нанести существенный вред нашей цивилизации и даже замедлить ее развитие. А если говорить прямо, то даже загубить жизнь на планете Земля.

Антон. Вот именно. Некоторые управленцы чересчур «точечно» мыслят. Живут сегодняшним днем. Ненасытную прибыль выше разумной необходимости ставят.

Иван Иванович. Что вы, Антон, конкретно имеете ввиду? Укажите на наши ошибки, если вы их так ясно и отчетливо видите.

Антон. Земная жизнь развивается не как множество самостоятельных, разрозненных объектов. Организмы, виды, популяции эволюционируют как единая система.

Анна. Развитие которой зависит от способности ее элементов взаимодействовать и дополнять друг друга.

Борис Сергеевич. В связи с таким положением дел в среде интеллектуалов уже начали развиваться новые ценности.

Иван Иванович. Продолжайте, продолжайте. Очень интересно. Эдуард, Виктория, я же просил вас ничего не записывать.

Эдуард. Да не записываем мы.

Виктория. И даже не запоминаем. В одно ухо влетело в другое вылетело.

Иван Иванович. Вот и хорошо. Борис Сергеевич, продолжайте.

Борис Сергеевич. Для успешного развития научной мысли и вообще всякого рода эволюции важны кооперация и партнерство вместо конкуренции и господства. Сохранение культуры вместо экспансии и бездумного подавления всего «не нравящегося».

Антон. Хоть в наше время генная инженерия и считается безопасной и морально принятой нормой изменения жизни человека, но все не так просто. Мы стоим на пороге «неизвестности».

Анна. Генетики замахнулись на вирусы, а вот именно они самые непредсказуемые и живучие. Биотехнологии создают всякого рода генно-модифицированные организмы. И никто пока не знает, как отразится эта «искусственная революция» на естественном эволюционном процессе жизни.

Борис Сергеевич. На каких базовых ценностях строить новую научную парадигму?

Эдуард. Как все закрутилось, завертелось. Вот бы статью тиснуть.

Виктория. В отечественный журнал.

Эдуард. Разумеется. Куда еще?

Иван Иванович. Придет время «тисните».

Эдуард. Хоть бы пару строк записать. Саму суть. Забудем самое интересное.

Виктория. Какой материал. Заострим и поставим вопрос «ребром».

Иван Иванович. Успеете. Дело ясное. А сейчас вот что. Надо работать всем сообща. Аккумулировать информацию в одном месте для ее всесторонней обработки, тщательного изучения и последующего безопасного применения. У вас, Борис Сергеевич, обширные связи в мировом научном сообществе. Вот и займитесь этой работой. Так сказать, дополнительная нагрузка.

Борис Сергеевич. У меня здесь научный проект «горит» и там сроки поджимают.

Иван Иванович. Я понимаю, что вы очень заняты, но у вас ведь есть помощники. Надо бы информацию о всевозможных научных исследованиях как здесь, так и там объединить в одно целое. Пусть ваши люди из научных лабораторий о своих достижениях сообщают вам сюда. А мы здесь оперативно разберемся и примем верное решение. Что касается «чиновников от науки», то не волнуйтесь и не переживайте. Мы позаботимся о том, чтобы финансирование ваших разработок осуществлялось своевременно. Но и вы, Борис Сергеевич, уж нас не подведите. Я об информации колкую.

Борис Сергеевич. Предложение заманчивое. Работа масштабная, интересная. Конечно, если обладать широким спектром информации, то тогда инновационный процесс приобретет невероятное ускорение.

Антон. Дело ясное. Точно также, как монополизация замещает, вытесняет капитализм свободный, дикий, точно также и научная деятельность приобретает все более и более международный, глобальный характер.

Анна. Мы уже живем в глобальном мире. Столкновение международных знаний и знаний региональных происходит постоянно.

Иван Иванович. Это вы на что намекаете?

Антон. Мы намекаем на то, что глобальный интеллектуальный регулятор уже давно контролирует внутри региональные исследования и скупает на корню все прорывные научные идеи, не давая региону довести их до внедрения.

Анна. Технологии не доходят до реального производства.

Борис Сергеевич. Это что. Беспокоит другое. У нас «тает» интеллектуальный мобилизационный ресурс. Ученые «выкачиваются» из региона. Желающие заниматься наукой перемещаются туда, где это занятие обеспечивается в более полной мере. Надо создать условия, а не говорить о необходимости их создания. Научная биполярность скоро закончится. Вся научная мысль уже по факту принадлежит глобальному миру.

Иван Иванович. Вот и я об этом вам говорю. Надо думать, как противостоять этому социальному цинизму. Нами разработана концепция получения интеллектуальной информации в более полном объеме. Идет масштабное соревнование умов интеллектуалов, а не «пушечного мяса» и «отверточного производства».

Виктория. Новые воины-интеллектуалы. Интересный сюжет для серьезной статьи.

Эдуард. Такой информационный материал любой журнал и любая газета вмиг поместят на первую полосу. Гонорар обеспечен. Что вы так на меня смотрите? Деньги, лично мне нужны. Я, профессиональный журналист и кормлюсь этим ремеслом. Другого заработка у меня нет.

Иван Иванович. Чтобы не «провалиться на запредельную глубину» нам необходим допуск к быстрому обмену научной информацией. Если мы не получим доступа к этому интеллектуальному потоку, то научная мысль в нашем регионе может оказаться вне поля мирового научного прогресса.

Борис Сергеевич. Тормозят развитие регионов не ученые, работающие над международными проектами, а элиты низкого качества этих регионов, которые заинтересованы в лоббировании своих интересов, а не развитии региона как единого целого.

Иван Иванович. Чтобы избавиться от этих нежелательных «информационных фейков» необходимо избавиться от неуверенности в своих силах, не обращать никакого внимания на искусственно созданный «социальный стресс» и не идти на поводу у «необразованного сознания», желающего получать быстро простой ответ, не требующий больших интеллектуальных затрат на какое-либо самостоятельное изучение того или иного вопроса.

Виктория. Интересный поворот мысли. Это можно удачно обыграть в статье. Какова истинная природа человека? Что определяет наши поступки? Биология и химические реакции или же сознание и понятия добра и зла?

Эдуард. Поворот, конечно, интересный, но разрешат ли нам туда «повернуть»? Теперь только и думай, как бы твое печатное слово не приняли за «слив информации». Десять раз подумаешь писать или нет. А потом все-таки возьмешь и не напечатаешь. Подстрахуешь сам себя. Так на всякий случай.

Виктория. Жаль. Какая интересная и злободневная статья пропала не «родившись».

Иван Иванович. Все это псевдородство. Довольно манипулировать людьми при помощи этого чувства создавая социальные псевдообразования не верящих в возможности своего региона людей. Это искусственно созданное и усиленно навязываемое молодому поколению псевдородство побуждает некоторых представителей этой прослойки населения совершать идущие в разрез с нашими устоями, скрепами поступки, которые расшатывают нашу консолидацию, наше единство задач и целей. Чего стоит одна только лексика господства и угнетения «лезущая» из всякого рода журналов, газет и медиа источников. О блогерах я пока ничего не говорю, так как не настолько хорошо слежу за ними чтобы оценивать их как сообщество. Этими «чертиками их виртуальной шкатулки» занимаются мои коллеги.

Борис Сергеевич. Не будем впадать в отчаяние. Псевдонаучные заблуждения только раздражают. Борьба за первенство в научно-техническом направлении сейчас уже не актуальна. Масштабные проекты, как правило, все уже международные. Чего-то действительно глобального можно добиться только объединив всеобщие интеллектуальные усилия. Так что социализм никуда не ушел. Социальные возможности его не исчерпаны. По крайней мере в серьезной науке. Взять хотя бы большой адронный коллайдер. На этом объекте работает международная команда ученых.

Анна. Вот именно. Не стоит забывать о понятии «компенсирующих эффектов». Вектор интеллектуальной «тяжести» переместился из региональных научно-исследовательских лабораторий с монокомандой ученых в межрегиональные научно-исследовательские лаборатории с командой ученых из различных регионов.

Антон. Все эти надуманные страхи о потере ведущих позиций из-за отъезда интеллектуалов за рубеж, их беспринципности и продажности ни что иное, как «заблуждения луддитов». И, я думаю, не стоит этих людей, желающих заниматься большой наукой, подвергать остракизму за желание быть на острие научной мысли, а не плестись в «обозе» цитирующих чужие мысли псевдоученых, неудачников и аутсайдеров.

Эдуард. Вот это настоящее «интеллектуальное месиво». Читатели зачитают до дыр номер журнала, которому повезет опубликовать этот рвущий, выворачивающий на изнанку региональную «душу» материал.

Виктория. Да. За статью с таким содержанием любой отечественный печатный орган ухватится обеими руками и зубами.

Эдуард. Не то слово. Это настоящий информационный «гигантский Ктырь». Потрясающая концентрация содержательной мысли на страницу текста.

Иван Иванович. Извините, кто?

Эдуард. Насекомое. Охотник на шершней и ос. Самая суровая муха. «Боевая» элита.

Иван Иванович. Ясно.

Эдуард. Если предложить за границу, то там просто «выпадут в осадок». Представляю какой поднимется переполох в научной среде.

Виктория. За рубежом если напечатать, то конечно там гонорар поболее здешнего будет.

Эдуард. Ясное дело. Почему я там и стараюсь публиковаться, а меня ошибочно приняли за «пятую колонну» и «иностранного агента». Это же просто бизнес. Что здесь предосудительного? Мы же пока еще живем при капитализме.

Виктория. Кстати, я завтра иду на круглый стол о пост капиталистическом устройстве мира. Если хочешь могу и тебе аккредитацию выхлопотать.

Эдуард. Разумеется хочу! Надеюсь, что нас после разбирательства не станут задерживать.

Иван Иванович. Популяризатор науки, если он повторяет что угодно и за кем угодно, то это «генератор белого шума». Дипфейки нам не нужны. Если будете вести себя, как здравомыслящие люди, понимающие, что от них хотят, то тогда конечно мы не будем ограничивать ваше передвижение по региону и вашу печатную деятельность. Толковые корреспонденты нам очень нужны.

Виктория. Мы же вроде себя хорошо ведем. Осознали, сделали соответствующие выводы и все такое прочее.

Эдуард. Что значит «вроде»? Мы себя достойно, подобающе ведем. Одним словом, перевоспитались окончательно и бесповоротно.

Иван Иванович. Вот и хорошо. Мы вас не будем пока задерживать. Посмотрим, понаблюдаем за вашим творчеством. Действительно ли вы переосмыслили или это дежурный «фейк».

Антон. Надо разносторонне смотреть на происходящее, а не однобоко.

Анна. Надо четко понимать различия. Талантливый человек делает высокопрофессионально. А гениальный человек делает непредсказуемо, экстравагантно, неординарно, по-новому. Не как все. Открывает невиданное нам ранее.

Иван Иванович. Открывайте на здоровье. Кто вам не дает? Только не забывайте всю свежую информацию своевременно сюда предоставлять, а не разбазаривать ее за «серебряники» по регионам на право и на лево. Кстати, будет очень чудесно если объединить усилия ученых, работающих в разных странах. Так было бы гораздо легче осуществлять сбор разного рода информации в единый научно-исследовательский центр.

Борис Сергеевич. Прагматика ваших мыслей нам понятна. Мы не против. Технологии святое дело. Однако откуда к нам такое недоверие? Не понимаю.

Иван Иванович. Ладно. Это я так. Для порядка «стружку снял». Вы люди совестливые, серьезные. Воспитанные на традиционной, отечественной культуре. Надеюсь на плодотворное сотрудничество.

Борис Сергеевич. Надейтесь. Не подведем.

Эдуард. Мы тоже не подведем.

Виктория. Можете не сомневаться.

Иван Иванович. Вот и хорошо. Приятно иметь дело с профессионалами, настоящими интеллектуалами. Кстати, если есть какие вопросы, проблемы обращайтесь, не стесняйтесь. Поможем.

Борис Сергеевич. Нам бы деньжат немного. Мы, конечно, подзаработали кое-что, но этого может и не хватить. Проект у нас превосходный. Одобрили, но денег не выделили.

Анна. Сказали, что пока держитесь, а как только появятся свободные день, так сразу нам и перечислят.

Антон. Мы все ждем, ждем, а деньги все не появляются и не появляются.

Иван Иванович. Поможем, выделим. Только и вы информацией, полученной при работе там, не забудьте с нами поделиться. Так сказать по-свойски.

Борис Сергеевич. Разумеется.

Виктория. А нам бы статью написать и напечатать.

Эдуард. Разумеется, в правильном свете все представим. Как положено.

Иван Иванович. Так в чем же дело?

Виктория. Так разрешение получить надо.

Эдуард. Опять же редакция, цензура. Впрочем, цензуры у нас официально нет, но сами знаете. Информация бывает всякого рода важности. Разрешение на публикацию требуется.

Иван Иванович. Поможем. Вы только как полагается все представьте, а не переворачивайте все «с ног на голову». Напишите статью. Покажите, я потом скажу кому, и публикуйте на здоровье. Население региона должно знать, что у нас в научном плане делается. Достижения, проблемы и все такое прочее. Главное в позитивном плане представить, а не лить «помои» на отечественных интеллектуалов. Задача ясна?

Виктория. Ясно.

Эдуард. Сделаем в лучшем виде. «Комар носа», как говориться.

Иван Иванович. Вот и хорошо. Приятно, когда разговор заканчивается консенсусом на позитивной волне. Правда?

Борис Сергеевич. Это очень хорошо и конструктивно.

Эдуард. Как хорошо, что мы с вами встретились. Столько интересного и полезного узнали.

Иван Иванович. Однако рабочий день к концу подошел. Пора прощаться. Кстати, я на машине. Если кому надо, то могу подвести.

Виктория. Спасибо. Мы пешком привыкли ходить.

Эдуард. Ведем здоровый образ жизни.

Иван Иванович. Следите за здоровьем – это хорошо. В здоровом теле здоровый дух!

Борис Сергеевич. А мы, с вашего разрешения, поработаем еще немножко в лаборатории.

Антон. Кое какие опыты провести надо. Осмыслить наработанный материал за рубежом.

Анна. Отчет о проделанной работе составить. Обосновать финансовые вложения надо.

Иван Иванович. Поработайте, осмыслите, составьте, обоснуйте. Дело нужное. Не буду вам мешать совершать научные открытия. Всем до свидания!

Эдуард. Мы тоже откланяемся. До свидания.

Виктория. До новых творческих встреч. Всем пока.

Борис Сергеевич. До свидания, уважаемые друзья.

Анна. Всем до свидания.

Антон. Будем на связи. Не теряйтесь. До свидания.

 

Иван Иванович, Виктория, Эдуард уходят из научно-исследовательской лаборатории.

 

Борис Сергеевич, Анна, Антон работают в научно-исследовательской лаборатории.

 

На сцене гаснет свет.

 

КОНЕЦ

Пьеса СОЗДАЮЩИЕ НОВОЕ

Автор: Юрченко Михаил Петрович

E-mail: Mixail1966@yandex.ru

 

ПЬЕСА

 

СОЗДАЮЩИЕ НОВОЕ

 

(ток-шоу закономерностей в 1-м действии)

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

ЖАННА БЫСТРОВА, ведущая ток-шоу.

ПОЛИНА СПЕЛОВА, ведущая ток-шоу.

РОДИОН БАЗОВ, бизнесмен. Руководитель корпорации.

ВИКТОРИЯ ДЕНЕЖКИНА, управляющая банком.

МАРК УХВАТОВ, бизнесмен. Руководитель крупной компании.

КИРИЛЛ СОМОВ, бизнесмен. Руководитель крупной компании.

АНТОН ГОВОРОВ, Руководитель медиакорпорации.

СЕМЕН ПТАШКИН, политик.

ОКСАНА УСИКОВА, политик.

ГЕОРГИЙ ОБОДКОВ, ученый-аналитик.

БОРИС ТОПОРКОВ, ученый-философ.

ЕЛЕНА УШКИНА, ученый-экономист.

АЛЕКСАНДРА ПЕРЫШКИНА, главный редактор, медиакорпорации.

РОМАН БИСЕРОВ, представитель культуры.

ОЛЕГ ДУМОВ, ученый-теоретик.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Пространство сцены разделено на три рабочих уровня. Первый рабочий уровень – это сцена, которая представляет собой студию для дебатов. На сцене (первом рабочем уровне) стоят столики и стулья на высоких ножках. Второй рабочий уровень находится несколько выше первого рабочего уровня (сцены). На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. Третий рабочий уровень находится несколько выше второго рабочего уровня. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят, образуя круг, шесть столиков и стульев на высоких ножках. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова.

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова выходят на сцену (первый рабочий уровень). Они поднимаются на второй рабочий уровень и третий рабочий уровень. Осматривают сверху все рабочие уровни, зрительный зал. Спускаются на сцену (первый рабочий уровень).

 

Жанна Быстрова (с пафосом обращается к Полине Спеловой). Сейчас начнется! Не вижу радостного блеска в твоих глазах! Ух, и разнесу все в пух и прах если, вдруг, не так пойдет! Любого, кто по-старому мыслит вмиг «на лопатки» уложу! Вот увидишь. Я это умею.

Полина Спелова (робко обращается к Жанне Быстровой). Может не надо так громко и помпезно? Проведем тихо, мирно, по-домашнему. Без применения силовых приемов.

Жанна Быстрова. Вот еще новости! Все должно быть так, как я вижу, понимаю и хочу!

Полина Спелова. А если, к примеру, я и может быть другие тоже не так понимают, видят и хотят. Тогда что делать?

Жанна Быстрова. Я что-то не поняла. Полина Спелова, ты на чьей стороне? Кого поддерживаешь? Допотопную старину или передовое, прогрессивное мышление формирующее соответствующее мнение?

Полина Спелова. Я, Жанна Быстрова, на своей стороне. Свое мнение высказываю. Предпочитаю мыслить и принимать решения самостоятельно.

Жанна Быстрова. Что-то мне твои взгляды не очень нравятся. Прямо консерватизм какой-то.

Полина Спелова. Что поделаешь. Не у всех прогресс через край плещет.

Жанна Быстрова. Ты, что все еще не вникла в суть лозунгов дня? «Только вперед»! «Главное – прогресс»!

Полина Спелова. Осмотреться надо. Выслушать все мнения. Понять, что к чему, где «перед», а не бежать без оглядки куда-то. А то окажется, что не в ту сторону бежали.

Жанна Быстрова. Это еще что за намеки? Допустим. Были минутные «слабости», некоторые «перегибы», попадали в лихие «переплеты». С кем не бывает? Это жизнь! С интересными «завихрениями»!

Полина Спелова. Сколько можно «на пролом» переть. Пора бы уж и выводы соответствующие сделать. Сколько можно на одни и те же «грабли наступать». Достаточно «сучьев наломали».

Жанна Быстрова. Знаешь, это даже хорошо. Будет с кем силой померится. Завести публику! Устроить настоящее ток-шоу! С бурными эмоциями. В общем все как предписывает такого рода формат.

Полина Спелова. Опять на первом месте звонкие сотрясения воздуха. Это мы уже где-то когда-то слышали.

Жанна Быстрова. Отлично! На повестке дня у нас, здесь, предстоят жесткие дебаты, прения! Поиск истины! Хотя мне все и так понятно. Прямо сейчас «точку» поставить готова!

Полина Спелова. Зачем тогда мы все это затеяли? Общественность пригласили.

Жанна Быстрова. Что значит «зачем»? Это же наша с тобой работа обсуждать на ток-шоу «разношерстную» жизнь! Надо чтобы весело, интересно, захватывающе было. Высокий рейтинг просмотров! И все такое прочее! Э, да тебе, я вижу, не понять. Не доросла своим мышлением до современной подачи информации. Все по старинке. На слово всему написанному, сказанному веришь. Какая ты отсталая и не интересная. Нет у тебя никакой харизмы. Нечем тебе, как я посмотрю, публику завлекать. Одежда «мешком» висит и стати никакой. Ты, что не из родовитых будешь? Сейчас всякие «корни» и «связи» в тренде. Посмотри какая я привлекательная и ухоженная. С таки образом как у меня я из публики «веревки вить» могу.

Полина Спелова. Карикатурно смотрится, когда беспардонные, наигранные, дикие эмоции выдают за продвинутый «эмоциональный интеллект».

Жанна Быстрова. Публике присутствовать на собрании и принимать участие в совещании не интересно, скучно. Такой формат больше народ не «заводит». А надо, чтобы «бодрило», по мозгам «било», чтобы «контуженными» все ходили. Публика неприкрытые страсти любит, а не просроченный пуританизм.

Полина Спелова. Стресс, чрезмерные, постоянные переживания, неправдоподобные, наигранные эмоции ведут к болезням, ускоренному износу и преждевременной старости нашей физической оболочки.

Жанна Быстрова. Здоровый образ жизни вести надо и правильно питаться. Хорошо, со вкусом отдыхать. И вообще. Ученые над этим вопросом давно работают. Так что не волнуйся. Придет время… скушаем таблетку и омолодимся. Не будем терять надежды. Будем верить в возможности научной мысли.

Полина Спелова. Богатство, статусное положение, мнимые удовольствия «облачное», «виртуальное» счастье ничего не имеют общего с истинным одухотворением и спокойствием.

Жанна Быстрова. Любое человеческое движение ангажировано мыслью. Это что-то такое из духовных практик?

Полина Спелова. Это жизнь. Очень полезно для физического и духовного совершенствования уметь управлять своей жизненной силой и энергией.

Жанна Быстрова. Человеку в вымышленном мире интереснее чем в настоящем. Там все красочно, все получается, а здесь все блекло, обыденно и полная «безнадега» если умом не вышел и «подвязок» никаких нет. Там жить интересно, а здесь нет.

Полина Спелова. А как же финансовое совершенствование и научные практики? Интеллект тоже «прокачивать» надо. Развиваться надо всесторонне.

Жанна Быстрова. Согласна. Но, что все-таки первично? Духовные или мирские дела?

Полина Спелова. Я, думаю, что они взаимосвязаны и неотделимы друг от друга. Это понятная всем закономерность.

Жанна Быстрова. На наших глазах создается новая картина мира. Борьба человеческого и машинного интеллекта. Смешивание естественных и искусственных нейросетей. Человеку предстоит освоить качественно новый, виртуально-удаленный, вид деятельности. А мы все прошлые идеи «взвешиваем». Какая из них «правильнее» будет. Сейчас все по-другому. Наши взгляды и интересы прикованы совершенно к другим «героям».

Полина Спелова. Меня поражает твоя чрезмерная плодовитость на всякого рода фантазии.

Жанна Быстрова. Это не фантазии и облачные «фантомы» необоснованного страха. Это наша с тобой реальность.

Полина Спелова. «Защитный рефлекс» против экономических притеснений и «духовная сыворотка» против чужеродных культурных кодов.

Жанна Быстрова. Какая прозорливость. Впрочем, я где-то читала, что даже шмели обладают зачатками абстрактного мышления. Они все ощупываю, осматривают и, как предполагают изучающие этот вопрос ученые, запоминают.

Полина Спелова. Спасибо за комплимент.

Жанна Быстрова. Я буду подбрасывать тебе креативные идеи, а ты их лови. Здесь чуть-чуть. Так чуть-тут. Всего понемножку. Пользуйся. Развивайся.

Полина Спелова. Я отслеживаю красную нить регулярно подбрасываемых тобою мне всякого рода «разношерстных» идей-событий. Хотя, я думаю, что смысл жизни каждый человек сам себе задает, а не ищет. Впрочем, я согласна с тобой в том, что надо каждый день стараться узнавать для себя что-то новое. Развиваться.

Жанна Быстрова. Мне приятно, что ты наконец-то в полной мере оценила смысл и значение для человеческого развития невидимой роли социальных сетей. Дело в том, что чем человек умнее, тем он более асоциален. Зачем ему кто-то если он сам вполне успешно справляется с поставленной перед собой задачей.

Полина Спелова. Вбиваемый в наши головы образ «героя-одиночки» далеко не всегда срабатывает. Социальная вовлеченность человека в отличие от наших братьев меньших имеет помимо функции выживания еще и функцию получения наслаждения от общения. Это сугубо культурный феномен, который может как помогать, развивать, так и порабощать через сознание человека, притупляя его волю к самостоятельному принятию решений, навязывая ему шаблоны регулярно повторяющихся действий. Эдакие паттерны.

Жанна Быстрова. Я тоже умничать могу. Слушай. Все наши мысли, ощущения и вообще мы, как что-то такое целое – это просто порождения нашего мозга. Что такое сознание? Оно существует или это тоже порождение нашего мозга? Как бы то ни было, но нарушение социальных связей, как естественных, так и виртуальных существенно снижает наши функциональные возможности. Все дело в том, что человек хорошо умеет приспосабливаться. Он может быть как социален, так и асоциален. Это не его прихоть, а адаптация к окружающей его в каждый конкретный момент времени внешней среде. Я, конечно, исключаю из этого правила всякого рода физические и психические отклонения. И то даже они, иногда, дают нам очень интересные и поучительные результаты.

Полина Спелова. Экстравагантная, но интересная точка зрения. Однако это наши теории. Не пора ли нам обратиться к практике и посмотреть, что там и как происходит.

Жанна Быстрова. Согласна. Поищем в настоящей и искусственной жизни доказательства или опровержения наших абстрактных домыслов.

Полина Спелова. Итак! Наше ток-шоу закономерностей начинается!

Жанна Быстрова. Слушайте, смотрите, возражайте, соглашайтесь, наблюдайте и делайте выводы! Если, конечно, вы на все это уже или еще способны! Ток-шоу начинается!

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова поднимаются с первого рабочего уровня (сцены) на второй рабочий уровень. Присаживаются на стулья за столики.

 

На сцену (первый рабочий уровень) выходят Виктория Денежкина, Марк Ухватов, Кирилл Сомов, Антон Говоров, Семен Пташкин, Оксана Усикова.

 

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят, образуя круг, шесть столиков и стульев на высоких ножках. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова, Виктория Денежкина, Марк Ухватов, Кирилл Сомов, Антон Говоров, Семен Пташкин, Оксана Усикова.

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова сидят на стульях за столиками на втором рабочем уровне.

 

Виктория Денежкина, Марк Ухватов, Кирилл Сомов, Антон Говоров, Семен Пташкин, Оксана Усикова неспеша усаживаются на стулья за столики, стоящие на сцене (первом рабочем уровне).

 

Антон Говоров. Милое местечко!

Виктория Денежкина. А, вы, что думали, Антон Говоров? Это вам не общественную столовую и даже не ресторан в элитном ночном клубе на первых полосах и всяких телепередачах за деньги пиарить. Это деловая эстетика минимализма, уважаемый руководитель медиакорпорации! Стол, стул. Деловая обстановка. Ни чего лишнего, что может отвлечь клиента банка от оформления выгодного кредита.

Кирилл Сомов. Вам, Виктория Денежкина, хоть на «коленке». Главное – заемщику деньги ссудить под выгодный процент, а потом «доить» его годами.

Виктория Денежкина. Это наша миссия, Кирилл Сомов. Мы не навязываемся. Конечно, мы рекламируем наши услуги. Не без этого. Но, мы вас не принуждаем, а только предлагаем. Сами к нам приходите за денежками. А как вовремя возвращать так сразу у вас всякие сложные жизненные ситуации на ровном месте возникают. Так что это не мы вас, а вы нас. Не мы пользуемся вашими финансовыми возможностями, а вы от взятых вами обязательств уклоняетесь.

Марк Ухватов. И все-таки, уважаемая, управляющая банком, вы с нашего брата, бизнесмена, неплохой барыш имеете. Про остальную «мелочь пузатую» я и не говорю. С них вообще «три шкуры дерете». Умеете человека в «долговую яму» заманить, а потом долг с процентами гасить приходится. Не заем, а «барщина» многолетняя получается.

Виктория Денежкина. А вы, Марк Ухватов, что так обеспокоились? Вам «батрачить» не придется. Это Кириллу Сомову волноваться надо. Он бизнес свой здесь развивает. Прибыль свою здесь хранит. А вы, уважаемый, за рубежом свои денежки вкладывать предпочитаете. Ваш бизнес где-то там… в тени офшор процветает.

Марк Ухватов. Я, Виктория Денежкина, стабильности хочу, которую здесь, что-то не наблюдаю. Большой бизнес не любит суеты. Он предпочитает играть по устоявшимся правилам. Я хочу видеть свою прибыль не только в бизнес-плане, но и на своих банковских счетах. Один из которых, кстати, открыт в банке, которым вы, Виктория Денежкина, управлять изволите. А почему? Да потому, что я, в свое время, вместе с его основателем, всеми нами уважаемым человеком, деньги «делать» начинал. Вместе приватизировали, продавали, одним словом, дело делали, как на дрожжах с «нуля» поднимались. Все это в прошлом. А сейчас, постоянно происходящие здесь изменения в правовой базе мой бизнес не устраивают. Если я буду только тем и заниматься, что подстраиваться под всякого рода юридические нововведения, то тогда, когда же мне деньги зарабатывать? Как развиваться, когда по рукам и ногам всякими налогами постоянно «вяжут»? Возможностей для планомерного ведения бизнеса здесь почему-то не создают. Видимо не очень заинтересованы. Почему? Сами прекрасно знаете. Так что романтический авантюризм финансового толка не для меня. Я эту «предпринимательскую школу» еще в конце прошлого века прошел. Второй раз садиться за «парту» в этой же «школе» не собираюсь. Увольте. Я вот таким наивным «мечтателям», как Кирилл Сомов и ему подобные, желающим успешно развивать бизнеса здесь, неизвестно во что верящим и на что надеющимся искренне сочувствую. Или вы мне не верите?

Семен Пташкин. Что вы, Марк Ухватов! Нам ли, опытным политикам первого и последующих созывов, сомневаться в степени развития эмоционального интеллекта у истинных либералов-бизнесменов первой «постперестроечной волны». Настоящих спасателей, столпов-приватизаторов разваливающегося, застойного неизвестно чьего хозяйства.

Оксана Усикова. Вы, Семен Пташкин, хоть и опытный, возрастной политик, но в современном положении, задачах, перспективах отечественного бизнеса, мне кажется, не достаточно ориентируетесь. Ваши взгляды на экономические возможности внутреннего рынка и отечественного бизнесмена-производителя уже не корректны. Сейчас столько молодых креативных бизнесменов находится у административно-финансового «руля» регионов, страны. А вы все по старой привычке «на сторону» смотрите. Не на тех «гончих» ставите и поддерживаете.

Семен Пташкин. В нашем опыте, Оксана Усикова, сомневаетесь? Я все про вас знаю. Вы, политик молодой, перспективный, новую, молодую элиту поддерживающий, но опыта политической прозорливости еще не имеете. Наперед не думаете, а надо бы. Где сами жить собираетесь и детей своих воспитывать, учить будете? Где вы, извините за прозу жизни, на старости лет отдыхать от праведных дел на заработанные капиталы собираетесь? «Здесь», в бушующем «океане» перманентных перемен, или «там», в тихой, уютной, сытой, спокойной «заводи»?

Оксана Усикова. Я так понимаю, что вы, Семен Пташкин, извините за прямоту, «там» свою безоблачную старость видите?

Семен Пташкин. Разумеется! Там культура, цивилизация, уровень жизни. А здесь просто поделенная и розданная назначенным олигархам территория. Разве это дом? Какой же это «родимый очаг»? Это же просто рабочее место! Здесь на аграрно-сырьевом бизнесе капитал делают, а живут все просвещенные либералы в продвинутом обществе. Это и «ежу» понятно!

Оксана Усикова. А я вот об этом еще пока не задумывалась. Рано мне еще об этом думать. И потом… Посмотрите вокруг… Здесь жизнь налаживается. Я чувствую уверенность в завтрашнем дне нашего бизнеса. Так что мой дом здесь. А насчет уровня жизни, экологии и образования и здесь с хорошими деньгами очень даже прилично устроиться можно. Многие молодые бизнесмены здесь свое деловое предназначение и место жительства видят. И детей своих воспитывают и учат здесь. Вот так выглядит и складывается современная наша история. Прежние отношения к окружающему миру сменяются новыми. Будущее за идейным, волевым интеллектом молодых, стремящихся к власти и умеющими нести за всесторонне взвешенные, обдуманно принятые решения персональную ответственность.

Виктория Денежкина. Жизнь не старое пальто. Ее в мусорное ведро никто выбрасывать не торопится. И потом. Не забывайте кто вас всех здесь финансово поддерживает. Расхрабрились.

Антон Говоров. Что за дебаты! Прямо хоть сейчас на первую полосу! В прямой эфир! Рейтинг зашкалит. Это я вам, как руководитель медиакорпорации говорю. А на счет денежного вознаграждения, уважаемая управляющая банком, я вам так, разрешите, замечу. Средствам массовой информации, как и человеку, питаться надо. Вы ведь, Виктория Денежкина, не Святым Духом питаетесь. Счет, как все нормальные люди, в потустороннем банке имеете. Так чем же мы, интеллигенция, хуже? Нас постоянно упрекают, что мы с подозрительной «руки» питаемся. На это я вам, уважаемая, так отвечу. Всем, в полной мере, пользоваться благами современной цивилизации хочется. Так что не вам нам говорить об уважении и любви к местам предком. У самой-то дети где учились и живут? То-то. Свою историческую миссию, вверенная мне медиакорпорация, полностью выполняет. А за то, что ее наш с вами глубокоуважаемый меценат, проживающий в настоящее время «там», финансирует мы в «иностранных агентах» числимся. Так что это мы страдаем, а не вы.

Виктория Денежкина. Хватит плакаться! Мне, как управляющей частным банком, принадлежащему известному вам инвестору, руководителю корпорации, очень даже не просто приходится. Вы ведь прекрасно знаете, что вверенный мне банк, как, впрочем, и все остальные банки, входит в систему «либор». Отчисляем на указанный нам счет соответствующие проценты от годовой прибыли. «Сладкая жизнь» которой вы нас, банковских работников попрекаете не легко нам дается. «Золотые парашюты» за красивые глазки нам не дают. Их отрабатывать приходится.

Оксана Усикова. Ясное дело. Хочешь не хочешь, а «финансовой прислугой» быть приходится. Миссия не из приятных, но вы, Виктория Денежкина, сами сделали этот выбор.

Виктория Денежкина. Что вы, Оксана Усикова, в банковском деле понимаете? Молчите лучше! Каждый за свою работу деньги получает. Я за банковскую историю. Вы за историю в политических кулуарах.

Оксана Усикова. Да! Я занимаюсь лоббированием интересов в политико-экономической сфере креативной, молодой бизнес-элиты. Это мои избиратели. Я регулярно отчитываюсь перед ними. И не скрываю этого.

Виктория Денежкина. Разумеется. На что жить будете если заказов от таких «избирателей» не будет? На голый оклад «избранницы народа»?

Семен Пташкин. Не о том, уважаемые, дискуссируем и наигранные споры ведем! Ведь все мы с вами в «одной лодке». Все свои. Так к чему воздух сотрясать? Посторонних «ушей» нет. Мы одни. На повестке дня совсем другой вопрос нам рассмотреть наш работодатель, уважаемый всеми нами меценат и руководитель корпорации, поручил. Предлагаю конкретный вопрос изучить. Для всех нас судьбоносный. А не природные богатства и человеческий капитал этой богатой территории делить. Этого добра и нам и нашим детям с лихвой хватит. Это вопрос с мировым бизнесом и банковским сообществом еще в прошлом веке был согласован. Кому что и сколько. Это дело ясное. Давайте лучше о порученном нам деле поговорим.

Антон Говоров. Полностью согласен с предыдущим выступающим. Решение этого вопроса затрагивает прежде всего наши с вами личные интересы. Так что обсуждать надо дружно и конструктивно, а не как кошка с собакой ругаться. Я, конечно, допускаю прения и все такое прочее, но строго в рамках дозволенного. Тем более, что мне еще надо будет отчитываться «там» по результатам наших с вами «дебатов» перед нашим глубокоуважаемым работодателем. Я, надеюсь, вы все помните кто ваши семьи финансово обеспечивает?

Кирилл Сомов. Я, на свои живу.

Семен Пташкин. Вот как? А кто вас заказами обеспечивает? Как это вам тендеры «жирные» выигрывать удается при такой бешенной конкуренции? Не Оксана Усикова своими локотками прочих желающих отталкивает от государственного волшебного «горшочка»?

Кирилл Сомов. Конечно, меня поддерживают, лоббируют мои финансовые интересы и все такое прочее. Но вы ведь сами понимаете, что здесь без этого не выжить.

Виктория Денежкина. То-то же. Нас критикуете, а сами-то чем нас лучше?

Марк Ухватов. Все мы «меченные». Давайте лучше о деле. У нас есть хорошие решения по отдельным сегментам, но нет системных решений ключевых вопросов. «Там», за рубежом, люди бизнеса разобщены. Нет единства цели. Каждый сам по себе. Это конечно же замедляет и затрудняет наше развитие. Надо с этим что-то делать. Мы там физически есть, а как единый, монолитный «сгусток воли к власти» нет. Сколько стоящих людей все никак объединиться не могут. С этим надо что-то делать.

Семен Пташкин. Я со своей командой единомышленников стараемся во всю, но нас, «динозавров» девяностых годов, создававших эту социально-финансовую пирамиду власти, жестко начинают оттеснять от местного «финансового пирога» сформировавшиеся на наших глазах более молодые элиты. Никакого уважения к «родившимся» под пулями и чудом выжившими в той ужасной конкурентной войне «ветеранам» дикого бизнеса.

Кирилл Сомов. Местному бизнесу тоже не легче. Многие созрели для выхода на мировой рынок. Правда, мы немного приотстали кое в чем. Поэтому нам теперь приходится пользоваться продуктами мировых лидеров для эффективного роста прибыли и развития бизнеса. Участвовать в мировом соревновании экономических систем нам приходится на заведомо более слабых позициях. Некоторые «промахи» менеджеров-управленцев, стоящих у «руля» в переходный период экономики теперь «аукнулись» нам «штрафными очками». В таких условиях не так-то легко вдруг взять и оказаться в рядах передовиков мирового развития.

Оксана Усикова. Экономический успех создаваемой нами «команды единомышленников» зависит не только от чьих-то финансовых вложений в сырьевые и производственные мощности, а и от человеческого капитала. Качество человеческого интеллекта должно соответствовать современным требованиям развития научной, технической, гуманитарной мысли. Способность человека к обучению к интеллектуальным, а не только физическим нагрузкам занимает в современном мире передовые позиции.

Виктория Денежкина. Для фундаментальной смены экономической картины мира важен не рассматриваемый нами сейчас определенный момент экономического развития, а поэтапный, планомерный процесс разработки новых способов решения вечных «загадок» нашего экономического мироустройства.

Антон Говоров. Совершенно с вами согласен, Виктория Денежкина. Прямо здесь и сейчас происходит процесс рождения новых социально-экономических взаимоотношений между «старой» и «новой» элитами нашего пространства. Выработанное нами и принятое сейчас решение кардинально изменит соотношение сил и жизнь не только «сливок» общества, но и людей в целом. А может даже и повлияет на саму суть человеческой цивилизации.

Марк Ухватов. Эка хватили через край!

Семен Пташкин. Принятые ранее отношения мы «перевариваем» своим интеллектом и принимаем сейчас как должное. Однако мы с вами не видим, потому что не предполагаем о самой возможности ее существования, другую, «не видимую нашему глазу» сторону отношений.

Оксана Усикова. Все дело в использовании навязанной нам устаревшей чужеродной парадигмы развития. Необходим новый, иной взгляд на суть вещей, чтобы объединить в одно целое идущие параллельными курсами разные наши элиты и поддерживающие эти элиты части общества.

Антон Говоров. Интеллектуальная энергия выработанной нами концепции развития сможет конвертировать, то есть преобразовать нынешние социальные, экономические, интеллектуальные возможности и на их основе сформировать новую культурную реальность.

Марк Ухватов. Интересное предложение. Разработать механизм преобразования устаревшей идеи развития в новую идею развития. Выражаясь виртуально осуществить «сброс старой кожи». Буквально «вылезти из нее» наружу. На свет белый в новом, современном «одеянии».

Кирилл Сомов. Иногда новый и необычный способ решения вечной задачи оказывается намного более ценным и новаторским результатом чем сам ответ, ради которого этот способ решения создавался.

Виктория Денежкина. Надо нам научиться из эмоционального, бурного, рекламой шумящего потока новостей, в котором «тонет» неподготовленное сознание потребителя и глупеет человеческий мозг выхватить золотистую «форель» необходимой нам, конструктивной, действительно новой, в научном плане свежей, достоверной информации.

Оксана Усикова. Современные технологии все меняют. Переворачивают мир с ног на голову!

Полина Спелова (обращается к Жанне Быстровой). То-то я и смотрю, что поведение некоторых экономических агентов далеко от рационального.

Жанна Быстрова (обращается к Полине Спеловой). В настоящей, а не вымышленной жизни, процент самобытных людей низок, а тривиальных высок.

Оксана Усикова. Научно-технический прогресс обеспечивает в социуме «естественны отбор» в результате которого одни добьются успеха, а другие потеряются в потоке нововведений. Сила личности в индивидуальности и оригинальности, но как достичь распараллеливания сознания?

Марк Ухватов. Что? Извините, не понял. Поясните.

Оксана Усикова. Распараллеливание — значит расширение.

Виктория Денежкина. Я, надеюсь, что в основе этих взглядов лежат принципы функциональности и рационализма?

Семен Пташкин. А мне кажется, что это совершенно из другой «оперы». Каким-то расщепление сознания попахивает. Психиатрия. Не находите?

Антон Говоров. Нет. Это что-то из эзотерики. А база всего этого – медитация. Остановится здесь и сейчас. Остановить поток автоматических мыслей. И так далее. В таком духе.

Марк Ухватов. Нам развиваться надо, а вы какой-то вечный «застой» предлагаете. Что за нелепое навязывание чуждых прогрессу идей. Какая же это эволюция?

Виктория Денежкина. Визуализация, созерцание и вовсе остановят нас в развитии. Какое там еще расширение границ? Довольно образоблудий! Мы здесь понимаете ли «пыхтим как паровоз». Из последних сил стараемся, а вы нам вместо «поленьев дров» и «угля» какой-то «фантастический пузырь» в «топку» бросить предлагаете. Будем серьезнее. Нам и с экранов кинотеатров хватает фэнтези. Предлагаю вернуться в реальность. А не тратить нашу внутреннюю энергию на непонятные виртуальные «домыслы».

Оксана Усикова. Вы меня не так поняли. Я имела ввиду, что можно делать много дел одновременно. Для этого необходимо провести некоторую «инвентаризацию». Посмотреть, как сейчас распределено наше с вами внимание. Забрать там, где его много и перевести туда, где его мало. Чтобы внимательно охватывать несколько дел одновременно, нужно в первую очередь заниматься своим вниманием и его тренировкой. И эти «упражнения» мы с вами и должны разработать и использовать. Для каждого «проекта» все индивидуально.

Марк Ухватов. Почему раньше образованные люди были умнее некоторых нынешних выпускников вузов?

Оксана Усикова. Этот тезис совершенно не верен! Что значит «умнее»?

Кирилл Сомов. Поддерживаю, Оксану Усикову! При современном градусе кипения «котла экономики», работать нужно не руками двадцать четыре часа в сутки, а головой. На первое место выходит умственный труд, а физический уходит в прошлое.

Семен Пташкин. Это точно! Трудолюбие, полная отдача себя работе сейчас не входят в перечень актуальных запросом молодежи. Сейчас у них другая повестка дня. Меньше работать и больше получать. Интересная прибавочная стоимость получается.

Оксана Усикова. Разумеется! Информация устаревших технологий молодежь совершенно не интересует. В тренде современные технологии.

Антон Говоров. Следует признать, что Оксана Усикова в этом вопросе совершенно права. Механическое продвижение по жизни новым поколениям не интересно и, по правде говоря, совершенно не нужно. Тратить время на тривиальность, обыденность, временноемкую работу, которую быстрее и качественнее может выполнить за них робототехника конечно не целесообразно.

Виктория Денежкина. Что вы такое говорите, Антон Говоров? Вы понимаете, что вы сейчас нам предлагаете? Если все получат доступ к истинной информации и смогут получить качественное образование, то кто тогда на нас с вами работать будет? Примитивных знаний, полученных в процессе дистанционного обучения, для основной массы населения вполне достаточно.

Марк Ухватов. Зачем тратить средства на просвещение масс? Я, считаю, что это лишнее. А если кто у живого преподавателя учиться желает, то пусть раскошеливается. А если нет денег, то «ешь» что дают и не вякай. Взяли моду по каждому случаю «пикеты» устраивать.

Кирилл Сомов. Это вы, Марк Ухватов, с любопытством рассматривая оттуда, происходящее здесь, так считаете. А проживающая здесь молодежь в эпоху интернета мыслит иными масштабами. Виртуальная реальность дала им возможность понять, что могут отсутствовать физические и территориальные ограничения. Современная молодежь в своей массе больше не желает быть привязанной к одному предприятию. Удаленная работа, разносторонние деловые и личные связи свели на нет принципы «оседлости», «прописки». Теперь они уже так жестко, как раньше, не работают. Так что привыкайте к «маршам оппонентов».

Оксана Усикова. Молодые люди против жестких «рамочных» ограничений.

Семен Пташкин. Но самое опасное для нас, уважаемые, другое. Молодые люди не понимают ради чего они должны так «пахать». Мы с вами теряем послушную рабочую силу. Квалификация тоже не всегда соответствует требованиям дня. Вкус к знаниям почему-то пропал.

Оксана Усикова. Не правда! Молодежь стремиться к новым знаниям и открытиям. А специалисты «старых» технологий «вымрут» вместе со своими неконкурентоспособными предприятиями если не адаптируются к новой техносоциальной среде обитания. Это уже не надуманная «страшилка», а факт, реальность завтрашнего дня.

Семен Пташкин. Где же мы вам столько современных предприятий наберем? Мы же, почему-то в наукоемком производстве немного отстали.

Марк Ухватов. Надо сельское хозяйство развивать. Там человеческих ресурсов не хватает. Вот пусть село и модернизируют. Всех роботов отправить в село.

Антон Говоров. Действительно! Мы же, в свое время, ездили туда оказывать посильную помощь. Почему бы теперь там автономной роботизированной технике не поработать?

Виктория Денежкина. Кредитами на щадящих условиях мы хоть сейчас кого угодно обеспечить можем.

Кирилл Сомов. Опять вы, Виктория Денежкина, о своих кредитах заговорили. Можете, о чем ни будь другом вести разговор?

Виктория Денежкина. Зачем же мне вести «о другом» разговор, когда хорошая кредитная история законопослушному человеку взять очередной кредит на льготных условиях позволяет? И бизнесу хорошо, и нам прибыль.

Антон Говоров. Однако, уважаемые, что же нам делать? Консенсус идейный так пока и не найден.

Семен Пташкин. Самим нам этот вопрос не решить. Да и не наше это дело. На то есть другие узкокомпетентные специалисты.

Марк Ухватов. Кто такие? Можете назвать конкретные фамилии? Сколько стоит стартап? Покупаю!

Оксана Усикова. Нужна свежая идея. Креативный взгляд на суть проблемы. Нестандартный подход к решению поставленной задачи.

Кирилл Сомов. Покупаю все патенты на корню. Пусть местные интеллектуалы думают, создают, предлагают. Если будет что-то стоящее, то мы внедрим.

Виктория Денежкина. Вот именно. Кстати, если кому свободные деньги срочно нужны, то наш банк всегда готов помочь. Процентная ставка, по такому случаю, снижена.

Антон Говоров. Такого рода информацией владеют и создают интеллектуальный креатив гуманитарии. Просвещенная интеллигенция.

Семен Пташкин. Вот вы, Антон Говоров, как выходец из этой среды и займитесь этим дело. Сыщите нам людей потолковей, побашковитей. Пусть они нам что ни будь дельное предложат. Что мы их зря всякими грантами «кормим»? Пусть отрабатывают. А то больше не дадим. Правда, уважаемые деловые люди?

Оксана Усикова. Действительно, Антон Говоров, пообщайтесь с продвинутой молодежью. Может у кого уже и программа имеется по выходу из образовавшегося экономического «тупика» и производственного застоя?

Виктория Денежкина. Ищите, Антон Говоров. Вы же на средствах массовой информации «сидите». У вас там во всяких программах разный народ выступает. Может кто что и дельное нам предложить может. Мы, опять же, финансово помочь можем.

Марк Ухватов. Может оттуда какую идею «присмотреть»? Вдруг подойдет. Не всегда же «мимо» бывает.

Кирилл Сомов. Свои интеллектуалы найдутся. Хватит всякую белиберду бездумно один в один «копировать». Ищите среди наших.

Антон Говоров. Как скажете. Можно и у себя посмотреть, поспрошать. Вдруг, что действительно дельное сыщется. Не все же интеллектуалы в конце-то концов за рубеж уехали. Кое кто и здесь почему-то, как ни странно, остался. Опять же молодежь подросла. Есть вполне самостоятельно мыслящие, задиристые экземпляры. Задачу понял. Интеллектуалов найду и на ваш суд представлю. Если ничего путного не найду, то можно из-за рубежа, как всегда, что-нибудь позаимствовать. Дело не хитрое, привычное. Сделаю.

Виктория Денежкина. Мне в банк пора.

Семен Пташкин. И я с Оксаной Усиковой, на заседание опаздываем. Очередной законопроект в первом чтении принимать будем. Надо поприсутствовать, чтобы быть, на всякий случай, в курсе.

Марк Ухватов. Мне тоже деловой звонок кое куда сделать надо.

Кирилл Сомов. А я на свое производство проеду. Лично посмотрю, что там и как модернизируется.

 

Виктория Денежкина, Марк Ухватов, Кирилл Сомов, Антон Говоров, Семен Пташкин, Оксана Усикова встают со стульев и с чувством собственного достоинства, уходят со сцены (первого рабочего уровня).

 

Жанна Быстрова. Ну, как начало? Цепляет?

Полина Спелова. Вроде бы об общем деле пекутся, а послушаешь так каждый свой интерес имеет. Не честно получается. Справедливости не хватает. Что думаешь?

Жанна Быстрова. Честно, не честно… Не в этом дело.

Полина Спелова. А в чем?

Жанна Быстрова. Носимся, как «белка в колесе». На износ работаем. Задыхаемся от такого бешенного темпа, а колесо на месте стоит. Не катится вперед, почему-то колесо. Не знаешь почему?

Полина Спелова. Кто-то в нашей «коробке передач» рычаг переключения скоростей в нейтральное положение поставил. Мотор ревет, а колеса не крутятся.

Жанна Быстрова. То-то и оно. «Двигатель в разнос», «дым коромыслом», «пассажиры» громко возмущаются, «водитель» усердно жмет на педаль «газа», «зеваки» с тротуара наперебой советуют, а толку мало. «Воз и ныне там». Надо, что-то делать.

Полина Спелова. Будем оптимистами. Верить надо. Искренне верить, а не притворяться верующим.

Жанна Быстрова. Точно! Меньше неконструктивных эмоций. Больше рационализма.

Полина Спелова. Вот именно! Посмотрим, чем это кончится?

Жанна Быстрова. Посмотрим!

Полина Спелова. Наше ток-шоу продолжается!

Жанна Быстрова. Не будем отчаиваться! Мы увидим свет и в нашем «туннеле»! Смотрим, слушаем, делаем выводы!

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова встают со стульев, быстро спускаются на первый рабочий уровень (сцену) и уходят со сцены.

 

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят, образуя круг, шесть столиков и стульев на высоких ножках. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова.

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова выходят на сцену (первый рабочий уровень). Они поднимаются на второй рабочий уровень и третий рабочий уровень. Осматривают сверху все рабочие уровни, зрительный зал. Спускаются на сцену (первый рабочий уровень).

 

Жанна Быстрова. Как настроение?

Полина Спелова. Не уснули? Вам все еще интересно?

Жанна Быстрова. Все сконцентрировались! А теперь расслабились! И вновь сконцентрировались! Ну что, взбодрились? Тогда в путь!

Полина Спелова. Начинаем следующий раунд нашего ток-шоу!

Жанна Быстрова. Интеллектуальная «мясорубка» продолжается!

Полина Спелова. Давайте посмотрим, послушаем и сделаем свой вывод из происходящего здесь и сейчас на этом рабочем уровне. Интеллектуальный «штурм» намеченных целей продолжается!

Жанна Быстрова. Мы занимаем свои штатные места на нашем рабочем уровне!

Полина Спелова. Со своих рабочих мест мы будем внимательно следить за всем происходящим, здесь в этой студии на этой сцене, на этом рабочем уровне!

Жанна Быстрова. Все готовы? Тогда продолжаем!

Полина Спелова. Мы перемещаемся на свой рабочий уровень, чтобы освободить этот рабочий уровень для следующей группы желающих обменяться своими мыслями и выработать единое мнение и правильное решение.

Жанна Быстрова. Интересно, какой они выберут путь, чтобы как можно быстрее прийти к намеченной цели?

Полина Спелова. А это мы сейчас и узнаем. Ток-шоу продолжается!

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова поднимаются с первого рабочего уровня (сцены) на второй рабочий уровень. Присаживаются на стулья за столики.

 

На сцену (первый рабочий уровень) выходят Георгий Ободков, Борис Топорков, Елена Ушкина, Александра Перышкина, Роман Бисеров, Олег Думов.

 

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят, образуя круг, шесть столиков и стульев на высоких ножках. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова, Георгий Ободков, Борис Топорков, Елена Ушкина, Александра Перышкина, Роман Бисеров, Олег Думов.

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова сидят на стульях за столиками на втором рабочем уровне.

 

Георгий Ободков, Борис Топорков, Елена Ушкина, Александра Перышкина, Роман Бисеров, Олег Думов неспеша усаживаются на стулья за столики, стоящие на сцене (первом рабочем уровне).

 

Георгий Ободков. Уважаемые члены общества «Прогрессивного интеллектуального движения», в стремительно развивающейся на наших глазах новой постосознанной реальности перед нами стоит действительно глобальная и очень ответственная задача! Задача по поиску пути оптимального развития человека и различного рода общественных институтов в становящейся реальностью искусственноумной среде обитания.

Александра Перышкина. И развития личности. Нам необходимо всеохватывающее, объемное просвещение, а не туннельное видение в рамках своих узконаправленных компетенций.

Георгий Ободков. И, разумеется, развития личности, как правильно добавила Александра Перышкина.

Роман Бисеров. Еще, Георгий Ободков, попрошу добавить в повестку дня и формирование совершенно новой личности. Молодое поколение всегда чем-то отличается от прежних поколений, но современные молодые люди, столкнувшиеся с невероятными возможностями научно-технического прогресса, качественно другие. В чем-то они такие же как мы, а в чем-то совершенно иные. Нам их сложно понять, им нас. С этим надо что-то делать.

Георгий Ободков. Конечно, Роман Бисеров. Разберемся, поймем и что-нибудь посоветуем. Не волнуйтесь. Рекомендации выработаем и внедрим.

Борис Топорков. Взаимодействие человека с новыми технологиями и воздействие технологий на человека. Это такая сложная тема я вам скажу.

Георгий Ободков. И этот вопрос мы, разумеется, тоже рассмотрим, Борис Топорков.

Елена Ушкина. Влияние на человека, личность экономических аспектов современных виртуальных технологий. Сейчас не человек подстраивается под экономику. А экономика подстраивается под человека. Интернет вещей позволяет персонализировать заказ. Потребителя приучили к комфортному обслуживанию. Все что угодно. Только плати.

Георгий Ободков. Разумеется, Елена Ушкина. Разумное потребление, как «спасательный круг» для экономики, попавшей в «омут» производства ради прибыли, мы также подвергнем тщательному анализу.

Олег Думов. Надо еще рассмотреть и формирование новых социальных образований, и их влияние на человека.

Георгий Ободков. Олег Думов, мы рассмотрим и этот вопрос, а также влияние на нашу жизнь виртуальных сетей, искусственного интеллекта и Интернета, как основы «облачной жизни» не только человека, но и всевозможных баз данных.

Олег Думов. Что касается поиска пути сбалансированного развития государства, общества, человека, то, я считаю, что необходимо разработать хорошо продуманную, мотивированную систему.

Борис Топорков. Что ж, займемся структурирование жизни в новой реальности. Проанализируем взаимодействие государства, общества и человека.

Олег Думов. Вы, Борис Топорков, как философ, конечно, смотрите на эту проблему со своей профессиональной точки зрения. Я же изучаю этот вопрос с точки зрения специалиста по теории социальных образований. Рассматриваю развитие человека, личности, общества, крупных социальных образований в их тесном взаимодействии и взаимовлиянии. Что более правильно, верно, удобно, жизнеспособно, с функциональной точки зрения, государство в рамках своих границ или открытое, глобальное общество?

Елена Ушкина. Я, как специалист по экономике, хочу напомнить вам, что переход в новую общественно-экономическую формацию, основанную на интернете вещей, роботизации высвобождает человека из сферы физического, механического и монотонного, однообразного интеллектуального труда. В связи с переходом на «рельсы» творческой экономики происходят качественные изменения в функциональном предназначении и использовании человека, общества.

Александра Перышкина. Человек и общество взаимосвязаны. Изменяя одно изменяем другое. Воздействие на человека или общество приводит к изменению не только воздействующего, но и его окружение. Я. как главный редактор медиакорпорации, могу вам точно сказать, что с помощью средств массовой информации возможно изучить интересы человека и общества, а затем подключится к ним и в интересах заказчика создавать и изменять существующие социальные связи.

Роман Бисеров. Я, как специалист, изучающий культурные образования в широком смысле этого слова, могу сказать, что глобальная, общая культура потребителя в настоящее время оттеснила высокую культуру творцов. Когнитивная борьба за умы людей направлена на воспитание узконаправленных помощников, обслуживающих «живых роботов», а не всесторонне развитой личности. все идет к тому, что обладать личностными особенностями будут не все люди, а избранные.

Александра Перышкина. Интеллектуальное развитие личности полностью управляемо. Идет работа над созданием человека контролируемого и полностью управляемого. Человек из «главной достопримечательности» становится «одним из них», «таким же как все». Фактическая индивидуальная творческая деятельность подменяется симуляцией этой деятельности.

Борис Топорков. Неужели в мире не будет ничего подлинного? Только копии копий. Симулякры. Отношение человека к меняющемуся миру, в целом, положительно. Новые технологии преобразуют, модернизируют, улучшают, коренным образом изменяют человеческое сознание и бытие. Мы теряем прежний культурный мир. Самодостаточные, самобытные люди незаметно уходят с арены жизни. Или нет? Старую форму и прежнее содержание надо переносить в новый цифровой мир? Или это невозможно и ненужно?

Георгий Ободков. Всякий переход от старого к новому сопровождается переходным периодом проб и ошибок. Эксперимент по созданию техно-социальных гуманистических химер проходит не всегда гладко. Я, как специалист по созданию больших баз данных, могу вам сообщить, что создание социальных образований на базе роботов вполне возможно.

Роман Бисеров. Как развитие в этом направлении повлияет на структуру живой материи? Что дальше будет с человеком и обществом? Качественно новые, другие люди – это уже не люди, а биороботы? Так называемые «служебные люди» с узконаправленным мышлением, конкретными компетенциями — это еще человек или уже нет в полном смысле этого слова?

Олег Думов. Человек, но уже не личность. Новое общество наполняется людьми, у которых отсутствует личность. Происходит обезличивание человека. Он теряет свою самобытность. Становится такой как все. А человек без личности – биоробот. Кстати, государство без самобытного исторического культурного кода – территория, пространство. Надо понимать, что рабочая среда глобальна, а личное пространство территориально.

Елена Ушкина. Человек – творец, а не послушный исполнитель чужой воли. Взаимодействие человека и машин не только неизбежно, но и необходимо. Роботы помощники, а не конкуренты человека. машинный интеллект бледное подобие человеческого интеллекта.

Георгий Ободков. Пусть роботы учатся, развиваются. Они наша искусственная оболочка. Добавление, а не замена нашего физического тела. Некоторых почему-то пугает перспектива создания глобального умного мира и нового человека-исполняющего, обслуживающего роботов. Нам надо не тормозить, а наоборот помогать роботам учиться, развиваться. Эдакое «воспитание» искусственного интеллекта. Робот будет таким какую изначально программную функцию мы в него заложим и какими ресурсами он обладает, в какой среде живет. Так что не стоит так уж бояться этих искусственных человеко-машин. Искусственные люди не такие страшные и опасные для человека и живой материи в целом, как это иногда преподносится. Роботы – как представители искусственной материи, скорее наши подобия, а не конкуренты. Роботизированная техника будет жить по своим логическим законам-алгоритмам, написанных человеком.

Олег Думов. Существует прямая зависимость любого социального процесса от окружающей интеллектуальной и духовной среды. При определенных условиях будут возникать те процессы и состояния в обществе, которые энергетически будут в полной мере соответствовать этим самым условиям. Если провести параллели человеческого общества с зарождающимся обществом «умных» машин, то мы можем на основе имеющейся у нас на сегодняшний день информации кое-что прогнозировать. У робота с искусственным интеллектом широкая специализация. У промышленных роботов, работающих только по заложенным в них конкретным программам, узкая специализация, компетенции. Если проаранжировать роботов по степени специализации, то получается все как у людей. Роботы-руководители и роботы-исполнители. Могут ли быть здесь какие-либо злоупотребления? Например, сговор человека и машины против другого человека или машины? Умышленная задержка в развитии для получения каких-либо преимуществ. Что ждет общество «умных» машин? Хитрость, коварство или честная игра? Я думаю, что касается сути, то у роботов все будет, как у людей. Один вид будет использовать другой вид для своего развития.

Елена Ушкина. Предлагаю исключить субъективное понимание, не имеющее ни чего общего с наукой. Нас ждет переход от производства ради прибыли к разумному производству по личным потребностям. Экономика подстраивается под каждого человека. Вместо потребления ради потребления и прибыли будет удовлетворение потребностей человека. Главная потребность человека – это творческое мышление. Вещь – это средство, инструмент, а не цель жизни. Разделение, специализация людей на принимающих решения, творящих, создающих и людей исполняющих, компетентных, функциональных всегда было и будет. При чем здесь зарождающееся «умное» общество человеко-машин?

Александра Перышкина. Обмен мнениями полезен. Даже если эти мнения не всегда корректно накладываются друг на друга. Может быть часть людей и окажется «лишней» для экономики, но не для творческого развития интеллекта. Необходимо людей переформатировать на новые ценностные ориентиры. Стартапы-вирусы, соревнуясь своей креативностью, экспериментируют над развитием искусственной материи. Квантовую нейросеть научили работать с квантовыми данными. Если мы научимся подстраивать, адаптировать реагирование ритмов биологических нейронов с ритмами искусственных нейронов, то мы очень ускорим обмен информацией при их контакте друг с другом. Конечно, это очень амбициозные мечты о биогибридно-улучшенных людях. Пока, мы еще далеки до этого.

Полина Спелова. Ученые нашли способ связать искусственные нейроны с настоящими! Куда нас заведет это оптогенетика? Это же гибель живой материи! Постепенное превращение живой материи в искусственную!

Жанна Быстрова. Что же здесь удивительного? Естественный процесс эволюции научной мысли и материи. Люди со временем перестанут быть людьми. И вообще. Мы – не люди. Мы – энергия! Энергия Космоса! Никто сейчас не отрицает, что любая частица представляет собой колебание в структуре некого поля. То есть колебание поля – это и есть проявление частицы. Например, в колебании электромагнитного поля проявляется фотон. Человек – это хорошо организованный, четко структурированный сгусток плотной материи, энергетический диапазон видимого излучения Космоса. Мы возникли из чистой энергии и опять в нее возвращаемся. Что же здесь удивительного, непонятного и страшного. Ничего ужасного я в этом не вижу. Это вовсе не смерть живой материи, а возможность ее транслировать через себя космические потоки энергии.

Полина Спелова. Искусственная материя будет управлять живой материей. Мы полностью будем зависеть от «умной» искусственной жизни.

Роман Бисеров. Надо проанализировать смысл первичного состава материи и энергии из которых мы состоим. Поняв из чего, мы состоим мы сможем понять, как это формирует наше сознание и разум Мы разумные существа. Наше физическое тело, сознание – это инструменты энергии, которые напрямую связаны с окружающими их энергетическими условиями Вселенной.

Олег Думов. Человек – это материя, познающая себя.

Жанна Быстрова. Вместо того чтобы гордится учеными, которые в поисках ответов на свои вопросы разрабатывают всякие физические модели, экспериментируют, совершают сногсшибательные открытия, получают гранты и вновь продолжают свои исследования, ты, проповедуешь все останавливающий консерватизм! Это откат в неведение!

Полина Спелова. В общем я не против прогресса, но надо все обдумать, взвесить, проверить на рабочей модели, а не бежать впереди «паровоза» эволюционного развития, декларируя к месту и не к месту свои якобы прогрессивные взгляды. Необходимо генетически спроектировать все досконально, а не будоражить неокрепшие умы населения. Зачем пугать простого человека, не обремененного соответствующими знаниями и культурой развития? У него и без этого стрессогенных ситуаций хоть отбавляй.

Борис Топорков. Как все перепуталось и взаимосвязано. С одной стороны действительность жизни, с другой стороны облачная симуляция, игра. Все перемешалось и стало единым. Уже практически невозможно различить, где правда, а где вымысел? Где истина, а где ее виртуальный суррогат?

Елена Ушкина. А зачем различать, разобщать единое целое? Возможности человека стремятся к синтезу, своему обогащению. Аккуратная, грамотная финансовая подпитка этого процесса и мы взлетим!

Полина Спелова. На воздух! Меня просто «воротит» от этой безбашенной науки! Ученые подвержены эвристической зависимости. Их надо всех психиатру показать. Если их вовремя с помощью дозированного финансирования не останавливать, то они и себя и нас всех погубят.

Жанна Быстрова. К чему эти консервативноупаднические настроения? Лучше давайте любоваться. Посмотрите, как радостно и важно шествует прогресс под бодрящую музыку оптимизма!

Полина Спелова. И главное, что ничего самим нам делать и не надо. Все за нас делают другие. Изучают, открываю, создают, живут качественной, насыщенной впечатлениями жизнью. А в это время основная масса населения потихоньку физически и интеллектуально деградирует. Воля к жизни, развитию постепенно атрофируются и отмирают.

Жанна Быстрова. Все когда-нибудь там будем. Так к чему грустить? Смело вперед дружно шагаем «тень» перегибов не замечаем!

Полина Спелова. Уже и плакатный «сленг» к этому делу подключили. На что дельное денег никогда нет, а на эти рекламнопропагандные истории всегда пожалуйста.

Жанна Быстрова. Жаль, что у тебя недостаточно развито креативное понимание настоявшей повестки дня. Не можешь всю яркость и сочность красок предстоящей перспективы увидеть. Надо тебе «прививку-чип» для ускорения интеллектуальных процессов быстренько организовать. И сразу всем довольна станешь. Какая-то ты вся зажатая. Посмотри какие мы все раскрепощенные, беззаботные. веселые. На нас смотреть хочется. И это не удивительно. Ведь мы излучаем успех!

Полина Спелова. Настоящий, а не назначенный, лидер всегда заботится о последователях, а с тебя пиар так и лезет во все щели, как тесто из кастрюли. Угомонись, остынь немного. Давай бизнес-продюсер и создатель личных брендов посмотрим, что там, на первом рабочем уровне, происходит.

Жанна Быстрова. Давай, боящаяся перемен и любительница «выученных уроков». Итак, уважаемые, довольно рекламных пауз! Внимательно смотрим, слушаем и анализируем кейсы успешных лидеров! Ток-шоу продолжается!

Александра Перышкина. Мозг либо развивается, либо постепенно разрушается. Он не делает различий между физическим и умственным опытом. Клетки мозга не делают никакого различия между реальным, то есть материальным, и воображаемым, то есть мысленным. Так же, как активированные нейроны влияют на наше физическое состояние, так же и мы сейчас должны все сконцентрироваться и в формате «мозгового штурма» создать новые «синаптические связи» между нашими идеями-нейронами и окружающей нас средой, которую мы хотим соответствующим образом преобразовать. Создадим «нейронную сеть» из концепций-идей в недрах нашего «общества-мозга».

Олег Думов. Стабильные «нейронные связи» нашего общества запустят серию определенных «химических реакций» в нашем социальном организме, которые позволят нам действовать, чувствовать определенным образом. Как нервы, которые используются вместе, связаны между собой, так и мы едины в нашем стремлении создать что-то новое, полезное для общества.

Георгий Ободков. Хватит болтать. Давайте выработаем наконец хоть какие-нибудь новые «условные рефлексы» у человека и общества. Усилим полезные и ослабим бесполезные серии стабильных «нейронных сетей» как требует того постоянно изменяющаяся реальность. Предлагаю осознанно сосредоточится на том, чего мы хотим достичь и создадим новую интеллектуально-духовную «сеть» для управления обществом.

Роман Бисеров. Я уверен, что положительное мышление несомненно даст запланированный нами результат. Надо только осознанно подойти к решению нашей задачи. Мышление может изменить физический мир и изменяет его постоянно на наших глазах. Вы только посмотрите. Внимательно посмотрите и убедитесь в правоте моих слов, увидев эти изменения своими глазами. Надо только уметь видеть. Не безвольно созерцать, смотреть, а усилием воли заставить себя увидеть окружающую нас реальность.

Александра Перышкина. Надо уметь сделать из любого события настоящую историю. Учебник жизни поможет нашему творчеству.

Борис Топорков. Торжественный «гимн свободы» всякому творческому началу! «Крик протеста» обыденному «тоталитаризму»!

Георгий Ободков. В таком случае, уважаемые, без креативности мы никуда.

Елена Ушкина. Сконцентрируемся, подключим нашу креативность и создадим качественно новый интеллектуальный «продукт». Предложение, от которого не смогут отвернутся держатели денег. Эдакий «лакомый кусок пирога» от которого не смогут отказаться любители хорошенько подзаработать на чужих идеях.

Полина Спелова. Как у них все просто.

Жанна Быстрова. Разумеется. Сейчас дела только так и делаются.

Полина Спелова. А откуда возьмется эта научная креативность?

Жанна Быстрова. Так специалистов хоть отбавляй! Наш интеллектуальный рынок их всех даже «проглотить» не может. Чужие рынки наших специалистов «осваивают». Помогают нам всех их хоть куда-то трудоустроить пока мы низкоквалифицированную человеческую массу из других регионов у себя трудоустраиваем.

Полина Спелова. Все это так. Мы экспортируем туда высококвалифицированный труд, а импортируем неквалифицированный. Неравнозначный обмен человеческого капитала получается. Отдаем больше, чем получаем. Разница в доходах не в нашу пользу.

Жанна Быстрова. Отсталый ты человек, Полина Спелова. Мыслишь старыми шаблонами, заложенными тебе в голову еще при «царе Горохе». Сейчас высшее образование не просто чей-то личный человеческий капитал, а фактор наращивания конкурентоспособности регионов. Это такой «пропуск» в высокопрофессиональную научную «корпорацию». Надо рабочие «места» на кафедрах университетов и научных лабораториях мирового прогресса занимать, а не замыкаться на штатной должности учителя-самородка сельской школы. Перспективу в разнице масштабов развития интеллектуальных возможностей и возможностей самореализации понимаешь? Или это уже сложно для твоего понимания?

Полина Спелова. Я, разумеется, за развитие нашего образования. Тратить деньги на образование – значить получить хорошие властные «дивиденды» в будущем. Перспектива понятна. Но, в чьем «кармане» контролирующий «ключик» от «входных дверей» в академический мир? В чьих головах находится соответствующая научно-профессиональная информация? Почему талантливые специалисты покидают наш регион? Это наша с вами недоработка.

Жанна Быстрова. Внутрирегионально мыслишь. С такими подходами и таким пониманием современной постановки вопроса мы будем вечно у «берега» на «мелководье» в плоскодонной лодочке с удочкой на волнах прибоя болтаться. Наша задача через деловое завязывание международных связей с современными университетами-корпорациями, производящими интеллектуальные результаты, выйти на широкий простор мирового экономического «океана» и там забросить свои «сети». Вот тогда будет действительно нанотехнологический «улов», а не рацпредложение кабинетно-цехового масштаба. Ясно?

Полина Спелова. Конечно, многое зависит от умения эффективно использовать личный опыт, но, если этот опыт недостаточно квалифицирован? Кто будет учить понимать, а не механически запоминать? Ведь надо же знать, как сделать. Если мы будем нашу «интеллектуальную нефть» качать туда, то кто здесь учить этих чудо-интеллектуалов будет? Может произойти снижение качества уровня образования и соответственно знаний. Вместо обещанного научного прорыва интеллектуальное отставание получается. Где мы тогда наберем достаточное количество людей, которые самостоятельно смогут решать всякого рода проблемы?

Жанна Быстрова. Это понятно. Снижение качества образования приводит к маргинализации человеческого интеллекта. Не вижу здесь ничего страшного. Образование будущего учтет индивидуальные интеллектуальные способности каждого. Профессиональные возможности находятся в прямой зависимости от степени талантливости человека. Создадим разноуровневые по сложности и широте охвата познавательные кластеры, которые будут базироваться на различных образовательных платформах. Например, ели кому-то не нужны или не по силам, высокоэстетические, наукоемкие «штучки», то им будет предложено дистанционное, компьютерное образование. Удаленное обучение позволит получать человеку знаний столько сколько он хочет. Не надо обучаемого принуждать к обязательному изучению ненужных ему, неинтересных предметных дисциплин. Надо щадить неокрепшие умы. Пусть человек получает знания дозировано. Не в ущерб себе. Конкретных профессиональных компетенций вполне достаточно для того, чтобы быть очень хорошим специалистом в своей области. Зачем познавать что-то «лишнее»? Это только будет будоражить умы и отвлекать от «острозаточенной», целенаправленной деятельности.

Полина Спелова. Знания стремительно обесцениваются, а опыт социальных связей, полученный при живом общении с преподавателем, умение его использовать для достижения поставленных целей, передача учителем технологий овладения новыми знаниями могут побудить человека заняться какой-нибудь наукоемкой деятельностью.

Жанна Быстрова. Это не всем надо. А, что касается получения свежей, конкретной информации, то институт перманентного образования вполне справится с этим. Не вижу проблем.

Полина Спелова. Физическое удаление наставника и ученика друг от друга это образовательный «тромб», который приведет к «застаиванию» научной «крови». Ведь спектр образовательных возможностей для недостаточно обеспеченных в финансовом плане людей будет минимизирован. Круг разносторонне образованных специалистов будет искусственно сужен до элитной, финансово обеспеченной «точки». А ведь «снять сливки» научных достижений возможно только хорошенько перемешав достаточное количество «молока». Необходимо как можно большее число учащихся знакомить с новыми, нетрадиционными, эффективными идеями.

Жанна Быстрова. Это очень затратно и не нужно. Зачем каким-то людям такой объем знаний? Надо сделать так, чтобы минимум интеллектуальных, физических, финансовых затрат принес экономике максимум полученного эффекта. Сейчас уже стало нормой, когда своей креативности недостаточно, то используют чужую. Можно и позаимствовать. Главное – результат. Наличие креативных идей. Их отсутствие вполне решаемо с помощью финансовой подпитки нужного направления развития. Покупка «лучших мозгов» на рынке труда вполне обыденная вещь. Короче, это не вопрос. Качественный интеллектуальный продукт на рынке мыслительной деятельности присутствует в изобилии. Торгуйся и покупай. Что же касается удаленного обучения, то оно принесет пользу всем, а не только нерадивым, мало чем интересующимся индивидам.

Полина Спелова. Я понимаю, что виртуальное обучение предоставляет прежде всего доступ к информации. Но, Интернет позволяет быть другим. Не таким, какой ты есть на самом деле.

Жанна Быстрова. Это же хорошо. У тебя одна жизнь, а у твоего виртуального двойника другая. Можно экспериментировать. Это же отличная учебная платформа. Вначале твои мечты воплощаются на площадке виртуальной жизни, а затем, пройдя там всестороннюю проверку на «живучесть», «вынимаются» их виртуального пространства и уже без лишних затрат времени и финансовых усилий успешно применяются в настоящей жизни. Искусственная жизнь в виртуальном пространстве должна нам облегчить настоящую жизнь, а не пугать нас своими открывающимися фантастическими возможностями.

Полина Спелова. Мы увлеклись. Предлагаю вернуться к нашему научному сообществу и разработанному ими всеохватывающему заключению целесообразности.

Жанна Быстрова. Полностью с тобой согласна. Погружаемся в ток-шоу!

Полина Спелова. Ток-шоу возвращается! Слушаем, смотрим, делаем выводы!

Георгий Ободков. Креативность не просто модное слово. Это «лакмусовая бумажка» продукта творческой деятельности, чтобы определить действительно ли это творческий продукт или это фикция. Нам надо создать что-то новое. Такое, что может быть использовано и применено на практике.

Борис Топорков. Кто может быть творцом?

Олег Думов. Человек может, а робот нет, потому что он просто имитирует разумную человеческую деятельность. Создать действительно что-то новое в человеческом понимании этого слова машина пока не может. Но она очень хорошая «рабочая лошадка».

Александра Перышкина. И человек этой «рабочей лошадке» не конкурент.

Роман Бисеров. У вас какие-то комплексы. Надо от них избавляться. Иначе отстанете в своем развитии. Пострадают не креативные личности, а тривиальные. Роботизированная техника вполне может заменить рутинную деятельность человека. Для этого она, собственно, и создается, а не для того, чтобы управлять человеком.

Елена Ушкина. Вербальная креативность у нас на высоте. А как насчет новизны и утилитарности? Эстетики и аутентичности? Наше предложение должно быть таким, чтобы не «выскочить» за пределы традиций. Полезность нашей идеи должна быть «якорем», удерживающим от «дрейфа» культурный код и, в тоже время, не превращаться в «тормоз», сдерживающий его развитие.

Борис Топорков. Но, как убедить окружающих в том, что мы сделали действительно передовой продукт? Наша творческая деятельность, пока что рассматривается с точки зрения потенциала. Как нам реализовать этот потенциал?

Олег Думов. Разумеется. Для этого нам надо учесть контекст, в котором происходит креативная деятельность. Степень популярности нашего предложения в социуме. На сколько общество поддержит такую перспективу своего дальнейшего развития. Главное никого не раздражать своей вычурной новизной. Не стоит выходить за рамки традиционности. И постараться получить от кого-нибудь грант на развитие и внедрение нашего проекта в жизнь.

Георгий Ободков. Нам всем надо изменить отношение к исторической трактовке и пониманию происходящих в нашем социуме процессов. Надо не исключать, разъединять, а жить одновременно в нескольких наших культурных слоях-системах одновременно. Надо делать упор не на поиск противоречий в этих системах, а на объединяющие друг друга прагматические начала. Одно и тоже явление имеет разные трактовки и разное значение для каждого социального образования. Надо оставить в прошлом всякого рода противоречия и объединить воедино наши возможности в независимости от местонахождения их носителей. Образование, разносторонние взгляды и подходы должны работать на свой культурный код, а не разрушать его ненужными распрями.

Роман Бисеров. Ради обоюдной выгоды надо подавлять ненужную информацию и фокусироваться на нужной, объединяющей информации, которая должна быть ключевой. Не стоит распылять в бессмысленных дискуссиях наши когнитивные функции.

Борис Топорков. Надо предложить идею по созданию новых креативных людей в нашем обществе. Эдаких всеядных, стрессоустойчивых, целенаправленных прагматиков, которые могут решать конфликты между представителями разных культур.

Александра Перышкина. Для этого надо развивать у них мультикультурную компетенцию.

Елена Ушкина. Нужна четкая, ясная, понятная идея, как нам развиваться дальше. И мы ее предложим тем, кто сможет нас финансово поддержать,

Олег Думов. Надо выработать и предложить отвечающий всем требованиям современного мироустройства смысл жизни. Это системный, стратегический вопрос. Ведь лишение человека смысла жизни. замена его накопительством, имиджем, статусом деформирует не только его личность, его духовное начало, но и его физические возможности. Неконструктивное воздействие на человека лишает его смысла жизни, смысла его развития. Если лишить человека нравственной свободы, то произойдет духовное загнивание человечества. Заменив смысл жизни на эмоциональное сиюминутное удовлетворение, мы задерживаем культурное развитие общества и его представителей. Пришло время освободится от жесткого внешнего «управления» предрассудков и догм. Надо думать всем нам, как из объекта культурной политики стать субъектом культурной политики. Нам необходим, как воздух, интеллектуальный суверенитет. Только так можно обеспечить эффективное внешнее управление над образовательными процессами. Кто, на основе достоверной информации, знает как, тот и управляет всем.

Георгий Ободков. Дело ясное. Нам надо найти тех, кто нашу идею профинансирует, чтобы ее теоретическую составляющую реализовать на практике.

Елена Ушкина. Отличная мысль. Дело за малым. Найти желающих финансово вложиться в наш гуманистический стартап.

Роман Бисеров. Вперед! На поиски денег!

Георгий Ободков. Решение принято, но в финансовом плане оно остается «туманным». Заседание нашего прогрессивного интеллектуального движения на сегодня объявляется закрытым. Всем спасибо за активное, деятельное участие.

 

Георгий Ободков, Борис Топорков, Елена Ушкина, Александра Перышкина, Роман Бисеров, Олег Думов встают со стульев и с деловым видом уходят со сцены (первого рабочего уровня).

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова встают со стульев, быстро спускаются на первый рабочий уровень (сцену) и уходят со сцены.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят, в центре, два столика и стула на высоких ножках. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова.

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова выходят на сцену (первый рабочий уровень). Они поднимаются на второй рабочий уровень и третий рабочий уровень. Осматривают сверху все рабочие уровни, зрительный зал. Спускаются на сцену (первый рабочий уровень).

 

Жанна Быстрова. Наше ток-шоу продолжается!

Полина Спелова. Реальная жизнь или ее реконструкция в ток-шоу, что интересней? Везде чувства, эмоции, отношения. Все перемешалось. И уже толком не понять, где жизнь, а где ток-шоу?

Жанна Быстрова. Разве мы пришли за этим? Для нас, что сейчас это важно? Нет! Движение вперед, познание неизведанного, расширение наших возможностей – вот, что важно! В этом наш интерес!

Полина Спелова. Сравниваем! Жизнь или ток-шоу? Слушаем, смотрим, делаем выводы!

Жанна Быстрова. Все внимание на сцену!

Полина Спелова. Сейчас это рабочее пространство наполнится смыслом! Ток-шоу продолжается!

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова поднимаются с первого рабочего уровня (сцены) на второй рабочий уровень. Присаживаются на стулья за столики.

 

На сцену (первый рабочий уровень) выходят Антон Говоров, Александра Перышкина.

 

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят, в центре, два столика и стула на высоких ножках. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова, Антон Говоров, Александра Перышкина.

 

Антон Говоров, Александра Перышкина неспеша усаживаются на стулья за столики, стоящие на сцене (первом рабочем уровне).

 

Антон Говоров. Здравствуйте, Александра Перышкина! Чем сегодня порадует, удивит, ошарашит меня главный редактор нашей медиакорпорации?

Александра Перышкина. Здравствуйте, Антон Говоров, руководитель медиакорпорации в которой я имею честь работать!

Антон Говоров. Довольно официальщины. Тем более, что я, тоже наемное лицо, как и вы. У нас с вами, как, впрочем, и у всех остальных работников нашей обширной медиакорпорации, один настоящий, истинный хозяин. Который, как вы знаете, вынужден проживать не здесь, а там.

Александра Перышкина. Разумеется, я знаю в части касающейся.

Антон Говоров. Так сложились обстоятельства, но сейчас не об этом наш разговор. Я пригласил вас к себе по другому вопросу. Как у нас дела на информационном «театре культурных действий»?

Александра Перышкина. На нашем «плацдарме» информационные «баталии» разворачиваются вполне успешно. Рейтинг наших информационных каналов уверенно продвигается вперед.

Антон Говоров. Хорошо. Очень хорошо. Приятная новость. Будет, что доложить, сами знаете кому. У меня с ним запланировано сегодня во второй половине дня онлайн общение. Кстати, хороший формат для обмена мнениями с деловыми партнерами. Рекомендую.

Александра Перышкина. Возьму на вооружение ваше указание. Хотя, разрешите доложить вам, что я и мои коллеги уже используем этот канал связи.

Антон Говоров. Приятно иметь дело с продвинутым в обмене данными в электронном виде на единой информационной платформе высококвалифицированным специалистом.

Александра Перышкина. Под вашим чутким инновационным руководством все своевременно модернизируется и легко внедряется в творческом коллективе нашей медиакорпорации.

Антон Говоров. Это вы правильно заметили. Работа нашей дружной команды единомышленников в возглавляемой мною медиакорпорации действительно акт творения, а не какая-то затасканная, «высосанная из пальца» фейковая информация. Хотя, если признаться честно, то и без этой «художественной выдумки» нам никак нельзя. Эта «неправдоподобная» информация позволяет скрывать истинное положение дел. Опять отвлеклись от темы. Вот уж точно говорят, что на уме, то и на языке. Увлекаюсь. Надо следить за собой.

Александра Перышкина. Ничего, ничего. Я вас очень хорошо понимаю и поддерживаю.

Антон Говоров. Да?

Александра Перышкина. Разрешите продолжить вашу мысль?

Антон Говоров. Так, так. Внимательно слушаю. Мне очень интересно ваше мнение.

Александра Перышкина. Любое произведение искусства, как финал творческого процесса, нуждается в заказчике. Творчество без заказчика не имеет смысла. Заказчик всегда есть. Надо только понять кто он.

Антон Говоров. Мы с вами прекрасно знаем кто он. Интересно, интересно. Продолжайте. Я весь во внимании. «Сгораю» от любопытства.

Александра Перышкина. Конечно, массовая культура отвечает большему спросу. Она доступна и понятна даже недостаточно образованным, в культурном плане, людям. С помощью виртуальных электронных сетей мы воздействуем на социальные сети людей.

Антон Говоров. Приятно общаться, когда наши с вами «приемники» настроены на одну волну. Извините, опять отвлекся. Нахожусь под эмоциональным впечатлением от предстоящего общения с самим хозяином.

Александра Перышкина. Понимаю. Я сама очень волнуюсь.

Антон Говоров. Спасибо, за поддержку. Приятно, когда у твоего собеседника развит эмоциональный интеллект. Так, о чем мы?

Александра Перышкина. В первую очередь развиваются технологии, которые через цифру способствуют информационному контролю.

Антон Говоров. Что поделаешь. Эти гибридные войны вынуждают нашу медиакорпорацию «уничтожать» неугодную информацию, базирующуюся на конкурентных технологических новинках в угоду своим кураторам.

Александра Перышкина. В смысле, руководителям.

Антон Говоров. Да, я это хотел сказать. спасибо за понимание. Дело в том, что надо проконсультироваться с самим по одному очень существенному вопросу, а этот вопрос еще не «созрел» окончательно. Что говорить ума не приложу. Когда управляешь многопараметрической системой нет времени все хорошо обдумать. Вот и допускаешь, иногда, ошибки.

Александра Перышкина. А давайте вместе подумаем?

Антон Говоров. Да, да… Потом… Так, о чем мы? Продолжайте.

Александра Перышкина. Но ведь не только информационными войнами «жив» человек. У нас много действительно свежих, полезных, образовательных программ со смыслом, а не только «культурных вирусов», пустышек-угнетателей, истощающих мозг, духовно и интеллектуально уничтожающих нас. Образование – это не механическое усвоение информации. Это образовывание человека.

Антон Говоров. Согласен. Сведения уменьшают неопределенность.

Александра Перышкина. В то время когда весь современный мир готовится перейти в очередной новый технологический уклад учебные заведения, научно-технические лаборатории и прочие гуманитарные «сгустки» общественности объединенные в различного рода объединения вынуждены «топтаться на месте» только лишь потому, что их эвристические идеи и стартапы не в достаточной мере финансируются. Прогресс замедляют не средства массовой информации со своей придуманной «шелухой», а деньги. Вернее, их отсутствие. Финансовые воротилы тратят деньги на сверхпотребление, чтобы подчеркнуть свой статус. А в это время суперумы буквально «задыхаются» от отсутствия финансовых «воздушных» потоков.

Антон Говоров. Да, да. Мне известна эта проблема. Но дело здесь не только в чьей-то жадности. Дело в рациональном минимализме. Если финансовые затраты на какое-то новшество произведены, то надо их отработать и еще получить прибыль. Если постоянно вкладываться в новшества, то откуда возьмутся на эти вложения деньги если от предыдущего вложения еще сполна не получена прибыль?

Александра Перышкина. Я это понимаю. Вначале надо прибыль «отбить», а потом уже в новое вкладываться. Бизнес и все такое прочее. Но есть такие прорывные, сногсшибательные темы, это я сейчас не о содержимом нашего творческого «портфеля» говорю, а о высокоинтеллектуальных социальных образованиях рассказываю.

Антон Говоров. Понимаю.

Александра Перышкина. Если их немножко поддержать финансово, то они могут перевернуть наше с вами бытие.

Антон Говоров. В смысле?

Александра Перышкина. Есть такие люди… У них такие невообразимые концепции… Минимум финансовых вложений и ракетой вперед!

Антон Говоров. Это вы сейчас вообще рассуждаете или конкретно?

Александра Перышкина. Конкретно и адресно!

Антон Говоров. Есть кто-то на примете?

Александра Перышкина. Есть!

Антон Говоров. Нам всем сейчас необходима помощь. Если бы нашлись сейчас такие люди, которые смогли бы действительно помочь развитию нашего бизнеса и не только, то тогда конечно. Можно было бы и похлопотать перед уважаемыми людьми о финансировании этого проекта.

Александра Перышкина. Есть такие люди! И не просто «люди», а сплоченная команда высокоинтеллектуальных единомышленников.

Антон Говоров. Мне необходим точечный ответ. Кто? Где? Когда? Вечером докладывать надо.

Александра Перышкина. Прогрессивное интеллектуальное движение. Его лидер – Георгий Ободков. Кстати, я тоже состою в этом движении.

Антон Говоров. Вот как! Я всегда предчувствовал, что у вас есть что-то нанобунтарское. Говорите, говорите.

Александра Перышкина. Наше движение базируется здесь. Мы открыты для общения и всегда готовы к тесному деловому сотрудничеству.

Антон Говоров. Очень хорошо! Значит так. Я сейчас переговорю кое с кем и вам сообщу наше решение. Сегодня представители интеллектуального движения могут встретиться с представителями нашего тесного круга заинтересованных лиц?

Александра Перышкина. Разумеется!

Антон Говоров. Чудненько! Значит так. Я к своим, а вы к своим. Будьте на связи. Как только вопрос решится, я вам сразу же позвоню. Ясно?

Александра Перышкина. Коллектив интеллектуалов ждет вашего звонка.

Антон Говоров. Насчет финансирования не беспокойтесь. Если идея стоящая, то мы ее оплатим. Как говорят воротилы большого бизнеса: «Купим с потрохами».

Александра Перышкина. Мы – не продаемся! А вот наши идеи, при соответствующем их финансировании, могут меценатам сослужить хорошую службу.

Антон Говоров. Отлично! Не будем тратить время. Приступаем к решению поставленной обоюдовыгодной задачи. Звоним.

Александра Перышкина. Прямо сейчас.

 

Антон Говоров, Александра Перышкина берут в руки смартфоны, звонят, разговаривают.

 

Жанна Быстрова. Сколько энергии! Какая экспрессия чувств и желаний! В таких ситуациях и познается человек. Кто ты на самом деле и чего хочешь?

Полина Спелова. В толпе люди теряют способность к нравственному выбору.

Жанна Быстрова. Это еще почему?

Полина Спелова. Предлагаемое нам информационное «месиво» таких вот проплаченных профессионалов предлагает считать самоочевидным то, над чем следовало бы задуматься.

Жанна Быстрова. Мораль – это всегда продукт террора! Ограничение свободы других.

Полина Спелова. Настоящее, искреннее счастье не нуждается в грандиозных, показных эффектах.

Жанна Быстрова. Самореклама никогда еще никому не помешала. Если, конечно, она выполнена профессионально. Поэтому взятие ответственности за самих себя – один из быстрых способов достичь успеха. И еще, что очень удобно, методы для достижения поставленной цели, можно выбирать по своему усмотрению.

Полина Спелова. Твои слова попахивают цинизмом.

Жанна Быстрова. Если вы хотите добиться успеха, то отбросьте всякие нравоучительные предрассудки. Чтобы за вами пошли надо обращаться к самой сущности человека – к его эмоциям, страсти и инстинктам. Жажда ярких эмоций, новых неизведанных ощущений и легкое, безучастное достижение успеха. Все это сдерживает безудержное «безумие». Направляет и управляет им.

Полина Спелова. Личное обогащение через порабощение воли других людей. Человек нашего времени неосознанно существует в окружающем его разукрашенном мире, а не живет в реальной действительности.

Жанна Быстрова. В этом-то вся и «соль»! Через интеграцию техники и мозга надо превратить жизнь в игру, а игру в жизнь. Не надо осознавать – это лишнее.

Полина Спелова. Прямо какая-то искусственная афазия. Раньше я думала, что повредить мозг можно только физически. Теперь я начинаю понимать, что несуразные идеи уничтожают наше осознанное отношение к происходящему не в менышей мере.

Жанна Быстрова. Надо относиться к личности – как процессу. И вообще сейчас в моде культурный гинандроморфизм. Ведь человек тоже в какой-то степени животное. Чем мы всяких насекомых и прочей живности хуже? Если животных приравняли к человеку, то тогда и человека надо приравнять к животным. Зеркальный ответ. Тотальное равноправие! Во всем! Человек свободен!

Полина Спелова. Хочется попросить тебя предъявить соответствующую справку из специального учреждения. Какой-то распад мыслительных процессов. Шизофренией за версту «несет».

Жанна Быстрова. Отсталый ты человек. все тебе, что-то мерещится. Один министр просвещения, в пошлое время, тоже сдерживал развитие региона. Даже лозунг какой-то там выдвинул. Правителям очень понравилось, а в результате этой искусственной остановки в культурном развитии регион потерпел сокрушительное поражение в войне. На своей-же территории. Вот ваши благие намерения к чему приводят. Так что нечего нас осуждать. Мы, как бурлаки, тащим регион вперед, а вы «веревки» нам «подрезать» стараетесь. С вашими мыслями в пещере в шкурах сидеть, а не на челноках в космос летать. Сердобольные нравоучители.

Полина Спелова. Надо не разъединять, а соединять. Результат реакции деления тяжелых ядер слабее результата соединения двух легких элементов.

Жанна Быстрова. Заумно рассуждаешь. Простой человек такого рода интеллектуальные «свистопляски» не понимает и не любит. Ему пошлые «грубости» подавай. Вот тогда ему интересно и понятно будет. Художественные сказки с мистическими ужасами ему приятней какого-то там разумнодокументального лектория.

Полина Спелова. Это не мы его, а вы его так воспитали, что человек все шиворот-навыворот видит.

Жанна Быстрова. Все мы хороши. А все оттого, что за «крайности» хватаемся. А надо бы по «центру» взяться. Вот тогда и дело спориться будет.

Полина Спелова. Хватит будоражить и щекотать умы наблюдателей!

Жанна Быстрова. Возвращаемся на первый рабочий уровень!

Полина Спелова. Погружаемся в ток-шоу!

Жанна Быстрова. Ток-шоу продолжается!

Полина Спелова. Что мы сейчас делаем?

Жанна Быстрова. Слушаем, смотрим, делаем выводы!

Антон Говоров. Наше с вами решение со всеми согласовано. Возражений нет.

Александра Перышкина. И у нас все в порядке. Все согласны.

Антон Говоров. Вашей команде интеллектуалов действительно есть что нам предложить?

Александра Перышкина. Разумеется! У нас уже давно все «на старте». Финансовый взброс и ваша команда решает свои проблемы.

Антон Говоров. Деньги будут перечислены, как только вы покажете «товар» лицом. До встречи. Не прощаюсь.

Александра Перышкина. До встречи.

 

Антон Говоров, Александра Перышкина встают со стульев и с довольным видом уходят со сцены (первого рабочего уровня).

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова встают со стульев, быстро спускаются на первый рабочий уровень (сцену) и уходят со сцены.

 

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят двенадцать столиков и стульев на высоких ножках образуя два треугольника по шесть столиков и стульев в каждом. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова.

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова выходят на сцену (первый рабочий уровень). Они поднимаются на второй рабочий уровень и третий рабочий уровень. Осматривают сверху все рабочие уровни, зрительный зал. Спускаются на сцену (первый рабочий уровень).

 

Жанна Быстрова. И вновь мы здесь! Что, в напряжении? Мы, тоже! Сейчас начнется!

Полина Спелова. Наша с вами задача — лично во всем разобраться. Заметить все подводные «камни», опасные» «пороги» в бурном потоке хитросплетений «реки» социальных взаимоотношений и межличностных связей.

Жанна Быстрова. Для решения этой задачи, что мы предпринимаем?

Полина Спелова. Слушаем, смотрим, делаем выводы!

Жанна Быстрова. Этим с вами мы сейчас и займемся!

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова поднимаются с первого рабочего уровня (сцены) на второй рабочий уровень. Присаживаются на стулья за столики.

 

На сцену (первый рабочий уровень) выходят Виктория Денежкина, Марк Ухватов, Кирилл Сомов, Антон Говоров, Семен Пташкин, Оксана Усикова, Георгий Ободков, Борис Топорков, Елена Ушкина, Александра Перышкина, Роман Бисеров, Олег Думов.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят двенадцать столиков и стульев на высоких ножках образуя два треугольника по шесть столиков и стульев в каждом. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова, Виктория Денежкина, Марк Ухватов, Кирилл Сомов, Антон Говоров, Семен Пташкин, Оксана Усикова, Георгий Ободков, Борис Топорков, Елена Ушкина, Александра Перышкина, Роман Бисеров, Олег Думов.

 

Виктория Денежкина, Марк Ухватов, Кирилл Сомов, Антон Говоров, Семен Пташкин, Оксана Усикова неспеша усаживаются на стулья за столики, стоящие на сцене (первом рабочем уровне) образующие один треугольник.

 

Георгий Ободков, Борис Топорков, Елена Ушкина, Александра Перышкина, Роман Бисеров, Олег Думов неспеша усаживаются на стулья за столики, стоящие на сцене (первом рабочем уровне) образующие второй треугольник.

 

Антон Говоров. Здравствуйте, уважаемые ученые-рационализаторы, сидящие за соседним столом!

Александра Перышкина. Приветствуем, вас уважаемые деловые люди, сидящие за параллельным столом!

Антон Говоров. Готовы к серьезному разговору?

Александра Перышкина. А вы готовы к насыщенной информацией дискуссии?

Виктория Денежкина. Хватит пугать друг друга конспирологическими фразами!

Георгий Ободков. Пришло время ясно обозначить точки взаимопонимания!

Марк Ухватов. Мы – люди дела.

Елена Ушкина. Поэтому мы к вам и обратились.

Кирилл Сомов. Деньги в красивые слова-пустышки не вкладываем.

Борис Топорков. Как не всякий исторический факт очевиден сразу, так и не каждая новая идея сходу приводит к реальному интеллектуальному прорыву.

Семен Пташкин. Нам необходим действенный метод, который будет полезен для практического применения. И желательно, чтобы его возможности стремились к безграничности.

Роман Бисеров. Мы используем разные подходы для решения проблем наших заказчиков-клиентов. Мы наугад не «стреляем по воробьям». У нас «точечные» исследования всех граней конкретного вопроса.

Оксана Усикова. Нам необходимы такие возможности современных технологий, которые бы результативно, быстро и эффективно манипулировали живыми организмами. Чтобы выжить и сохранить суверенитет темпов экономического роста и дальнейшего культурного развития нам необходимо осуществлять постоянный контроль над быстро изменяющейся и перемещающейся в культурном потоке социально-личностной макроструктурой. Если это возможно, то мы может оказать реальное финансовое влияние на развитие данной области нанотехнологий.

Олег Думов. Вам необходимы технологии, которые можно было бы использовать в интересах конкретных групп материально обеспеченных, хорошо образованных индивидов для осуществления самосборки социальных образований на основе «вирусных частиц» культурных кодов, «вырезок» и «вставок» соответствующих моральных принципов, идей и личностных особенностей в «живую ткань» того или иного социума для получения необходимого результата?

Антон Говоров. Да. Нам необходимы универсальные, фундаментальные принципы процесса самосборки, которые будут распространятся на широкий спектр социально-экономических позиций в том или ином слое экономически активного населения.

Георгий Ободков. Чтобы индуцировать самосборку необходимого вам, искусственно созданного социума, вам придется либо постоянно раскошеливаться, приобретая не только созданные стартапами продукты управления «единицей» или целым социальным «множеством», на создание которых требуется время, но и мозги, которые этот продукт разработали. Вы это вынуждены будете делать, чтобы заставить систему доставлять необходимую для ее построения информацию и собирать ее по порядку, либо используете ее внутреннюю динамику для построения конечной заранее заданной структуры. Рекомендую придерживаться второго подхода. Конечно, он более затратный, но эти затраты разовые. Тем более если учесть, что созданная нами глобальная стратегия позволит получить колоссальную власть над финансовыми, культурными, интеллектуально-идейными, потоками всей планеты, причём это влияние будет осуществляться, как в осознанном, так и не осознанном режиме разума живой материи.

Виктория Денежкина. Мы хотим оперативно использовать предложенную вами концепцию-инструмент для осуществления распространения необходимого нам образа социального мироустройства. Мы ищем конкретные методы мировоззренческой борьбы со всякого рода инерционными анахронизмами, мешающими развитию создаваемого с помощью современных нанотехнологий искусственного, умного культурного общества.

Елена Ушкина. Создать всеобъемлющий по своему воздействию на умы людей стартап гораздо труднее, так как необходимо соответствующее финансирование, с которым, как вы сами понимаете, всегда возникают почему-то какие-то трудности, чем разработать разовый стартап-рекомендации с узконаправленным воздействием на какую-то конкретную область развития.

Семен Пташкин. Все это нам понятно, но так работает весьма специфическая система стимулов по поиску молодых, перспективных специалистов.

Борис Топорков. А вы в курсе, что и эти используемые вами в своей практике стимулы для молодых, амбициозных интеллектуалов на рынке новых идей уже не увязываются с традиционными трудовыми моделями.

Оксана Усикова. Мы в курсе, что некоторые предприимчивые люди организовывают стартапы, в надежде, что если им повезет и найдется покупатель на их идею, то они заработают хорошие деньги и более не будут нуждаться в финансах. Научные открытия для них просто средство и не более того, чтобы получить свободу от необходимости трудиться в поте лица, чтобы прокормить себя.

Александра Перышкина. Конечно, стартап – наглядное свидетельство того, что та или иная команда в состоянии разработать полезный продукт, имеющий соответствующую рыночную стоимость. Стартап явное доказательство профессиональных способностей создавшей его команды единомышленников.

Антон Говоров. И работодателю легче сделать выбор. Информационная асимметрия для него снижается. Товар на лицо. Сразу все ясно.

Роман Бисеров. Если посмотреть на стартапы, как на полезное дополнение к рынку труда, а не из «кожи лезущее», быстрорастущее «безумие», то ситуация становится более рациональной.

Марк Ухватов. Мне надоели разговоры о миссии и намерении изменить мир не наполненные конкретным содержанием. Большинство основателей стартапов хотят всего лишь заработать хорошие деньги, чтобы удовлетворить свое «эго» и свои материальные запросы.

Кирилл Сомов. Все эти надуманные во всякого рода кружках интеллектуалов-интеллигентов антиутопии порождают в своей массе иждивенческий радикализм. Простому человеку, пусть даже он будет «семи пядей во лбу», для достойной, качественной жизни нужны деньги. Любой ученый ради денег сделает все. Даже пойдет на преступление, сославшись, что он все это делал не для себя лично. а якобы для всего человечества. Науку превратили в «фиговый листок», прикрывающий всякого рода сомнительные эксперименты и исследования.

Марк Ухватов. Мы люди другого круга и иного полета. Для нас деньги – это просто один из инструментов власти.

Кирилл Сомов. Нам, уважаемые стартаповцы, лекции здесь читать не надо. Нам конкретный властный инструментарий нужен. Если у вас он имеется в наличии, то предъявите, если нет, то тогда всего хорошего и успехов вам в поиске дурачков-меценатов.

Марк Ухватов. Мы «воздух», пусть даже от будет завернут в красивую виртуальную упаковку, не покупаем.

Олег Думов. Спасибо за откровенность, но в таком случае разрешите и нам ответить той же «монетой». Люди, имеющие низкий уровень квалификации, делают ошибочные выводы, принимают неправильные решения и при этом не способны осознать свои ошибки не из-за своего упрямства, а просто потому, что они не знают.

Семен Пташкин. Я, представитель народа, меня избрали на этот почетный пост, по-вашему, недостаточно образованные избиратели?

Борис Топорков. Это говорит о том, что мы пришли сюда обсуждать с вами серьезный вопрос. У нас к вам имеются конкретные наукоемкие предложения. И сводить все к денежному вознаграждению для нас не имеет смысла.

Оксана Усикова. Тогда предлагайте нам это ваше «наукоемкое предложение», а не занимайтесь нанолиберальной болтовней.

Роман Бисеров. Вы – финансовые воротилы от бизнеса. Мы – интеллектуальные воротилы от науки. Так что предлагаю разговаривать на равных. Мы не в ночном клубе. Поглядывая с высока, бесцеремонно совать нам деньги за резинку нижнего белья нам не надо. Мы – играем сольную партию, а не находимся на подтанцовке.

Антон Говоров. Уважаемая, Александра Перышкина, что здесь происходит? Вы обещали мне серьезное, конструктивное отношение к нашей проблеме, а здесь какой-то кордебалет!

Александра Перышкина. Здесь какое-то недоразумение, Антон Говоров. Непреднамеренное столкновение различных взглядов, точек зрения на одно и тоже явление. Я уверена, что мы сейчас разберемся с этим досадным диссонансом.

Виктория Денежкина. Дело ясное. (Обращается к сидящим за своим столом.) Они нам ничего не скажут пока мы им не заплатим. (Обращается ко всем присутствующим.) Ну, и сколько вы хотите за свою «интеллектуальную девственность»?

Елена Ушкина. Наша интеллектуальная собственность не продается! Мы предлагаем вам обоюдовыгодное сотрудничество.

Семен Пташкин. Вы толком нам скажите, что предлагаете! Как «зайцы» свои «мысли-следы» путаете.

Борис Топорков. Когнитивные искажения и критическое мышление. Не надо путать одно с другим.

Оксана Усикова. Это что аморально или противозаконно?

Олег Думов. Это просто не перспективно.

Марк Ухватов. Вернемся на «рельсы» конструктивизма.

Роман Бисеров. И мы искренне хотим этого.

Кирилл Сомов. Ну, что там у вас такого конфиденциального? Говорите мы никому не скажем. Ваши наработки сами использовать будем.

Марк Ухватов. Так и быть, оплатим наши с вами расходы.

Елена Ушкина. Затраты для вас будут небольшие, но все-таки придется вам для своей же пользы раскошелиться. По крайней мере это гораздо дешевле, чем строить где-то на островах бункеры для своего спасения от вероятной опасности.

Виктория Денежкина. Может кредит возьмете? Могу предложить на выгодных условиях.

Елена Ушкина. Спасибо, отдавать нечем.

Марк Ухватов. И нам без надобности.

Кирилл Сомов. Свои деньги на счетах имеются.

Виктория Денежкина. Всякое большое дело начинается с кредита. У вас, что «свободных» денег достаточно?

Александра Перышкина. Для осуществления нашего проекта необходимы не только деньги, но и симбиотический союз науки и бизнеса.

Кирилл Сомов. Предположим. Что дальше?

Борис Топорков. Развитие научной и экономической мыслей взаимозависимо и полезно друг для друга.

Марк Ухватов. Обоснуйте, разверните свой тезис.

Елена Ушкина. Повышается их устойчивость к кризисам. Более глубокое понимание этого процесса позволяет разработать эффективные технологии восстановления роста экономики и науки благодаря свободному движению научных мыслей-потоков и финансовых потоков вложений.

Антон Говоров. Продолжайте, продолжайте.

Роман Бисеров. Фирма-донор и научная лаборатория-партнер создают особую структуру, научно-производственную платформу, посредством которой с минимальной затратой времени и финансовых ресурсов обмениваются друг с другом необходимой для своего развития информацией.

Олег Думов. Они постоянно укрепляют и развивают себя через обоюдовыгодную модернизацию друг друга.

Семен Пташкин. Необходимо провести анализ данной информации о возможности и целесообразности создания таких симбиотических ассоциаций.

Оксана Усикова. Надо протестировать предлагаемую вами единую «экосистему» тесного взаимодействия по различным интеллектуально-финансовым направлениям.

Георгий Ободков. Идеи могут быть разные, но направление у нас с вами должно быть одно. Всякого рода индивидуальные отклонения от задаваемой нашим проектом нормы, которые можно увидеть в различных социальных, экономических и физических системах нашего исторического развития – это результат отсутствия условий для плодотворного единого генерального направления развития.

Марк Ухватов. Я так и предполагал. Вначале, как и полагается, поток общих слов, фраз, предложений, а самое главное, основное потом.

Кирилл Сомов. Тактика физического выматывания и интеллектуального забалтывания. Мне это хорошо знакомо. Используется при проведении деловых переговоров.

Антон Говоров. Георгий Ободков, довольно проверять нашу компетентность и способность к адекватному восприятию нестандартной информации.

Семен Пташкин. Мы опытные представители широких народных масс. Со всевозможного рода проектами, вносимыми на рассмотрение в наш законотворческий институт, знакомиться за считанные часы до голосования приходилось. И ничего. Как видите все живы, здоровы. Главное – седых первопроходцев, создавших с помощью переформатирования прежнего положения дел, рыночные отношения на фундаменте приватизационных потоков не «вытесняйте» из властных кабинетов. Это наша история. Ее беречь, сохранять, романтизировать надо в назидание наших потомков. Пусть знают героев тех славных рейдерских баталий. Вестернизация, романтика той эпохи и никакой ревизии результатов приватизации.

Оксана Усикова. Будем надеяться, что ваши нововведения положительно отразятся на формировании современного информационного общества под руководством молодой поросли креативных чиновников-бизнесменов, находящихся у административно-финансового «руля» регионов, страны? Надо интересы местной, здешней элиты, а не тамошней продвигать и лоббировать.

Александра Перышкина. Разработанная в недрах прогрессивного интеллектуального движения, лидером которого является уже известный вам Георгий Ободков, стратегия взаимовыгодного развития учитывает все основные ваши пожелания и чаяния. Слово для раскрытия всех нюансов нашего интеллектуального проекта предоставляется Георгию Ободкову!

Марк Ухватов. Наконец-то! А то я уже от скуки зевать начал.

Кирилл Сомов. Работаете по всем правилам современных технологий шоу-бизнеса. Вначале незначительная информация для «разогрева» публики, а потом основное выступление «звезды» интеллектуального ток-шоу.

Георгий Ободков. Новизна и ценность нашей научной стратегии развития заключается не только в нестандартном подходе к привычному для всех положению дел. Это совершенно новое мировоззрение. Существующие моногамные культурно-экономические теории не способны успешно преодолевать причины периодически происходящих мировоззренческих потрясений. Поэтому мы, представители прогрессивного интеллектуального движения, и разработали рабочую модель единого развития представителей нашего социума с учетом исторических коллизий. Эта интеллектуальная модель позволяет более эффективно развивать человеческую систему на всех регионах нашей планеты.

Антон Говоров. А поконкретней можно рассказать о разработанном вами новом методическом инструментарии реализации намеченной вами цели. В чем заключается проблема ограниченного доступа к интеллектуальным ресурсам представителей нашего региона?

Георгий Ободков. Разумеется. Для этого мы здесь все и собрались. Идея нашего мегапроекта интеллектуального взаимодействия различных представителей нашего региона на единой информационной платформе в рамках исторически развивающейся инфраструктуры. Что надо сделать, чтобы перейти на единую интеллектуально-мировоззренческую платформу, управляющую развитием нашего региона? Для этого надо не разделять социум опираясь на разнонаправленные взгляды по тем или иным конкретным вопросам, а объединять наше взаимодействие на едином историческом коде. Разнообразных, специфических дорог много, но все они должны вести в одну сторону, к единой цели – объединению разрозненных усилий всех представителей нашего региона и выходцев из него по тем или иным причинам. В независимости от того, где находятся представители нашего культурного кода они должны иметь возможность, на базе нашей культурной платформы, осуществлять как живое, естественное общение друг с другом, так и цифровое взаимодействие в культурном, профессиональном, экономическом русле единого развития нашего региона. Даже если некоторые общественно-политические взгляды находятся в дискуссионном противоречии – это не должно оказывать удручающего воздействия на единую культурную платформу. Все представители нашего культурного кода должны всегда быть едины и ни при каких обстоятельствах не распадаться на части. Они должны знать, что они не каждый сам по себе, а единое целое, одно общее, один путь. Объединяющее «сильное» взаимодействие культурного кода по общим вопросам должно быть гораздо сильнее любого «слабого» взаимодействия разнонаправленных векторов личных взглядов по существу какого-либо частного вопроса. Относительно же основного вопроса – объединяющего культурно-исторического начала – противоречий никаких не должно быть. Идем все вместе к единой цели – самобытного, свободного, волевого, властного начала. У нас есть все возможности. Объединим свои усилия для успешного решения наших задач, приближающих нас к властному началу энергетических возможностей общего разума, размещенного на культурном коде-платформе.

Антон Говоров. Ваш интеллектуальный стартап предлагает сформировать глобальную социальную экосистему. Общество – макроорганизм и человек – микроорганизм на единой культурной платформе вступают, как в живое общение, так и осуществляют цифровое взаимодействие. Таким образом никакие расстояния физические, социальные, мировоззренческие, экономические не будут препятствовать единству нашего культурного кода.

Александра Перышкина. Мы избавимся от синдрома социально-экономической «ксеномелии». Все представители нашего культурного кода будут воспринимать себя и других его представителей, как, целостный социальный организм единого мировоззренческого «тела».

Борис Топорков. Таким образом продуктом предлагаемой нами «эволюции» является не только сам человек, но и его внутренняя духовная «микрофлора».

Олег Думов. Все дело в том, что человеку нужен человек. Живительная тяга к физическому или цифровому единству, «родству душ». Только единый социум, базирующийся на культурной платформе, имеющей глубокие исторические корни, успешно способен пережить любые общественные «ураганы» и «цунами», искусственно создаваемые чуждыми мировоззренческими «вирусами», имитирующими справедливость, свободу, доступность, активно внедряемыми в единый организм нашего культурного кода.

Роман Бисеров. Все эти усиленные попытки «хозяев идей» осуществить сбой, ведущий к духовному разложению, культурной деградации в «генетическом коде» нашего социума, аннулируются выработанной за многовековую историю тягой к масштабной сплоченности и единству.

Елена Ушкина. В результате внедрения разработанной нами интеллектуально-духовной модели единого социального образования произойдет не только широкомасштабная трансформация человека, социума, но и снимутся все экономические препоны. Предлагаемый нами глобальный проект подразумевает и экономическое взаимодействие, объединение интересов, на обоюдовыгодной основе, для достижения глобальных целей.

Марк Ухватов. Идея интересная. Однако. Я должен заметить, что в деловых объединениях, частично находящихся там, а частично здесь, по-разному смотрят на организацию идей широкомасштабного бизнеса по восстановлению единой экономики.

Кирилл Сомов. Как правило, возникающие проблемы решаются кулуарно в офисах корпораций. Мы понимает, что отсутствие определенной прозрачности экономической системы ведет к некоторому непониманию и становятся, иногда, для деловых людей неприятным сюрпризом, что ведет к застою, кризису и прочим негативным последствиям.

Семен Пташкин. Мы, конечно, понимаем, что эти ловкие «маневры», искусно расставленные «сети» делают свое дело на глобальном рынке экономики, но таковы правила игры. Кто-то «раздувает пузырь», кто-то наживается на возникающем экономическом хаосе, а кто-то все теряет, становясь экономически не самостоятелен.

Оксана Усикова. Сейчас манипулируют не только сознанием людей, но и их кошелками, финансовыми счетами. Как изъять их содержимое, чтобы снизить финансовую независимость. Лишившись своих накоплений, человек становится более покладист, управляем, зависим. С ним можно тогда спокойно работать. «Лепить» из наемного туда, что вздумается. И вот тогда, чтобы жить, человек вынужден будет работать, а не рассуждать о своих интересах и правах.

Антон Говоров. Так что и в прежней системе есть свои «плюсы». Хотя, конечно, предлагаемая вами ее кардинальная модернизация тоже имеет свои «лакомые кусочки». Усиленная роботизация производственных процессов делает человека не нужным, лишним звеном в конвейерном производстве. Снижение себестоимости. Роботы не требуют повышения своего благосостояния – это конечно хорошо. Но, что делать с высвободившейся рабочей силой? Переизбыток человеческого капитала может привести к его девальвации. Как поддержать интерес человека уже не к физическому и механическому, а творческому труду? Как стимулировать интеллект создавать что-то новое? Ведь человек хочет и должен трудиться иначе он деградирует, в физическом, интеллектуальном направлениях. И растворится, как личность, в вечном потреблении товаров и услуг, произведенных роботами, наделенными машинным интеллектом.

Елена Ушкина. Мы понимаем вашу озабоченность. Вам нужен новый «механизм ссудного процента» обеспечивающий нормальный баланс интересов и рисков. Вы хотите, чтобы мы дали вам высокоинтеллектуальный «кредит» доверия, чтобы обеспечить вас «свободным капиталом», «подушкой безопасности». Для получения вами искомого результата, мы разработали «механизм согласования интересов» региона, бизнеса, общества с интересами каждого конкретного человека. Прежде всего необходимо будет исключить производство ненужных, низкокачественных, товаров и продуктов. Необходимо внедрять высококачественное, персонализированное производство по необходимым требованиям. Разработанная нами научная парадигма подразумевает, что целью эволюционного развития является сам человек, его интересы.

Семен Пташкин. Мы, конечно, понимаем, что сейчас время идей. Идеи управляют людьми. быть идейным модно. Однако, почему-то человек предпочитает выбирать не свою мечту, а что-то приземленное, в его понимании надежное.

Борис Топорков. Надо искренне верить в себя.

Оксана Усикова. Допустим. Что дальше? Что будет с человеком, когда поставленная вами цель будет достигнута и станет реализовываться при помощи квантового компьютера со скоростью мысли?

Георгий Ободков. Предлагаемый нами новый способ мышления позволяет, изменив свои отношения, став более гибким в частных вопросам для пользы единства, создать общее понимание на базе культурного кода и перейти на общий язык общения с окружающим нас Космосом. Превращение энергии в мысль, а мысли в энергию позволит человеку общаться с космическим пространством и его «обитателями». Понимать их и взаимодействовать с ними. Ведь энергия – это способность производить изменения во всем, что нас окружает. Вот к таким возможностям мы и стремимся. Надо начинать мыслить качественно иначе. Тогда и результат будет качественно другой.

Антон Говоров. Очень глубоко и чересчур широко. Отложим пока в сторону гиперэстрогеновые идеи все объединяющей посредством культурной платформы яркости, живости и рода. Начнем с чего попроще. Для объединения здешних и тамошних жителей нашей планеты на основе единого духовного начала необходимо кое с кем переговорить. Сами понимаете, что большие дела делают большие деньги, а этими финансовыми ресурсами обладает определенный круг лиц, который не всегда хорошо известен властям, а тем более широким массам населения. Необходима серьезная, всесторонне изученная, консультация с этими людьми. Чтобы предотвратить распад единого целого надо выявить и четко сформулировать главную его причину. Осознать и понять, как работает тот интеллектуальный «механизм», который «заточен» на разрушение. И уже потом дать «ход», «запрограммировать», предложенный вами, новый «омолаживающий» механизм «энергополей» культурного кода.

Роман Бисеров. Только чересчур не затягивайте с этим делом. А то пока вы будете скрупулезно с помощью интеллектуальных «алгоритмов» интерпретировать и изучать метаданные нашего «предложения» в это время «конкурирующая фирма» будет получать за счет вашей нерасторопности сверхприбыль во всевозможных областях жизнедеятельности. Сколько можно выступать в качестве бесплатных «доноров» для более шустрых парней в котелках и смокингах, выдающих себя за обширно развитых джентльменов.

Олег Думов. Наша стратегия побуждает активировать могущественный потенциал не для перспектив осуществления элитами прямолинейного управления социумом, а прежде всего позволяет опережающими темпами развивать и менять мышление человека, сохраняя ценностное ядро его культурного кода путем невидимой, неформальной корректировки развития живой материи внешней, автономной структурой, которая сможет эффективно и системно менять психоисторические смыслы бытия.

Виктория Денежкина. Предложенный собравшимися здесь интеллектуалами алгоритм поведения и развития интересен. Система обучения и наставничества элит и общества без сомнения действенный инструмент, но требует определенных финансовых вливаний, которые невозможно пока осуществить без соответствующего одобрения человека, которому все это принадлежит.

Александра Перышкина. Так согласовывайте с собственником вашего обширного бизнеса. Теряем не только время, но и возможность влияния на судьбы живой материи. Пора уже отказаться от хаотичных разнонаправленных «скачков» и, выработав оптимальный курс развития, продолжить движение.

Антон Говоров. Не так быстро. Собственник, от которого все зависит, находится не здесь, а там. Он покинул этот регион и проживает сейчас в другом. Чтобы с ним связаться необходимо время.

Георгий Ободков. Только без искажений, правильно изложите ему суть нашего предложения, которое заключается в формировании над-элитной структуры, которая научит концептуально мыслить, заложит ценностную базу и психоисторические смыслы. Кстати, эта структура будет на «закрытая» для своих, а «открытая» для всех желающих жить в едином культурном пространстве. Это «вакцина» для широкого потребления, а не для избранных. Она призвана решать цивилизационные проблемы культурного кода на основе традиций прошлого и передовых идей настоящего, а не местнические интересы отдельных номенклатурных индивидов. Мы предлагаем повысить качество жизни через объединение на единой идейно-экономической платформе основных интересов представителей культурного кода в независимости от того, где они проживают. Все эти представители, как носители культурного кода, составляют одно целое, которое может быть гибко, эластично, тягуче, но неделимо. Никакого деления на «ваших» и «наших». И «там» и «здесь» – мы все представители единого целого. Внутри этого целого возможны дискуссии, но снаружи мы – единый монолит. Физически мы можем находиться везде, но духовно, профессионально, культурно мы не должны отдаляться друг от друга, а, наоборот, искать общие точки соприкосновения, сближаться, поддерживать друг друга и, как единое целое, постоянно развиваться, обогащая себя опытом прошлого и знаниями настоящего, двигаться только вперед в направлении будущего.

Виктория Денежкина. Жаль, что многоуважаемый Родион Базов лично сам не присутствует здесь и не принимает участие в нашем деловом разговоре.

Елена Ушкина. Так надо было его пригласить. Сейчас бы все и решили, не откладывая «на завтра».

Антон Говоров. Многоуважаемый Родион Базов, к сожалению, проживает там. а не здесь. И потом – это не простой человек с улицы, чтобы его вот так запросто взять и позвать куда бы то ни было. Родион Базов – это настоящий «олигарх». В свое время, он, благодаря близости к руководству, смог «сделать» себя с «нуля». Он из когорты людей, которые знают, как заработать предприятию прибыль и как заработать себе предприятием прибыль. Он бенефициар корпорации. Он председатель совета директоров ряда предприятий. И достиг он этих высот благодаря самоотверженному труду и глубоких знаний. Вначале директор завода. Затем генеральный директор производственного объединения крупнейшего в мире завода. Он – создатель корпорации.

Виктория Денежкина. При его непосредственном участии создан банк, в котором я, после одобрения Родионом Базовым моей кандидатуры, являюсь управляющей. Под руководством Родиона Базова, в свое время, приватизирована вся инфраструктура, которая расположена на территории различных независимых регионов. Родион Базов основной владелец и президент корпорации. Председатель совета директоров и других групп предприятий в разных уголках нашего региона и за его пределами.

Оксана Усикова. Вы, что не знаете его? Разве Александра Перышкина не говорила вам кому на самом деле принадлежит медиакорпорация в которой она работает главным редактором?

Александра Перышкина. Извините, разговор, как-то не заходил. И потом, вы же знаете, что у нас не принято «болтать лишнее».

Антон Говоров. Это действительно так. И у меня, как руководителя этой медиакорпорации, к моему главному редактору в плане корпоративной конфиденциальности нет никаких вопросов. Она формат регламента, подписанный мною и утвержденный самим высокоблагородным Родионом Базовым, не нарушает и соответствует занимаемой должности.

Кирилл Сомов. Крепкая аттестация. Это хорошо, когда есть преданные нашему бизнесу люди.

Марк Ухватов. Родион Базов – выходец из прошлого времени! Достаточно известная, крупная фигура на экономическом «олимпе» транснациональных корпораций.

Семен Пташкин. Он действительный член ряда академий, доктор наук, кавалер орденов и медалей, почетный гражданин города, обладатель и лауреат различных премий и владелец мощнейшей в мире корпорации.

Роман Бисеров. Большого масштаба личность! Какая «гора» в мире экономики!

Олег Думов. И почему же эта глубокоуважаемая персона проживает не здесь, а там?

Борис Топорков. Здесь так нужны самобытные, креативные профессионалы такого запредельного уровня.

Антон Говоров. Создатели социально-экономической «матрицы», в которую был так удачно «вмонтирован» Родион Базов сошли с руководящей арены. Пришли новые «игроки». На Родиона Базова начались «наезды». В целях безопасности, он получил иностранное гражданство и выехал за рубеж, продолжая оттуда руководить многочисленными проектами на этой территории и в других независимых регионах.

Семен Пташкин. Я знаком с Родионом Базовым давно. Еще с тех времен. Это выдающийся производственник переходного периода и один из лучших директоров из прошлого времени. Недавно, выезжал за рубеж по делам и встречался там с президентом и председателем совета директоров корпорации. Наши задушевные беседы-воспоминания по истории того непростого времени пускали даже слезу у этого смелого, ничего не боящегося человека.

Елена Ушкина. Масштабная фигура. Таких людей надо не отталкивать, а притягивать. Это же готовый форпост наших интересов и влияния на мировую экономику.

Георгий Ободков. Вот бы пообщаться с глубокоуважаемым Родионом Базовым лично. Мы бы ему все «по полочкам» разложили. Я уверен, что он все поймет и наш проект поддержит.

Антон Говоров. Я в кратчайшие сроки свяжусь с Родионом Базовым и сообщу вам его решение по этому вопросу.

Борис Топорков. Отлично!

Виктория Денежкина. В таком случае, если у вас все, то спасибо за информацию и до встречи в расширенном формате.

Георгий Ободков. У нас все. У вас к нам есть какие-то еще вопросы?

Антон Говоров. У нас нет. До свидания.

Елена Ушкина. Всем до свидания.

 

Георгий Ободков, Борис Топорков, Елена Ушкина, Александра Перышкина, Роман Бисеров, Олег Думов, Виктория Денежкина, Марк Ухватов, Кирилл Сомов, Антон Говоров, Семен Пташкин, Оксана Усикова встают со стульев и с деловым видом уходят со сцены (первого рабочего уровня).

 

Жанна Быстрова. Вот это баталия! Какие крутые повороты! Острые моменты! Неожиданный разворот и результат!

Полина Спелова. Ничего особенного. На обоюдовыгодной основе каждый получил. То, что хотел. Свои личные интересы прикрыли, как всегда, заботой о простом человеке. А если хочешь знать, то, по существу, кардинально, ничего не меняется. Обновляется «форма», а «содержание» остается прежним. Раньше тоже богатое дворянство, да и среднего достатка дворяне, мало что дали полезного и путного развитию культуры и «скрепам» общества. Бедные, служившие чиновниками, дворяне, получив соответствующее образование, двигали вперед культурно-социальные и общественно-экономические преобразования в регионе. Так что твой пафос «неооптимиста» подобен «мыльному пузырю» надутому «щеками» плутоватых игроков. В то время, ка «топка» экономики «коптит» и «тухнет».

Жанна Быстрова. Как, ты, можешь такое говорить! Твой пафос «неопессимиста» бьющий «затхлыми струями» со всех щелей получившего серьезные повреждения корпуса региона-корабля здесь подобен местному деревенскому остряку, который одолевает в споре интеллектуала исключительно с помощью своего несуразного тупоумия. Вместо того, чтобы всячески поддерживать разрабатываемые местными умельцами «идеи-экзоскелеты» для нашей наукоемкой экономики, ты подвергаешь сомнению дееспособность нашей самобытности и рост стандартизации нашей жизни, разворачиваемой на единой цифровой платформе культурного кода.

Полина Спелова. Довольно философской беллетристики о сказочных героях-одиночках, эдаких прозорливых мыслителях, бросающих в плодородную социальную «почву» концепцию-семя, из которого в результате инициации общественного интеллекта социума возрождается «птица Феникс» нашего духовно-интеллектуального, культурного и экономического величия.

Жанна Быстрова. А тебе хватит пугать простого человека супер-чипами способными превратить любого его носителя в послушного для трансмонополий биоробота-раба.

Полина Спелова. Вся эта ваша идейная «локация» и проработка «маршрутов» объединяющих в одно социальное целое людей живущих и работающих в разных концах света выдуманное псевдородство для более удобного манипулирования людьми при помощи чувства единого культурного кода. Будут ли правильными эти действия с моральной точки зрения?

Жанна Быстрова. При чем здесь мораль? Этичность зависит от последствий действия. Мне нравится предложенная группой интеллектуалов-энтузиастов идея. Конечно, есть определение риски. Поэтому тебе и предлагается взглянуть с непривычной точки зрения на рассматриваемую здесь культурно-социальную проблему. Самопознание. Обратного пути не будет. Конечно, этот путь не может быть легким.

Полина Спелова. Брось философствовать! Спустись на землю! Не отрывай людей от принятого потребления. Предлагаемые здесь нововведения отрывают человека от привычного, понятного. Зачем каждому выбирать принцип решения? Зачем жителю планеты, что-то вообще выбирать? Зачем эмитировать деятельность по якобы «самостоятельному» выбору? Все равно от нас ничего в этом мире не зависит. Все предопределено социальным положением индивида в обществе.

Жанна Быстрова. Хотим мы того или нет, но каждый из нас должен будет выработать собственные принципы решения задачи. Этого невозможно избежать. Надо отвечать. Скептик бросит решать эту проблему. Скептицизм не место для постоянного пребывания нашего культурного кода. Задача предлагаемой здесь концепции – «пробудить метание» нашего разума. Понять, что только в единстве наша сила. Постоянный дележ членов одного социально-культурного образования на «друзей» и «врагов» губителен для него. Он существенно замедляет его развитие.

Полина Спелова. Утилитаристская этика. Правильно поступать так, чтобы умножать общее счастье. Больше счастья меньше страданий. Боль и удовольствие управляют человеком. Стремление увеличить счастье естественно для человека.

Жанна Быстрова. «Пошатнувшийся» рассудок в сложных ситуациях. Отсутствие согласия – вот причина! Надо оценивать наибольшее счастье, а не превозносить до небес свой личный, местных культурный «лобок». Все зависит от ситуации, контента. Это честный процесс принятия решения. Согласие меняет отношение к деятельности. Сторонники утилитаризма тоже будут довольны от такого единства.

Полина Спелова. Самооправдание – главное при совершении поступка. Это эдакий «протуберанец» на поверхности морали, который и служит оправданием. Эдаким «квантовым притяжением» друг к другу.

Жанна Быстрова. Пришло время «пересадить» предложенную здесь идею в сознание непонимающего пользы объединения человека. А философию обреченности, всякого рода суеверия, трусость перед необходимостью принятия ответственного решения и несения за него персональной ответственности выбросить, как «мусор» вон.

Полина Спелова. Это не просто страх перед ответственностью. Это желание понять, что происходит в мире и чересчур не перестраховываясь, потихоньку, осторожно, не на ощупь, а освещая себе путь «прожектором» осознанного желания двигаться навстречу друг другу.

Жанна Быстрова. Хорошо, хорошо. Чересчур, бездумно на голом энтузиазме и «накачанных» эмоциях торопиться не стоит, но и плестись в «обозе» исторического развития социума тоже не разумно.

Полина Спелова. Сущность любого объединения определяет на сколько оно морально допустимо. Ведь у каждого есть свои моральные принципы. Ты точно уверена, что эти действия можно считать оправданными? Это противоречит морали или нет?

Жанна Быстрова. Если тебя так волнуют моральные дилеммы этого вопроса, то переосмыслим транскультурные принципы в новых обстоятельствах. Увяжем наше с тобой видение ситуации по допустимости объединения разнонаправленных интересов носителей единой культурной информационной платформы с последствиями этого объединения и получившимися результатами.

Полина Спелова. Ладно. Уговорила. Искусственно созданная и усиленно навязываемая обществу философия отчуждения ведет к разрыву единого целого социума и в исторической перспективе может стать угнетающим явлением, ослабляющим влияние культурного кода на человека. В таком случае давай посмотрим, что будет дальше. Как развернутся события на структурированных просторах нашего уютного ток-шоу!

Жанна Быстрова. Тогда вперед!

Полина Спелова. Идем.

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова встают со стульев, быстро спускаются на первый рабочий уровень (сцену) и уходят со сцены.

 

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

На первом рабочем уровне (сцене) стоят двенадцать столиков и стульев на высоких ножках образуя два треугольника по шесть столиков и стульев в каждом. На втором рабочем уровне стоят два столика и стула на высоких ножках. На третьем рабочем уровне стоит один столик и стул на высоких ножках. Жанна Быстрова, Полина Спелова.

 

Жанна Быстрова, Полина Спелова выходят на сцену (первый рабочий уровень). Они поднимаются на второй рабочий уровень и третий рабочий уровень. Осматривают сверху все рабочие уровни, зрительный зал. Спускаются на сцену (первый рабочий уровень).

 

Жанна Быстрова. Наше ток-шоу входит в интеллектуальное «пике»!

Полина Спелова. Смогут ли обе стороны прийти к общему знаменателю или набирающая обороты современная жизнь разорвет их «в клочья»?

Жанна Быстрова. Будем оптимистами!

Полина Спелова. Новоявленная культурно-цифровая трансформация человека позволяет полностью контролировать основные его действия, запросы, интересы, потребности, профессиональную деятельность и прочие функции его жизнедеятельности. По создаваемому человеком культурно-цифровому «шлейфу» продуктов жизнедеятельности, как по запаху можно быстро найти любого индивида в независимости от его географического местоположения.

Жанна Быстрова. А что, ты, хотела? Это глобальный проект «управляемого хаоса»! «Хозяева идей» на широких просторах сознания и подсознания человека ведут когнитивные «войны». Через процесс воспитания и обучения изменяют разумную природу человека, биометрические данные, сокращают личные контакты, распыляют коллективные связи, эмоции, чувства. Занижают свободу воли у человека. Приучают людей жить «онлайн».

Полина Спелова. Интересная вырисовывается картина. Прогресс развития цивилизаций запускает прогресс деградации человека и его личности. Куда мы все «мигрируем»? Мы